2009: из Италии в Турцию

По Средиземному морю: из Италии в Турцию или "Идеальное плавание".
С 3 сентября по 7 ноября 2009 года (66 дней в пути).
Пройдено: 812 миль (в среднем - 12 миль в день).

Яхта "Инфора", Италия - Турция, 2009 год, 812 миль, 66 дней

3 сентября 2009, четверг - Вернулись на лодку

Мы вернулись на нашу лодку, которая стояла, поднятая на берег, в марине Lagni di Sibari. Эта марина находится в юго-западном углу залива Таранто, недалеко от итальянского городка Sibari.

В Сибари мы приехали из Рима в половине восьмого утра. Поезд был такой же, как и тот, на котором мы ехали из Сибари в Рим – то есть сидячий. Но в этот раз нам повезло больше – в купе, кроме нас, было еще только один человек, так что мы смогли разложить кресла и с комфортом поспать. Соседом у нас был араб, он что-то читал по-арабски на исписанных вязью листочках.

Дверь из вагона открывалась вручную, проводника не было. Я сам открыл дверь, и мы вышли на перрон. Было свежо и прохладно. На душе было радостно – мы возвращались домой, на нашу лодку. У вокзала мы нашли такси, договорились, что нас отвезут в марину за 10 евро. По дороге заехали в супермаркет, купили гору продуктов. Наша марина находится далеко от города, поэтому мы постарались закупить продуктов побольше.

Наша лодка стояла как и прежде. С ней все было хорошо. Я отыскал лестницу, приставил её к борту и мы залезли на лодку. Открыв входной люк, мы ощутили неприятный запах – оказалось, это сгнила картошка, которую мы оставили в каюте. Странно, я был уверен, что в каюте будет сухо и жарко (да так оно и было), но картошка все-таки все равно почему-то сгнила.

Лодка так прогрелась на солнце, что герметик в щелях палубы размягчился под солнечными лучами и стал пачкаться. Обнаружив это, я постелил на палубу перед входом в каюту кусок картона, чтобы защитить нашу одежду. Стоять босыми ногами на тике было практически невозможно - он обжигал ноги. Мы подключились к электричеству, залили воду в бак. Вытащили из каюты вещи, которые обычно храним наверху, но на то время, пока уезжали, спрятали внутрь – тузик, подвесной мотор, кранцы, весла. На освободившееся место положили продукты и вещи, привезенные с собой. Эх, маленькая у нас лодочка. Очень тесно у нас, буквально повернуться негде. Все время что-то падает, разложить вещи как следует практически невозможно. Разложишь – и через несколько дней опять возникает бардак, потому что приходится постоянно перекладывать вещи с места на место, чтобы добраться до той вещи, которая тебе нужна. И с этим ничего невозможно сделать. Решить проблему можно только увеличением размера лодки.

В офисе марины меня ждал сюрприз – посылка из Швеции с деталями для двигателя и необрастающей краской. Я был уверен, что посылку придется ждать еще несколько дней, а она пришла сегодня. Отлично, значит, завтра сможем начать красить лодку. Хочется быстрее очутиться на воде, потому что на суше жить трудно – неудобно лазить по лестнице на лодку и, кроме того, на суше очень жарко. Шведы почему-то не прислали мне ремень для генератора, хотя я его оплатил. Наверное, забыли. Написал им письмо об этом.

Получил так же письмо из страховой компании в Англии. Я купил у них новую страховку, моя старая страховка заканчивается 1 октября. Без страховки от причинения вреда третьим лицам находиться в водах Италии и Греции запрещено – это закон. Когда у нас проверяли документы, то требовали только две вещи: визы и страховку на лодку.

Вечером Милая уговорила сходить меня на море, искупаться. Мы вышли из ворот марины и, повернув налево, долго-долго шли, но так и не дошли до моря. Хоть море тут и рядом, но подойти к нему невозможно из-за искусственной лагуны, вырытой для стоянки яхт. А чтобы обойти лагуну, надо идти больше часа. В конце концов мы плюнули на это дело и повернули обратно. Так нам и не удалось искупаться.


4 сентября 2009, пятница - Готовим лодку

Утром кто-то осторожно постучал в борт лодки и, пока я натягивал штаны, чтобы выйти посмотреть, я услышал, как кто-то возится у лестницы, приставленной к нашему борту. Удивленный, я вылез в кокпит и глянул вниз. Там было двое итальянцев, один из которых пытался убрать лестницу, приставленную к нашему борту. Увидев меня, итальянцы дружно улыбнулись и сказали мне «Бон джорно». Затем они попросили меня отвязать лестницу, которую я привязал веревкой к релингу, потому что сюда едет подъемник с лодкой, которую они хотят поставить на соседний кильблок, а наша лестница мешает этому подъемнику. Я отвязал лестницу, итальянцы её унесли, а я ушел в каюту завтракать. Пока мы завтракали, итальянцы поставили лодку на кильблок и принесли нам лестницу обратно.

Wi-Fi тут нет, но в офисе марины есть компьютер, с которого можно выйти в Интернет. Я давно хотел проверить – можно ли выходить в Инет через мобильный телефон с российской сим-картой, и мы решили это попробовать. У нас была карточка Билайн и мы, пока были в России, настроили доступ в Инет через неё. Подключение прошло успешно, мы проверили почту – новых писем не было. Вышли из Интернета и проверили счет на мобильнике. Оказалось, что хотя мы были в Интернете меньше минуты, с нас сняли 500 рублей. Мы, честно говоря, надеялись, что это будет дешевле. Значит, пользоваться GPRS-интернетом через роуминг – нереально. Слишком дорого.

После этого мы занялись мытьем лодки. Когда лодка стоит на воде, помыть её борта как следует не удается. Тщательно помыть борта можно только тогда, когда лодка стоит на земле – тогда можно пройтись губкой по всему борту. Мы протянули шланг от колонки, затем вдвоем взялись за дело – наносили на борта моющее средство «Аякс», терли борта губками и смывали струей воды из шланга. К сожалению, желтую полосу от водорослей, образовавшуюся вдоль ватерлинии, нам полностью оттереть не удалось. Но все равно, результат был хороший – борта засияли на солнце. Приятно было смотреть на чистую лодку.

Затем мы соскоблили остатки необрастающей краски с подводной части. Потом я подставил под правый борт два бревна, отодвинул лапы кильблока с правой стороны и покрасил те места на борту лодки, которые были закрыты лапами. Я работал с удовольствием. Приятно было заниматься делом, видеть результат своих усилий и ощущать в душе спокойствие и гармонию.

Когда струя воды, отражаясь от борта лодки, рассыпалась мелкими брызгами, в воздухе возникала радуга – и это было чудо. Маленькая, но самая настоящая радуга, сотворенная моими руками – в этом было что-то необыкновенное. Вода из шланга лилась очень теплая, мы с удовольствием подставляли себя под её струи и поэтому, хотя день был жаркий, мы провели его с большим удовольствием.

Милая навела порядок в каюте. Разложила вещи по местам и наконец-то мы смогли вздохнуть более-менее свободно. У меня часто спрашивают по поводу моей лодки – хороша ли она, какие у неё недостатки. Я отвечаю: главный её недостаток – размер. А все остальные её недостатки проистекают из первого. А так, в целом, для своего размера – отличная лодка.

Пока я работал, ко мне подошли несколько итальянцев. «Чао, капитано!» - поприветствовал меня один из них. Затем они стали расспрашивать меня – кто я, откуда и куда мы идем. Приятно было общаться с этими людьми – они такие веселые, добродушные. В них не чувствуется ни грамма агрессии. Удивительные люди, эти итальянцы. Мне они очень нравятся.

Мы закончили работу, когда стемнело. Я не чувствовал усталости, и еще хотел бы поработать, но стало уже темно. Воздух стал прохладнее, ветер стал дуть со стороны берега – начался ночной бриз. А днем ветер дул в обратном направлении – с моря на сушу. Уже второй день я наблюдаю такую картину. Хороший был день.


5 сентября 2009, суббота - Пожар

Утром нас опять разбудили, постучав в борт. Пришел служащий марины и принес мне письмо из Дувра. В нем оказались лампочки для моего компаса, которые я заказал в магазине, когда жил в Дувре, но не успел забрать. Они получили лампочки уже после моего отъезда и выслали их мне письмом, когда я им сообщил адрес марины, в которой оставил лодку. Причем денег с меня за эти лампочки не взяли, сказав, что это подарок. Письмо они выслали мне еще 20 дней назад, но получил я его только сегодня. Может быть, оно валялось где-нибудь в офисе марины и о нем никто не знал, а может оно и в самом деле так долго шло. Ну, как бы там ни было, лампочки я получил и теперь наконец-то сделаю подсветку компаса.

Сходил в местный яхтенный магазин, купил кисточки и валики для покраски. Затем мы стали покрывать лодку необрастающей краской. Начали эту работу мы поздно – в 12 часов, и это было ошибкой. Наверное, из-за жары краска стала слишком густой, ложилась толстым слоем и плохо растиралась. В результате нам хватило 2,5-литровой банки всего лишь на один слой. А когда я красил лодку такой же краской в Швеции, мне такой банки хватило на два слоя. У нас еще есть одна банка – 2,5 литра, и теперь мы будем красить рано утром и вечером, пока прохладно, чтобы банки хватило еще на два слоя. Сегодня вечером, в 7 часов, мы положили второй слой необрастайки. Заканчивать работу нам пришлось уже при свете фонарей.

Пока красили, естественно, вымазались. И, к своей досаде, обнаружили, что в кранах, которые торчат из-под земли на площадке, где стоят яхты, нет воды. Вчера вода была, мы мыли лодку из шланга, а сегодня – нет. Пошли в душ, хотя я думал, что и там воды не будет. Но я ошибся – вода была. Это было большое счастье.

Вчера я обнаружил на киле выбоину – неглубокую, площадью где-то примерно десять квадратных сантиметров. Кажется мне, что это след от жесткой посадки на мель на реке Рона. Мы там натолкнулись на что-то вроде бетонного блока. Заделал сегодня эту выбоину эпоксидной шпаклевкой. Думаю, этого пока хватит, вода в стеклопластик проникать не будет.

Днем мы ощущали откуда-то запах гари. Из-за леса были видны клубы дыма, вначале небольшие, затем все больше и больше. Мы решили сходить туда посмотреть. Выйдя из ворот марины, мы прошли немного вдоль дороги и увидели, что горит трава на поле возле дороги. Причем горело довольно обширное пространство, а в одном месте, где огонь подошел вплотную к дороге, он даже охватил росшие возле дороги деревья. Нам все это совсем не понравилось. Марина, где стояла наша лодка, была совсем недалеко и лишь узкая полоска асфальта отделяла её от огня. А что будет, если огонь перекинется через дорогу? Удивляло поведение итальянцев – хотя всю дорогу заволокло густым дымом, они, похоже, не обращали на пожар никакого внимания. Мы остановили одного парнишку на скутере и попытались уговорить его позвонить в полицию насчет пожара, но он только махнул рукой и сказал, что все нормально. Мы не поверили, что все нормально и еще несколько раз попытались завести разговор с итальянцами по этому поводу. Но все они говорили: «но проблемо». Мы удивлялись их беспечности. Наконец, мы нашли одну девушку, которая сносно говорила по-английски и она объяснила нам, что все это – запланированная акция и все под контролем. Что-то мне не верилось, что у них «все под контролем», потому что я видел огонь, готовящийся перемахнуть через автодорогу. Но делать было нечего, и мы пошли обратно на лодку. И только мы залезли на нашу лодку, как услышали вой сирены, и по дороге быстро проехала красная пожарная машина. Она остановилась неподалеку от места, где дым валил сильнее всего и вскоре дым исчез. Мы вздохнули облегченно. Не хватало еще потерять лодку на земле, от банального пожара. Ветер сегодня дул сильный (такой, что даже пришлось снять виндскупер, чтобы его не порвало ветром) и как раз в нашем направлении. Так что если бы огонь не потушили, он бы часа за два наверняка дошел бы до марины.

Второй вечер подряд мы слышим какую-то музыку, доносящейся из одного из домов, стоящих в марине. Похоже, какая-то группа репетирует. Они играют на фортепиано, бас-гитаре и барабанах. Еще изредка поют. Причем поют очень хорошо, и музыка у них хорошая. Интересно, может, мы присутствовали на рождении какой-нибудь знаменитой группы? Вечером, перед сном, мы сидели в кокпите и слушали эту музыку. Я наслаждался темнотой, звездами, теплым ветром, красивой музыкой и близостью любимой женщины. Это и есть Жизнь, в моем понимании.


6 сентября 2009, воскресенье - Покраска лодки

Мы решили встать пораньше, в 8 часов, чтобы пока не жарко завершить покраску лодки. Сказано – сделано. Встали рано, даже завтракать не стали, сразу взялись за работу. За полтора часа покрыли лодку последним, третьим, слоем необрастайки. Работать утром оказалось значительно легче, чем днем. Правильно поступают жители жарких стран: работают утром и вечером, а днем отдыхают – у них сиеста. Жители северных стран частенько смеются над южанами из-за такого их образа жизни, но я думаю, что это все просто от непонимания. Люди, живущие в определенной местности, вырабатывают определенные привычки, помогающие им жить наиболее комфортно, и над этими привычками не смеяться надо, а учиться им.

Потом я стал думать - как сделать так, чтобы можно было подвесной мотор от тузика прикреплять к яхте. На тот случай, если основной двигатель откажет. Конечно, у нас есть еще паруса – это замечательно, но что делать, когда понадобится заходить в гавань? Маневрировать под парусами в переполненной гавани – глупое занятие. Если бы удалось прикрепить моторчик от тузика на корму, он бы здорово помог в таких случаях.

Мне удалось придумать, как прикрепить мотор на корму без капитального строительства. На корме у нас имеется складная лестница и, после некоторых размышлений, я придумал, как её использовать для крепления мотора. Получилось хорошо.

В поисках деревяшки для изготовления крепления для мотора я забрел на свалку, имеющуюся в марине. Там лежат разбитые катера, яхты и даже один катамаран. А так же я с удивлением обнаружил там три спасательных плота. Два из них были выпотрошены из контейнеров и лежали бесформенными грудами на земле, а один был упакован в контейнер. Контейнер, правда, весь развалился, но плот, лежащий внутри, выглядел неповрежденным. У меня нет спасательного плота, и я подумал, что неплохо было бы взять этот плот с собой. Хоть он и выброшен на свалку, но, скорее всего, был еще в рабочем состоянии. Но плот этот был восьмиместный и имел немалые габариты. Я думал-думал, куда мне его положить, но так и не придумал. Место на крыше рубке у меня занято тузиком, на баке лежит якорь… а больше плот некуда приспособить. В общем, я не стал брать этот плот, вместо этого решил его надуть. Дернул за веревочку – и плот сработал! Раздалось громкое шипение, и через минуту на земле стоял большой черный плот с оранжевым тентом. Я после этого, честно говоря, все-таки пожалел, что надул его. Если бы я знал наверняка, что он рабочий, то, наверное, все-таки придумал бы как его запихнуть на яхту.

Но сделанного не воротишь. Я залез в плот и с любопытством осмотрелся. Внутри были два мешка с принадлежностями. В одном из них был аварийный запас воды в фольгированных пакетиках. В другом – разный инвентарь: весла, фальшфейеры и т.п. Рядом со входом в плот имелся карманчик, в котором был складной нож, привязанный к плоту веревочкой. Плот был восьмиместный, и я попробовал представить себе, как тут разместятся восемь человек. Получилось, что все должны сидеть вплотную друг к другу, причем поджав ноги к груди. О том, чтобы одновременно лечь всем восьмерым – и речи быть не могло. Я попробовал прилечь – получилось, что я при своем росте 170 см могу лежать поперек плота, но человек с ростом чуть выше моего уже не поместится. Н-да… Выживать (не дай Бог) в таком плоту было бы очень непросто. Для себя я сделал вывод: надо брать плот как можно большего размера (который позволяет твоя яхта). Иначе находиться в таком плоту будет сущим кошмаром.

Вытащили и почистили вертушку лага. Лаг у нас перестал работать уже давно, я думал, что вертушка лага засорилась. Но при ближайшем рассмотрении выяснилось, что вертушка вращается легко. Значит, не в этом дело. Видимо, отказала электроника лага. Ну, что ж, будем жить без лага. Он не очень нужен.


7 сентября 2009, понедельник - Крепление для подвесного мотора

Сходил к местному банкомату, снял деньги. Вначале запросил у него 200 евро, он пошуршал-пошуршал внутренностями и вдруг выдал сообщение, что деньги отдать не может. А мне уже пришла смс-ка, что деньги с карточки сняты. Забавно, думаю. Попробовал снять 100 евро – эту сумму он выдал. А затем пришла смс-ка, что на карточку вернулось 200 евро, «снятые» перед этим. Да, за этими банкоматами глаз да глаз нужен.

Потом сходил в офис марины, договорился о том, чтобы нас завтра спустили на воду. Девушка вначале решила, что мы хотим подняться из воды, но потом поняла, что у нас все наоборот. Заплатил я за это 72 евро.

После завтрака продолжил сооружение площадки для подвесного мотора на корме. Аккумулятор на дрели совсем стал плохой – еле держит заряд. Так что две дырки в нержавейке я сверлил часа два. Наконец, все сделал, закрепил мотор, полюбовался. Завтра, когда будем на воде, проверю все это в деле.


8 сентября 2009, вторник - Спуск на воду

На 11 часов у нас был назначен спуск на воду. Поэтому мы встали пораньше, в 8 утра, чтобы успеть позавтракать и подготовить лодку к спуску. Нам надо было собрать инструменты и вещи, разбросанные вокруг лодки и разложить их по местам. Этим нелегким делом мы занимались до половины одиннадцатого, затем я пошел искать крановщика.

Итальянцы в марине начинают работать с 8 утра, работают до 12 часов, затем у них перерыв до 15 часов, и потом они еще работают часа четыре. Помню, когда я поднимал лодку, у меня было назначено время как раз на после обеда. Я пришел к начальнику, показал квитанцию об оплате и объяснил, что хочу поднять мою лодку. Тот кивнул, а затем указал на человека, спящего в тени на раскладушке, и сказал, что, дескать, когда этот парень проснется, тогда и будем поднимать. Тогда меня это позабавило и удивило, а сейчас я понимаю, что все было правильно: в самую жаркую пору дня лучше не работать, а отдыхать, поспать часок-другой, а затем, с новыми силами браться на работу. В этот раз крановщик не спал, а сидел в будке своего крана. Он посмотрел квитанцию, которую я ему показал и сказал что-то вроде: «Ок, мистер. Через чиро минутес мы все сделаем».

Я понятия не имел, что значит «чиро минутос», но решил, что это недолго. Реально, ждать пришлось минут сорок. У них там случилась какая-то поломка с подъемником и мужик, залезши в чашу экскаватора, был поднят наверх и что-то там ремонтировал. Пока ждали, я занялся нашим туалетом. Милая мне уже давно жаловалась, что вентиль, который перекрывает сточную трубу из фекального бака, плохо поворачивается. А после стоянки на суше вентиль совсем перестал поворачиваться. Я понятия не имел, как решать эту проблему. Надо было как-то смазать вентиль, но он неразборный, как туда подберешься? В конце концов я просто напрыскал силиконового спрея снаружи в кингстон (пользуясь тем, что лодка стоит на суше) и это помогло – вентиль стал вращаться.

Наконец, подъемник приехал. Вместе с ним пришло двое итальянцев. Спокойно, не торопясь, они принялись за работу. Провели стропы под лодкой, затем посовещались, чуть передвинули стропы, обмотали их прозрачной лентой (чтобы не пачкать пыльными стропами лодку), связали стропы между собой веревкой (чтобы они не разъехались), подсунули деревянные клинья под стропу в том месте, где она касалась датчика эхолота (чтобы не повредить датчик). В общем, сделали все аккуратно, не торопясь и с полной ответственностью к порученному делу. Приятно было смотреть, как они работают.

Когда лодку приподняли, я подкрасил непрокрашенные места на киле – в том месте, где он опирался на опоры. Испачкал при этом руки и один итальянец позвал меня к себе, налил на руки какую-то жидкость и дал вымыть руки. Не знаю, что это было за средство, по ощущениям похоже было на жидкое мыло с песком, но отмыло оно все замечательно. Потом итальянец приобнял меня за плечи и стал расспрашивать: «Куда мы идем, в «Гречу»? - Да, в «Гречу», отвечал я. - Но ведь сегодня сильный ветер – Мы не сегодня пойдем, а дня через три (я не знал, как сказать это по-итальянски, поэтому сказал три раза «завтра»: «домани, домани, домани»). Итальянец все понял, дружески похлопал меня по плечу и ушел. От этих людей веет какой-то удивительной доброжелательностью. Или мне просто везет на хороших людей? Или я веду себя так, что привлекаю к себе симпатии простых людей, вроде этих работяг? Не знаю, но мне все это нравится. Вообще, лучшее, что я увидел за время наших путешествий – это люди. Прекрасные, отзывчивые, веселые, добродушные люди. Плохих людей было очень мало, буквально всего лишь несколько особей. Все остальные – чистое золото.

Подъемник отвез мою лодку к причалу и опустил в воду. Я зашел на лодку и первым делом проверил трюмы – не течет ли где вода. Все было в порядке. Рабочий сказал мне, чтобы я завел двигатель и выехал из бокса. Я завел двигатель и стал выходить из бокса. Минуты через две я почувствовал, что двигатель как-то странно себя ведет. Я сразу понял, в чем дело – я забыл открыть кран на топливном баке. Двигатель заглох. Я открыл кран и повернул ключ зажигания – и двигатель снова заработал. Ура. Я боялся, что, когда топливо закончилось, в топливную магистраль попал пузырек воздуха и придется заниматься процедурой его удаления.

Я решил испытать как будет толкать лодку наш маленький моторчик от тузика. Для этого мы пришвартовались возле заправки, затем я закрепил на лестнице площадку для мотора, которую я соорудил вчера, водрузил на него моторчик и завел. Затем запустил дизель, вывел лодку на середину канала, поставил дизель на «нейтраль» и попробовал идти под подвесником. Оказалось, что наш крохотный моторчик мощностью 2,5 лошадиные силы очень неплохо толкает лодку. Мы уверенно маневрировали по гавани и теперь я знаю, что в случае поломки основного мотора мы, дойдя до гавани под парусами, сможем зайти туда и пришвартоваться при помощи этого маленького моторчика. Лодка шла примерно со скоростью 2 узла, при том, что я открыл дроссель на моторе всего лишь на четверть. Давать большие обороты я пока не могу, потому что мотор новый и еще не прошел обкатку (обкатка для этого мотора составляет 10 часов, а мы накатали на нем пока лишь 2,5). В общем, мы с Милой были довольны. У нас появился запасной вариант на случай аварии. У конструкции, которую я соорудил, обнаружился единственный недостаток: тормозить мотором не получилось, потому что при развороте мотора (так, чтобы он работал винтом вперед), лестница, на которой он закреплен, начинает подниматься из воды (поскольку она закреплена лишь вверху на оси). Если как-то закрепить её снизу, то тогда и тормозить можно будет. Впрочем, торможение – это не очень важно. В любом случае, этот мотор мы собираемся использовать только для аварийных случаев.

После обеда Милая взяла такси и уехала в Сибари, в магазин, за продуктами. А я занялся дизелем – мне надо было сделать ему большое техобслуживание. В первую очередь, выкачал масло из коробки передач и из картера. Выкрутил и почистил масляный фильтр. Фильтр на моем старом двигателе не сменный (как на современных двигателях), а представляет себя набор стальных пластинок с узкими щелями между ними, которые отфильтровывают грязь. Этот фильтр надо периодически чистить, чем я сегодня и занимался: налил в стакан свежего масла и покрутил-пополоскал там мой фильтр. Затем протер гнездо от фильтра насухо бумагой и вставил фильтр обратно.

Вечером, ложась спать, мы достали теплые одеяла. До этого мы спали под одними пододеяльниками, но прошедшая ночь показала, что пора уже утепляться. Впрочем, по сравнению с Северной Европой, по которой мы путешествовали в прошлом году, здесь все равно очень жарко. На севере мы даже в середине лета всегда использовали тепловентиляторы для обогрева лодки, а уже об одеялах даже и говорить нечего – спать без них было невозможно. А тут – середина сентября, а мы даже пока и не думаем об отоплении лодки.


9 сентября 2009, среда - Хозяйственные заботы

Вооружили лодку парусами. С постановкой грота пришлось повозиться: этот хваленый Seldon-овский гик доставляет мне все больше и больше хлопот. В этот раз почему-то перестал двигаться грота-шкот. Он проходит внутри гика, вместе с двумя рифовыми веревками, и после полутора месяцев стоянки на суше, что-то там заклинило. Грота-шкот не желал двигаться ни туда, ни сюда. Я долго дергал все веревки, прыскал на блоки силиконовым спреем, и, наконец, удалось добиться, что все заработало. Поставили грот, стаксель, натянули лези-джек. Часа три мы провозились со всем этим.

Затем я занялся техобслуживанием двигателя. Сегодня мне надо было заменить топливный фильтр, цинковый анод и крыльчатку водяного насоса. Возился я долго, до самого вечера. После замены топливного фильтра двигатель отказался запускаться. Это, впрочем, не удивительно: ведь в систему попал воздух. Пришлось разбираться, как удалить воздух из топливопровода. Я уже делал это раньше, но забыл, как это делается. В конце концов, разобрался. Это оказалось довольно заморочистой процедурой.

Когда снял цинковый анод, вкрученный в корпус двигателя, я засунул палец внутрь камеры охлаждения двигателя и ощутил, что на дне этой камеры находится толстый слой рыхлых осадков – видимо, ржавчины. Ой-ой-ой, как глубоко, однако, проржавел мой двигатель. Наверное, он может сломаться в любой момент. Надо бы сделать ему капитальный ремонт – разобрать, промыть и почистить. Займусь этим в Турции.

При замене крыльчатки водяного насоса выяснилось, что у старой крыльчатки отломанной одна лопасть – значит, вовремя я произвел замену. Открутил трубу воздухозаборника и прочистил её. Внутри там был черный жирный налет, я, как сумел, вытер его бумагой.

Двигатель, после всех этих процедур, начал работать ровнее и тише. Пока я всем этим занимался, Милая помыла палубу, постирала вещи и зашила тент. Затем она сходила в офис марины и скачала прогноз. В ближайшие два-три дня прогноз обещает встречный ветер. Не сильный, но нам и самый слабый встречный ветер не подходит. Чтобы пройти засветло 55 миль, отделяющие нас от Таранто, нам надо идти со скоростью не меньше 4 узлов, а уже встречный ветер в 10 узлов не позволит нам идти с такой скоростью. Поэтому я решил, что мы будем стоять, ждать попутного ветра. Какое счастье, что у нас сейчас в запасе еще 80 дней визы и всего лишь 700 миль до Турции! Мы можем, наконец-то, путешествовать не торопясь.

Вечер был замечательный, очень красивый и тихий. Вода - гладкая, как зеркало и яркие звезды сверкали на небосклоне. И вдруг в 10 вечера неожиданно налетел шквал, заставивший накрениться нашу лодку. Тент от тузика взлетел вверх, и его удержала единственная веревочка, которой он был привязан к лодке. Много раз я уже убеждался: какой бы тихой не была погода, всегда нужно привязывать все, что находится на палубе, потому что погода может измениться стремительно.

Пошел дождь, все сильнее и сильнее. Левая потопчина у нас течет – и довольно сильно. Пришлось подставить тарелку под струйку. Тиковая палуба у нас сделана неправильно: доски шурупами прикрутили к пластику, и теперь через дырки от шурупов вода просачивается в лодку. Меня тянет содрать всю тиковую палубу и заклеить дырки эпоксидкой. Может, так и сделаю, когда приду в Турцию.

Но дождь длился недолго, вскоре погода наладилась.

Фотографий в этот день не делали.


10 сентября 2009, четверг - Мелкие дела

Утром я занимался разной нетяжелой работой: прикрепил сиденье на тузике так, чтобы оно больше не выскакивало, когда тузик сдувают, и сложил в тузик его принадлежности (привязав их веревками): насос, весла, бросательный конец, складной нож. Тузик (как обычно, в полусдутом состоянии) мы положили на рубку, привязали веревками и накрыли чехлом. Поднял флаги: российский на корме и итальянский под правой краспицей. Дал дизелю поработать минут двадцать – чтобы убедиться, что с ним все нормально. Читал лоцию Турции. Зародилась идея: зимовать не на юге Турции, а наоборот, на севере, в Стамбуле. А потом, на следующий год, из Стамбула пойти на юг, вдоль турецкого побережья. Ладно, посмотрим. Дойдем вначале до Бодрума, а потом будем решать.

В офисе марины, куда Милая ходила сегодня, чтобы заплатить за дополнительный день стоянки, на неё махнули рукой: стойте так. Ну, и хорошо. Сэкономили 20 евро. Хотели сегодня постирать чехлы от матрасов, но оказалось, что они не снимаются. Так что придется шить для матрасов новые чехлы, и делать их съемными, чтобы их можно было стирать. Здесь, в марине, полно комаров. Но «Фумитокс» от них спасает. Хорошо, когда есть электричество: воткнул фумигатор в розетку – и спи спокойно. Когда мы ночевали в каналах Франции, без электричества, то пользовались каким-то спреем от комаров – тоже помогало, но хуже.


11 сентября 2009, пятница - отдыхаем в марине

У меня есть веревка, длиной 100 метров, купленная еще в Англии. Веревка эта была на катушке, бумажные щеки которой постепенно истрепались и веревка петля за петлей начала соскальзывать с катушки, в результате чего совершенно запуталась. Сегодня я поручил Милой разобрать наконец-то этот «гордиев узел». Милая провозилась часа три. Чтобы распутать веревку, ей пришлось разрезать её пополам. После этого она уложила веревки в бухты и перевязала их веревочками. Теперь у нас есть две (вернее, три – потому что у меня есть еще одна длинная веревка) длинных, 50-метровых веревки. Думаю, они пригодятся нам, когда мы придем в Грецию. Все говорят, что там часто приходится заводить длинный конец на берег.

Я занимался другими делами: изготовил новые кранцевые доски. Старые доски у меня совсем развалились за время нашего путешествия. Я выбрал неправильные доски – из мебельного магазина. Они оказались клееными из реек. Клей, под действием влаги и солнца, постепенно потерял свои свойства, и доска стала расслаиваться на рейки, и после более-менее серьезного удара – сломалась пополам. Кроме того, надо было делать их более толстыми – миллиметров 20, примерно. У старых кранцевых досок был еще один недостаток – веревки, которыми они были привязаны к лодке, терлись о причал и постоянно перетирались. Поэтому новые кранцевые доски я сделал по-другому: взял две доски, положил их рядом, а сверху, на стык, прикрутил шурупами еще одну доску. Этим достигнуто две цели: во-первых, конструкция стала более жесткой и прочной, во-вторых, касаться причала будет теперь внешняя, наложенная на стык доска, поэтому веревки, которые продеты в доску, находящуюся во втором слое, тереться о причал не будут. Надеюсь, эта конструкция будет хорошо работать на практике. Кранцевые доски неоднократно доказали мне свою полезность, так что я теперь без них - никуда.

Починил полку в форпике, перебрал вещи в рундуках, выкинул ненужные бумаги из штурманского ящика. Установили программу для конвертации текста в аудиофайл. Надеялись с её помощью создавать аудиокнижки, чтобы слушать в море. Программа-говорилка оказалась забавной: озвучивать файлы она озвучивает, но таким смешным голосом, что серьезные книги ей читать позволить никак невозможно. Ладно, на худой конец, сойдет. А пока у нас аудиокниг достаточно – накачали, пока были в России.

Эта марина, Lagni di Sibari, в которой мы сейчас стоим, какая-то странная. Здесь выстроен огромный комплекс, состоящий из огромной искусственной лагуны, по берегам которой выстроены большие трехэтажные здания. В каждом здании – штук по 40 квартир, и большинство этих квартир стоят, что можно видеть по постоянно задвинутым жалюзи на окнах, пустыми. Например, в ближайшем к нам здании я насчитал лишь три освещенных окошка. Интересно, на какие средства содержится это комплекс? Людей тут мало, лодок тоже стоит немного (больше половины мест свободно), интересно – как они выживают?

Фотографий в этот день не делали.


12 сентября 2009, суббота - Завтра в путь

Установил в компас лампочку для подсветки. При этом выяснилось, что мне прислали не ту лампочку! Она оказалась на 24 вольта, а мне надо на 12. Тем не менее, я установил её в компас, потому что лампочка все-таки светит, хоть и очень слабо. Вечером попробовал – оказалось, что толку от неё никакого. Досадно.

Починил разъем питания эхолота. Из приборов, полученных мной вместе с лодкой, два уже не работают – анемометр и лаг. Остался только эхолот. Возможно, и он скоро выйдет из строя. Надеюсь, это произойдет не раньше, чем мы придем в Турцию. Эхолот – прибор важный.

Приготовил «аварийный набор» на случай пробоины: положил в пластиковый бокс деревянные пробки и эпоксидную замазку. Бокс положил на видное место на полке. Пусть лежит, на всякий случай. Надеюсь, он мне никогда не понадобится.

Скачали свежий прогноз. Ну вот, мы дождались попутного ветра. Завтра уходим. Ветер должен быть большую часть дня попутный, 5-10 узлов. Надеюсь, мы успеем дойти до Таранто засветло. Дни стали существенно короче по сравнению с серединой лета: если раньше в 5 утра было уже светло, то сейчас и в 6 еще темень. Восход солнца завтра в 6-20, заход – в 18-52. Таким образом, продолжительность дня завтра: 12,5 часов. Нам надо пройти 55 миль, то есть нам надо идти со скоростью 4,4 узла, чтобы успеть попасть в Таранто засветло. А если не получится – не беда. Таранто – большой порт, фарватер в него хорошо обставлен, так что трудностей быть не должно.

В офисе марины Милую спросили: «Когда уходите?» Она ответила: завтра. Денег с неё опять не взяли. В общей сложности, они нам подарили 60 евро. Сегодня к нам в марину приехало множество рыболовов. На катерах они стали уходить в море, чтобы через несколько часов вернуться с уловом. Улов, в основном, это небольшие рыбки, с ладонь величиной, по 10-20 штук. Многие ловят рыбу прямо в марине – здесь много рыбы, её видно сквозь воду. А ночью, судя по всплескам, здесь охотятся какие-то очень большие рыбы. Легли спать в 9 вечера. Будильник поставили на 5 утра – за 1 час 20 минут до рассвета. Завтра – в путь!

Фотографий в этот день не делали.


13 сентября 2009, воскресенье - В добрый путь

Встали в 5 утра, по сигналу будильника. Позавтракали, отдали ключ от душа и туалета (бросили его в почтовый ящик на двери офиса) и, в 6-25, вышли. Солнце только что встало, но уже полчаса назад было достаточно светло, так что я решил, что в следующий раз буду планировать выход на полчаса до рассвета. Пройдя каналом, соединяющим марину с морем, мы вышли в море. Вокруг, на разном удалении от берега, мы видели множество лодок и катеров. Это рыболовы-любители из нашей марины, пользуясь выходным днем и хорошей погодой, вышли на рассвете половить рыбку. Удивляюсь я этим людям: сам бы я ни за что не согласился вставать в такую рань без крайней необходимости.

Ветер был с запада, как и предсказывал прогноз. Вообще, прогноз сегодня был удивительно точен. Впрочем, этого следовало ожидать, потому что уже несколько дней подряд ГРИБ-файлы настойчиво предсказывали одно и тоже. Когда прогноз предсказывает позавчера одно, вчера – другое, а сегодня – третье, это означает, что надежность прогноза довольно низкая. Когда же прогноз настойчиво твердит одно и то же – то надежность его высока.

Волны не было, ветер был в галфвинд, мы подняли паруса и шли под ними и под мотором, делая 5,8-6 узлов. Если бы переход был коротким, миль 20, я бы заглушил двигатель и шел под одними парусами, но поскольку нам надо было пройти 55 миль, причем желательно проделать этот путь за 12 часов (столько длится сейчас день), то терять скорость было нельзя. В результате, мы проделали путь со средней скоростью 4,9 узлов, и пришли в Таранто засветло. Это нам сильно помогло, когда мы попали в неприятную ситуацию при швартовке (об этом позже).

Утром было довольно прохладно: мы надели свитера и теплые штаны. Температура в каюте была 20 градусов, а наверху, на ветру – градусов 15-18, наверное. Потом, по мере того, как солнце все выше поднималось над горизонтом, стало теплее, а к середине дня мы разделись, оставшись в одних плавках. Но все же было не так жарко, как в июле – тогда мы просто умирали от жары, а сейчас было вполне комфортно – температура была примерно градусов 25. День был облачный, солнце часто пряталось за облаками. Облака – это главное отличие осени от лета здесь, на Средиземке. Летом облаков почти не было, только над сушей, над которой к концу дня собирались кучевые облака. Сейчас же облака присутствуют на небе почти всегда.

Двигатель, после недавно проведенного техобслуживания, явно стал работать лучше – тише, ровнее и не дымит. Единственно, что плохо – заводится он по-прежнему с некоторым трудом. Эту проблему техобслуживание решить не помогло. Может, у меня просто аккумулятор уже стал старый и плохо держит заряд?..

Мы несли вахты по очереди – по два часа. Автопилот рулил, картплоттер держал курс. Задачей вахтенного было только наблюдение за морем и настройка парусов. Мы слушали аудиокниги, пока сидели на вахте, а сменившись с вахты, уходили вниз и читали книги на ноутбуке.

Видели дельфинов и больших, желто-коричневых, очень красивых медуз.

Ветер, в точном соответствии с прогнозом, сначала зашел, став дуть нам точно в лоб, затем отошел дальше к югу, вначале до галфвинда, а затем и до фордевинда. На подходе к Таранто повстречали большой контейнеровоз, идущий пересекающимся с нами курсом. У меня правило: никогда не качать права перед большими пароходами. Поэтому я сразу свернул в сторону и минут 15 ждал, пока контейнеровоз пройдет мимо. Затем прошел у него по корме и двинулся в сторону Таранто. А контейнеровоз подождал лоцмана, выскочившего к нему из порта на катере, и ушел на якорную стоянку, которую указал ему лоцман, покружившись на этом месте.

В яхтенную гавань Таранто мы зашли в 6 часов вечера. До захода солнца оставалось 40 минут. Я приметил свободное место в ряду стоящих яхт (собственно, свободных мест было много) и направил туда лодку. Ткнувшись носом в причал, мы обнаружили, что муринга здесь нет. Оказалось, что здесь лодки стоят с большими промежутками между ними, причем такими большими, что между ними может втиснуться такая лодка, как наша. Это очень необычно: в тех гаванях, которые мы посетили на Средиземке, лодки всегда стояли плотно, борт к борту. А тут – такая роскошь. Но для нас это означало, что надо выходить и вставать на другое место.

И тут случилась неприятность. Мы наехали на какую-то веревку, плавающую в воде (собственно, она даже не плавала, а была где-то под водой, поскольку я её на поверхности не видел). Я увидел, как веревка выпрыгнула из воды и сильно натянулась, и тут же перевел двигатель на «нейтраль». Попробовал снять веревку с помощью отпорника – не получилось. Стало ясно, что веревка намоталась нам на винт. Ну вот, и меня не миновала чаша сия. Мне стало досадно, но времени горевать не было – солнце садилось, и скоро станет темно.

Я надел маску и нырнул. Хорошо, что вода была теплая и прозрачная. К моему облегчению, срезать веревку с винта не пришлось. Я без особого труда размотал веревку с винта, и мы осторожно вышли. Встали на другое место. Там было два нормальных муринга, которые мы прицепили на корму, а нос привязали к причалу.

Подключились к электричеству, и, наконец, с облечением перевели дух. Хорошо то, что хорошо кончается. Если бы мы швартовались в темноте и в темноте намотали бы веревку на винт… не знаю, что бы я тогда делал. Подводного фонаря у меня нет, а размотать веревку на ощупь – не знаю, сумел ли бы я.

Милая осталась готовить ужин, а я пошел искать капитанерию. Нашел, но она была закрыта. Работает она с 9 до 17 часов.

Нашел туалет, причем, как здесь нередко бывает, женский туалет был закрыт на замок, открыт только мужской. Куда смотрят феминистки? Вот куда надо направить их кипучую энергию.

Координаты: N 40-28,686’ E 017-13,501’ Пройдено: 57,5 миль. Средняя скорость: 4,9 узла.


14 сентября 2009, понедельник - Таранто

Стоим в Таранто. У нас теперь новая концепция путешествия (благодаря 3-месячной визе): мы день идем, день стоим, осматриваем достопримечательности.

Утром сходили в капитанерию, заплатили 28 евро за день стоянки. Нашли супермаркет, затарились продуктами. Купили топлива. Затем я занялся двигателем: обнаружил, что в поддоне под ним скопилось примерно стакан мутной жидкости, похоже – смеси солярки и масла. У меня уже было так, в прошлом году, и кончилось это тем, что пришлось менять опоры двигателя. Поэтому я сразу стал с этим разбираться: подтянул болты на топливном фильтре. Это помогло, больше такая проблема не возникала. Милая сходила в город, пока я занимался двигателем, и нашла там Интернет. Когда она вернулась, мы взяли ноутбук и отправились в город, чтобы скачать прогноз из Интернета и, главное, чтобы осмотреть окрестности.

Таранто – красивый город (впрочем, как почти все итальянские города). Здесь множество старинных укреплений и красивых, хоть и обветшалых, зданий. Во многих местах ведутся реставрационные работы – чувствуется, что власти работают, чтобы сделать Таранто привлекательным для туристов. Пока же, похоже, туристов тут немного. И это хорошо.

Вдоль берега моря, по гребню старой оборонительной линии, состоящей из стены и бастионов, проложена современная дорога. Мы долго шли по ней, справа была бухта Таранто, и внизу, прямо под ногами, плескалась изумрудно-зеленая, спокойная и очень чистая вода. Были видны камни на дне. Очень красивое зрелище.

Потом мы несколько часов бродили по городу, зашли в Интернет-кафе, потом еще раз купили продуктов и вернулись на лодку. Было уже темно, сильный ветер, который дул весь день, стих, на небе высыпали звезды.

Я составил маршрут на завтра до Галлиполи и изучил прогноз. Он обещал вначале попутный ветер, который потом отойдет к югу и станет сильным: в конце пути, когда мы уже будем подходить к Галлиполи, ветер может раздуть до 10 м/сек. Поэтому в наших интересах было уйти как можно раньше, чтобы проделать большую часть пути при нормальном ветре. Так что я поставил будильник на 4-50. Рассвет завтра в 6-21. Примерно час нам нужен, чтобы умыться, позавтракать и собраться, таким образом, за полчаса до рассвета мы будем уже готовы. А за полчаса до рассвета уже достаточно светло, чтобы видно было, куда рулить.


15 сентября 2009, вторник - Gallipoli

Вчера я уснул сразу же, как только лег. Поэтому удалось нормально выспаться. Проснулся минут за 10 до звонка будильника, осторожно разбудил Милую. Было еще темно. Звезды густо усеивали небосклон. В порту, недалеко от марины, шла ночная жизнь. Какой-то пароход зажег ходовые огни и начал движение. Волны, поднятые им, докатились до лодки и стали её сильно раскачивать.

Мы позавтракали, собрались и ровно в 6 часов отошли от причала. Небо уже начало светлеть, хотя было еще темно. Мы зажгли ходовые огни, но на многих рыбацких лодках, темными силуэтами скользящими вместе с нами к выходу из гавани, никакие огни не горели. Ветра не было, поднимать парус было бессмысленно. Мы шли под мотором.

Через полчаса совсем рассвело и вскоре на востоке в разрыве низких облаков показалось солнце. Мир сразу стал лучше. Забавно: раньше я любил бродить в темноте по улицам, а так же слушать стук дождя, барабанящего по крыше. Сейчас же я не люблю ни того, ни другого. Теперь для меня темнота и дождь – не синонимы чего-то таинственного и уютного, а просто досадные помехи. Сейчас я люблю день и солнце.

Прошли входные ворота порта Таранто. Ветра все так же не было, так что я отправил Милую, все это время сидевшую со мной в кокпите и ожидавшую команды: «Поднимаем грот!», вниз – спать. Я остался на вахте. Делать было нечего, как всегда. Автопилот рулил, картплоттер показывал путь. Может быть, многим такая жизнь давно бы уже показалась скучной. Честно говоря, и мне это уже кажется скучным: вышел в море, прошел столько-то миль, зашел в марину. Все спокойно, все буднично, никаких эксцессов. Но я рад тому, что у нас сейчас все так просто и скучно. Развлекаться лучше на берегу, а в море я не хочу никаких «развлечений». Пусть уж лучше будет скучно. Тем более, что «развлечения», как от них не берегись, все равно рано или поздно нас находят.

Я ожидал попутного ветра. И ГРИБ-файл, и windfinder.com и прогноз погоды, который я взял в офисе марины – все твердо обещали, что сегодня будет попутный западный ветер. Но на самом деле, ветер дул с востока, то есть был встречным. Хорошо хоть, что не сильным. Волны почти не было, так что скорость не падала: мы стабильно шли 5 узлов. Прогноз также обещал, что с течением дня ветер будет отходить к югу, и к середине дня будет дуть оттуда. Ветер действительно отошел к югу, но не намного. Впрочем, этого нам хватило, чтобы мы смогли поднять паруса и пойти в крутой бейдевинд. Я на время выключил двигатель и замерил скорость под одними парусами. Она оказалась 2,5-2,8 узла. Поскольку нам надо было пройти сегодня 47 миль, двигаться с такой скоростью мы не могли себе позволить – тогда бы мы пришли через сутки. Поэтому мы пошли, как обычно, под парусами и мотором, делая около 5,5 узлов.

Плавание было спокойным. Я ожидал обещанного прогнозом усиления ветра (до 15-20 узлов) к трем часам дня и хотел пройти как можно больше до того, как это начнется, но прогноз сегодня оказался весьма неточным: ветер действительно усилился к 3 часам дня, но не намного – примерно до 12 узлов.

Днем стало жарко. Тонкая дымка облаков немного снижала яркость солнца, но все равно было жарко. Вахты мы несли по очереди, как обычно. В общем, было нормальное хорошее спокойное плавание. Больше о нем сказать нечего.

В 4 часа дня мы пришли в Gallipoli. Сунулись к одному причалу, но к нам подошел парень и сказал, что это частный яхтклуб, а марина находится дальше, за внутренним волноломом. Милая сходила туда пешком, но в марине сказали ей, что мест нет. Мы объяснили это парню, он куда-то позвонил, а затем сказал нам (причем он говорил по-итальянски, мы этот язык не знаем, но как-то поняли, что он говорил), что мы можем здесь постоять одну ночь, но на это место должен прийти катер, и если он появится, то мы должны сразу освободить его место. Мы согласились, но затем решили сходить еще раз в марину, попросить, чтобы они нас взяли к себе. Я не верил, что там совсем нет мест – так не бывает. Даже в самой переполненной марине всегда можно найти место для нашей маленькой лодки. Мы пошли в марину и действительно, после переговоров, получили место. Одну лодку передвинули немного в сторону и освободили нам кусок причала, куда мы и встали. Стоянка здесь стоит 25 евро для нашей лодки. Можно было, в принципе, встать просто к стенке в порту – там много свободного места, но мы с Милой решили, что не надо себе отказывать в мелких удобствах. Все-таки стоять у стенки, о которую лодку может колотить волнами от проходящих судов и стоять в комфорте на муринге в марине – это разные вещи. Не говоря уже о душе и электричестве, имеющихся в марине. Удивительно, как много проблем решается, когда появляется избыток времени, денег и пространства. У нас сейчас, слава Богу, не хватает только пространства на лодке. С этим приходится мириться.

Вечером к нам пришли два офицера в красивой синей форме. Это были люди из иммиграционной полиции. Они проверили наши паспорта, визы и дали заполнить анкету – кто мы, откуда прибыли и когда собираемся уходить. Затем старший полицейский вознамерился поставить в наши паспорта въездной штамп. Мы стали уговаривать его этого не делать, объясняя, что у нас уже есть штамп о въезде в шенген. Он долго не мог понять, почем он не может поставить нам штамп, даже предлагал поставить два штампа – о въезде и выезде, но, в конце концов, мы его уговорили. Собственно, даже если бы он поставил нам еще один въездной штамп, ничего бы страшного не произошло, но зачем нам лишние печати в паспортах? Мы заплатили в марине сразу за две ночи, потому что хотели завтра осмотреть город. Какое счастье, что нам теперь нам не нужно торопиться! Вот так вот мы всегда и хотели путешествовать: не спеша.

Координаты: N 40-03,449’ E 017-58,952’ Пройдено: 47,6 миль. Средняя скорость: 4,93 узла.


16 сентября 2009, среда - стоим в Галлиполи

Проснувшись утром, мы отправились гулять в город. Перед этим перевесили большую часть кранцев на подветренный борт, потому что погода была пасмурная и ветер дул довольно сильный. Старый центр города Галлиполи расположен на полуострове. Гавань, в которой мы стояли, была у северной стороны перешейка, соединяющего полуостров с материком. С другой стороны перешейка, недалеко от нас, была другая гавань, старая, с большим фортом и окруженная старинными зданиями. Мы обошли полуостров по периметру, потратив на это совсем небольшое время – около часа. Весь центр старого города застроен старинными домами и представляет собой лабиринт узких улочек. Здесь много туристов. Вдоль берега моря весь полуостров окружен набережной, одновременно являющейся крепостной стеной. Галлиполи - красивое и интересное место.

Дул сильный южный ветер. В заливе Таранто поднялось приличное волнение. Мы не видели в море ни одной лодки или яхты. Но, проходя мимо старой гавани, мы заметили в море яхту. Без паруса, под мотором, она пробивалась к входу в гавань. Мы сели на парапет стены и стали наблюдать за ней. Примерно через полчаса яхта вошла в гавань. Это была довольно большая лодка, метров 12, под швейцарским флагом. На ней был один человек, мужчина. Сделав круг по гавани, он не нашел свободного места у причалов и решил пришвартоваться к волнолому недалеко от входа. Я решил помочь ему со швартовкой, и мы с Милой спустились вниз. Швейцарец, однако, в нашей помощи не нуждался. Он сделал пару кругов, прицеливаясь, затем подвел лодку к причалу, остановил её, дал лодке сдрейфовать под ветер, и, когда лодка легла бортом на причал, выскочил на пристань и закрепил носовой. Кормовой крепить было не нужно – ветер и так прижимал лодку к причалу. Я спросил его, откуда он. «С Корфу» - ответил он. Выглядел он уставшим и не расположенным отвечать на вопросы. Я его понимал: сам чувствовал себя так же после дня в море, а он пробыл в море не меньше суток.

Недалеко от гавани, где мы стояли, есть рыбный рынок. Там множество палаток, в которых продают свежую рыбу. Мы купили пару тунцов и горсть огромных креветок.

Вернулись на лодку, положили рыбу в холодильник и отправились гулять дальше – на этот раз в новую часть города, расположенную на материке. Там были другие дома – обычные, современные, но тоже симпатичные. Мы искали Интернет, нам нужно было где-то скачать прогноз. Несколько раз мы проверяли – не ловится ли Wi-Fi? Сетей было много, но все они либо требовали пароля, либо не давали возможности выхода в Интернет.

Потом мы набрели на супермаркет. Купили там продуктов и после этого разделились – я, с продуктами, вернулся на лодку, а Милая продолжила бродить по городу и искать Интернет. Когда я вернулся на лодку, мне пришла от неё смс-ка: «Ура! Я нашла Интернет». Здесь, в гавани, тоже есть сеть, платная, мы хотели к ней вчера подключиться, но не смогли – почему-то не получалось зарегистрироваться.

Едва Милая вернулась, хлынул дождь. Прогноз, который она принесла, был не очень хорошим: на завтра он обещал довольно сильный ветер, а на послезавтра – затишье. В принципе, мы могли завтра дойти до Санта-Мария-де-Леуки, но потом нам опять пришлось бы стоять дня два-три, пережидать циклон. Я решил, что скачаю утром свежий прогноз и тогда решу – идем ли мы или подождем еще день.


17 сентября 2009, четверг - все еще стоим в Галлиполи

Ночью поднялся сильный ветер. Я услышал это сквозь сон и с удовлетворением подумал, что вчерашний прогноз все-таки оказался прав. Ветер дул всю ночь, но к утру стих.

Проснулись мы в половине девятого. Специально встали пораньше, чтобы решить: уходим мы сегодня или остаемся. Мы быстро позавтракали и я, захватив ноутбук, пошел на площадь рядом с церковью, где имелся Интернет. Мне нужен был свежий прогноз. По дороге заглянул в старую гавань, расположенную на другой стороне полуострова, чтобы посмотреть на море. Как я и предполагал, море было довольно неспокойное. Не удивительно: ведь всю ночь дул сильный ветер. Судя по прибрежным камням, о которых волны с грохотом разбивались, их высота была метра полтора. Ни одного паруса не было видно в море. Даже рыбаки на больших моторных судах сегодня, видимо, решили в море не ходить – причалы, обычно пустые, были полны их судов. Когда я был новичком, я с легкостью рассуждал о 5-6 метровых волнах, говорил, что «ветер до 30 узлов – это еще не шторм», но с тех пор прошло много времени и много миль. Теперь я знаю, что ветер больше 20 узлов – это уже весьма неприятно, и волна больше метра – тоже вещь плохая. По крайней мере, для нашей маленькой лодочки.

Прогноз, скачанный из Интернета, подтвердил мои наблюдения: волну на сегодня обещали 4 балла, то есть – moderate sea (1,25-2,5 м), ветер с юго-востока, 17-21 узлов. Если бы ветер был хотя бы попутным, можно было подумать о выходе в море, а так он был почти что в лоб. Так что я со спокойным сердцем, вернувшись в марину, заплатил еще за день стояки и объявил Милой, что у нас еще один день отдыха.

Наш двигатель последнее время ведет себя не очень хорошо – он глохнет на малых оборотах и, что еще хуже, потом его еле-еле удается завести. В холодном состоянии он заводится хорошо, но в горячем – плохо. Я попробовал разобраться сегодня с этой проблемой. Провозился несколько часов, проверил несколько идей – толку не было. После очередного эксперимента двигатель вообще отказался заводиться и я долгое время не мог вернуть его в прежнее, рабочее состояние. Я уже начал думать, что что-то сломал в двигателе и с тоской подумал о возможных последствиях, но потом взял себя в руки, вспомнил, что я все-таки не глупый человек и вряд ли мог сделать что-то непоправимо страшное, и – наладил двигатель. Мне даже показалось, что он стал работать лучше, чем до этого – заводится он теперь легче. На форуме КиЯ мне сказали, что проблема, наверное, в топливном насосе высокого давления. Посоветовали в следующий раз, когда мотор заглохнет, охладить ТНВД холодной водой и попробовать завести. Если легко заведется – значит, проблема действительно в ТНВД.

Мы поужинали, затем сходили на площадь, где ловился Интернет. Было 7 часов вечера и множество народа вышли погулять по центральной улице. На площади все скамейки были заняты почтенными старичками и старушками, а по самой площади носились толпы детей, сотрясая воздух оглушительными воплями. Во дворе церкви, у входной двери, среди кадок с кактусами, мальчишки играли в футбол – и меня удивило и порадовало, что взрослые не обращали на это никакого внимания. Футбол и церковь – необычное сочетание, меня это, честно говоря, поразило.

Прогноз, который я скачал в Интернете, на завтра обещал северо-западный ветер, силой до 5 баллов. Интересно, успокоится ли к завтрашнему дню море? Я сходил вечером посмотреть на море и убедился, что волна еще довольно приличная. Идти, в принципе, можно, но всю дорогу будет трясти, а от этого переход будет утомительный. Поэтому я решил, что если к утру волнение уменьшиться, то мы пойдем. Если нет – подождем еще один день. Нам торопиться некуда.

Фотографий в этот день не делали.


18 сентября 2009, пятница - Санта-Мария-ди-Леука

Ветер за ночь поменял направление и, в точном соответствии с прогнозом, стал дуть с северо-запада. Мы встали пораньше, в 8 часов, для того, чтобы успеть принять решение – уходим мы сегодня или нет. После завтрака я взял ноутбук и пошел в город, скачать прогноз из Интернета. По дороге заглянул в старый порт, посмотрел на море. Увиденное меня порадовало: волны значительно уменьшились, по сравнению со вчерашним, теперь их высота была меньше метра. Рыбацкие лодки пошли в море. Я решил так: если завтра погода по прогнозу будет лучше, чем сегодня, то подождем до завтра, если нет – уходим сегодня. Прогноз показал, что завтра погода лучше не будет. Ветер на сегодня обещали 12-18 узлов, попутный. Ну, что ж, решено – уходим сегодня. Мне уже надоело тут стоять. Переход нам предстоял не очень большой, 30 миль, так что можно было потерпеть волну.

В 9-45 мы запустили двигатель и начали отходить от причала. Лодки с длинным килем (у меня именно такая) на заднем ходу очень трудно управляются. Угадать, в какую сторону повернёт лодка при движении кормой – невозможно. На моей лодке при движении задом заброс винта тянет корму влево, и ветер давил на правый борт, то есть лодка, по идее, должна была повернуть кормой влево. Но на деле она пошла почти прямо, не слушаясь руля. Хорошо, что позади было много свободного пространства. Я довел лодку по прямой почти до соседнего ряда лодок, затем дал ход вперед и развернулся. Я заметил, что надувная лодка со служащим марины задержалась рядом с нами, видимо, собираясь нас подтолкнуть, если мы застрянем, но их помощь не понадобилась. Всегда, когда мы отходим, это получается немного неуклюже – но тут уж ничего не поделаешь. В этом плане современные лодки с плавниковыми килями – вне конкуренции. Я много раз наблюдал, как долго они едут задом практически по прямой, и завидую этой их способности.

Как только мы вышли из порта, нас сразу стало качать. Милую тут же укачало. Она начала есть леденцы, чтобы избавиться от тошноты, а я поставил стаксель и стал размышлять – поднимать ли грот? После того, как мы легли на нужный нам курс, выяснилось, что ветер дует нам точно в корму. Волна была около метра, стаксель обмякал, как только накатывала очередная волна, а затем, когда волна проходила, вновь с силой надувался. Если поднять грот, то гик будет болтаться на волне, кроме того, грот заслонил бы собой стаксель, и тогда его пришлось бы убрать, потому что на таком волнении возиться с парусами на «бабочке» мне не хотелось. То есть надо было выбирать: или идем под гротом, или под стакселем. Подумав, я решил идти под стакселем – не хотелось иметь над головой болтающийся гик. Вообще-то, я хотел в этот день пройтись под одними парусами, без мотора, но, к сожалению, мы попали на чистый фордевинд. Если бы ветер был в галфвинд или бакштаг – тогда можно было бы идти и без мотора, ветер был достаточно сильный. Так мы и пошли под стакселем и мотором, делая 5,5-6 узлов. Волна плавно накатывала сзади, идти, в общем-то, было комфортно, хотя некоторые волны поднимались выше релинга (то есть их высота была больше 1,5 метров). Но даже такая «комфортная» качка – все-таки утомительна. Приходится держаться и мускулы тела постоянно напряжены. Поэтому, пройдя сегодняшние 30 миль, мы устали сильнее, чем несколько дней назад, когда прошли 57 миль по гладкому морю. Не понимаю людей, которые считают, что от таких переходов, как у нас, невозможно устать. Вы попробуйте просто посидеть на стуле 8-10 часов – неужели не устанете? А если этот стул еще постоянно трясется под вами?..

Пока шли, я думал о том, что почему-то во время золотого века парусного флота предпочтение отдавалось кораблям с прямым парусным вооружением. Наверное, в этом был какой-то глубокий смысл. Косые паруса хороши для того, чтобы ходить в бейдевинд, но на попутных ветрах они неудобны. Глядя на стаксель, хлопающий на каждой волне, я подумал, что прямой парус, наверное, вел бы себя в данных условиях по-другому. Мне бы хотелось иметь лодку, вооруженную как бригантина – то есть прямые паруса на передней мачте и косые - на задней мачте и бушприте. Наверное, от прямых парусов отказались только потому, что с ними труднее управляться, чем с косыми. Но, наверное, сейчас можно придумать такую систему закруток, которая позволила бы возродить прямые паруса. Впрочем, не знаю. Не имею опыта хождения под прямыми парусами, так что все мои рассуждения на эту тему – это рассуждения дилетанта.

Мы слушали аудиокниги, ели бутерброды и смотрели на море. Отдохнуть в каюту никто не спускался, потому что внизу сразу же укачивало. Около мыса Ристола, сразу за которым расположен город Santa Maria di Leuca (Санта-Мария-ди-Леука), в который мы шли, ветер поменял направление и стал дуть нам точно в лоб. И тут же возникла толчея волн, которые стали сурово подбрасывать нашу лодку. Я поглядел на верхушку мачты – она описывала в небе круги впечатляющей амплитуды.

Я убрал стаксель и повел лодку в порт. Через полчаса мы пришвартовались в гавани. Свободных мест было много. Здесь большая яхтенная гавань («порто туристико») и мы удачно попали на место, помеченное зеленым знаком. Насколько мы поняли, такие места предназначены для гостей. Хейкель писал в лоции, что в этом порту – неприятная толчея волн, при практически любом направлении ветра. Да, действительно, здесь трясет. Но нашу лодку трясло меньше, чем другие, наверное, потому, что мы стояли носом на запад, а не на север или юг, как большинство лодок.

Я отправился искать капитанерию. Очень долго ходил, обошел весь порт, пока, наконец, не нашел маленькую будку на самой окраине порта, в западной его части. Стоянка для нашей лодки стоила 25 евро в сутки.

Сантра-Мария-ди-Леука - симпатичное место, нам тут понравилось. Мы решили остаться тут, как обычно, на две ночи, чтобы осмотреть город. Такой режим путешествия, который мы сейчас для себя установили – 30-40-мильный переход, затем день отдыха – показался нам очень удачным. Мы совершенно не устаем, полны сил и любопытства. Завтра пойдем осматривать город.

Координаты: N 39-47,797’ E 018-21,732’ Пройдено: 28,3 миль. Средняя скорость: 5,3 узла.


19 сентября 2009, суббота - стоим в Санта-Мария-ди-Леука

Вчера, когда мы заходили в гавань, я обнаружил, что на щитке управления двигателем горит тревожный красный огонек, свидетельствующий о перегреве. Поэтому сегодня утром, отправив Милую в город искать Интернет, я занялся двигателем. Обнаружил, что уровень масла в двигателе немного ниже нормы, долил примерно 400 мл масла. Затем нашел, что шланг в системе охлаждения немного пережат – устранил это. Дал двигателю поработать минут двадцать – красная лампочка перегрева не зажглась. Надеюсь, вчера это был просто глюк, вызванный какими-то случайными факторами.

Размышлял весь день, как лучше идти на Корфу. Можно пойти напрямую, это будет 85 миль. А можно сделать остановку на острове Отони – до него 49 миль. Хейкель в лоции пишет, что многие яхты разбивают переход на два этапа, с остановкой на Отони. Но на Отони нет марины, там, по сути, просто якорная стоянка, слегка прикрытая волноломом. Если ветер будет с юга, стоять там Хейкель не рекомендует. Можно так же встать на северном берегу острова, в заливе. А может, лучше будет сразу на Корфу. При средней скорости 4,5 узлов, 85 миль до Корфу можно пройти за 19 часов. Поскольку световой день сейчас – 12 часов, это означает, что заходить в гавань и швартоваться придется в середине ночи, в полной темноте. В общем, посмотрим по обстоятельствам. Может, остановимся на Отони, а может - пойдем сразу на Корфу.

Милая вернулась, так и не найдя Интернета в городе. После обеда мы пошли в город вдвоем. Санта-Мария-де-Леука – маленький город. Мы обошли его почти весь за два часа. Побывали на мысе, где стоит большой маяк, посмотрели на море, за которым где-то находится Греция. Затем вернулись на лодку. И тут обнаружили, что одна из сетей, присутствующих в марине, позволяет купить аккаунт на 24 часа за 12,9 евро. Это было хорошо. Мы подключились к этой сети и скачали прогноз.

По прогнозу получалось следующее: завтра море будет гладкое, ветер с юго-востока, слабый, 4-6 узлов. То есть, возможно, удастся идти в бейдевинд. Единственно, что было плохо – завтра весь день будет облачно, возможны дожди. Но дожди – это ничего. Лишь бы ветер и волны нас не тормозили. Пойдем под мотором. Нам надо делать не меньше 4,2 узла, чтобы успеть дойти до Отони засветло. Ночью ветер будет с востока. Это означает, что мы сможем переночевать в гавани Отони.

Все, завтра уходим в Грецию. Восход солнца завтра в 6-32, заход – в 18-47. Будильник ставим на 4-45.


20 сентября 2009, воскресенье - Греция

Проснулись по будильнику, в 4-45. Было еще темно, но, пока завтракали и собирались, рассвело. Рыбаки на катерах и лодках дружно уходили в море. Мы последовали за ними.

В 6-25 запустили двигатель, и вышли из гавани. Солнце еще не встало, но было уже светло. Милая записала в судовом журнале: «Облачно. Ветер северо-восточный, около 8 узлов. На горизонте, за горами, гроза. Видны зарницы. Волна небольшая. Настроение бодрое. Тошнит». Мы подняли грот и стаксель и, под парусами и мотором, бодро побежали на запад, держа курс 90 градусов. Как всегда, рулил автопилот. Raymarine 2000+ (такова модель автопилота) в этом плавании ведет себя идеально. В прошлом году он нас подвел – поломался в самом начале пути, и нам пришлось всю дорогу рулить вручную. Затем, зимой, я его по гарантии отремонтировал и вот сейчас всю дорогу он безупречно рулит, даже во время довольно крупной волны. Я им вполне доволен, надеюсь, и дальше он будет работать так же хорошо. Без мотора, под одними парусами, скорость была 4,6 узла, с мотором – 5,5 узлов. То есть мотор добавлял примерно узел. Если бы нам надо было пройти миль 20, я бы пошел под одними парусами, но поскольку нам надо было пройти минимум 49 миль (до острова Отони), я не стал выключать мотор.

Прогноз нам предсказывал ветер с юго-востока, постепенно отходящий к югу. Но на самом деле ветер был с северо-востока, который потом отошел, но не к югу, а к северу. Лишь после обеда ветер стал более-менее соответствовать прогнозу – начал дуть с юго-востока. Я вчера скачал свежий ГРИБ-файл и еще прогноз с сайта С-Мар (производителя электронных карт, которыми я пользуюсь). Прогноз С-Мар оказался точнее – они правильно предсказали ветер с северо-востока. Но с волной они промахнулись: обещали совершенно гладкое море, но на самом деле была волна не меньше полуметра, и потом еще возросла. Хорошо, что ветер почти всю дорогу позволял нести паруса. Ветер помогал нам преодолевать волну, иначе, под одним мотором, скорость упала бы, наверное, до 3 узлов.

Пролив Отранто оказался оживленным местом. На АИСе я постоянно видел какие-то суда. Визуально их наблюдать было невозможно – видимость была плохая, корабли начинали быть хорошо различимыми примерно с дистанции 1 миля. Но на АИС их хорошо было видно, и, что еще ценнее, они меня тоже видели (поскольку у меня передающий АИС). Заметив корабль, я наводил на него курсор на картплоттере, считывал его курс и записывал в судовой журнал. Это я делал для того, чтобы в том случае, когда непонятно было – разойдемся мы с кораблем или нет, я мог заметить – изменил ли корабль курс (хотя бы на один градус) или нет. Если изменил – значит, на корабле меня заметили и приняли меры. Раз так, то можно было идти прямо, не сворачивая. Если же курс не меняли, то надо было быть осторожным. В случае любых сомнений – я сворачивал и шел так, чтобы пройти у корабля под кормой. Встретилось несколько кораблей (видимо, рыбаков), которые дрейфовали (АИС показал, что их скорость – ноль), и это тоже была полезная информация – значит, можно было идти, не обращая на них внимания. А если бы АИСа не было, визуальными средствами это определить было бы трудно. После картплоттера и авторулевого, АИС, пожалуй, самое полезное устройство на лодке.

Часам к 10 утра ветер ослабел. Паруса стали хлопать, и мы убрали грот. Стаксель оставили, поскольку он кое-как надувался и тянул лодку. Ветер перешел на бакштаг, волна высотой полметра била в левую раковину. Милую укачало, меня немного тоже. Я вспомнил, что еще во Франции мы купили какие-то пастилки «Fishermanfriend» и предложил их попробовать. Пастилки оказались убойными: с чудовищно сильным вкусом мяты. Я вообще не люблю мяту, а это было вообще зверское зелье. Однако, оно помогло. Меня перестало тошнить, и Милую тоже. Тем не менее, вниз, чтобы отдохнуть, она не могла спуститься – сразу начинало укачивать.

Все утро вдалеке гремел гром, облака над головой то сгущались, то становились реже, пару раз начинал капать дождик, но до настоящей грозы, к счастью, не дошло. Видели стаю каких-то довольно крупных рыб, похожих на карпов, выпрыгивающих друг за другом из воды. Видели летучую рыбу, пролетевшую над водой, расправив розовые плавнички.

К обеду ветер изменил направление на противоположное и вместо северо-запада стал дуть с юго-востока. Вначале слабый, он постепенно окреп, и мы смогли опять поднять паруса и идти в крутой бейдевинд. В 12 часов пересекли границу между Италией и Грецией. Заменили гостевой флаг на греческий. Билайн неожиданно прислал смс-ку: «Добро пожаловать в Грецию!»

К часу дня ветер разошелся настолько, что я решил, что можно идти и без мотора, под одними парусами. Выключил мотор. Скорость движения почти не упала. Так мы шли около часа, затем ветер начал слабеть и пришлось опять запустить мотор.

В половине третьего мы были в десяти милях от острова Отони, на котором собирались сделать остановку на ночь. Но ветер дул с юга, и это означало, что стоять на якоре в гавани на южном берегу острова будет некомфортно – все время будет качать, нормально выспаться не удастся. В принципе, можно было переночевать в заливе на северной стороне острова, но я решил предложить Милой пойти напрямую на Корфу, в марину Гувия, до которой было еще 37 миль. Это означало, что мы придем туда, если все будет хорошо, примерно к часу ночи. Если бы Милая не согласилась, мы бы пошли на северный берег острова или зашли бы на другой остров. Но Милая бодро выразила свое согласие, и мы изменил курс – пошли на Корфу. У меня уже был заложен в картплоттер маршрут до Корфу – я заранее предполагал, что возможен и такой вариант.

День постепенно угасал. В половине седьмого, за пять минут до заката, мы убрали грот. Солнце село, но еще примерно полчаса после этого было достаточно светло. Затем ночь погасила все краски и постепенно очертания берегов скрылись в темноте. Где-то часа через полтора стало совсем темно. На побережье зажглись тысячи огоньков, они были очень красивы, но мешали распознавать те огни, которые нам были нужны – огни маяков и судов. Ветер стихал (мы давно уже заметили, что на Средиземке ночью ветер обычно стихает), волна – тоже, поскольку мы подошли к Корфу и остров прикрыл нас от волн, идущих с юга. В общем, все было нормально.

Но вдруг неожиданно погасли ходовые огни. Я сразу же включил белый круговой огонь на мачте (якорный огонь), чтобы нас было хоть как-то видно, и стал разбираться с ходовыми огнями. Два дня назад, когда мы шли из Галлиполи, они весь день работали нормально (я включил их утром и забыл отключить, так они и горели весь день). А тут на тебе – перестали работать в самый неподходящий момент. Я проверил предохранитель – точно, сгорел. Заменил, но через несколько минут предохранитель снова сгорел. Значит, где-то замыкание. Я попробовал его найти, но не преуспел в этом. Тогда я протянул провод по палубе до фонарей на носу, отрезал их от старых проводов и присоединил к этому проводу. А второй конец провода присоединил к линии, идущей к подсветке компаса (все равно от этой подсветки никакого толку не было, потому что у меня там стояла 24-волтовая лампочка). Соорудил я все это на скорую руку, даже изолировать скрутки не стал, но, тем не менее, ходовые огни я починил, больше они в эту ночь не ломались. Кормовой огонь я подключать не стал, там не так просто было, поэтому решил обойтись без него. Вместо этого оставил на мачте гореть белый круговой огонь.

Когда починил огни, заметил впереди силуэт яхты, её красный ботовой огонь и вспышки фонаря на борту, направленный в нашу сторону. Вначале не понял, что это значит, а потом догадался: видимо, на той яхте с большим удивлением наблюдали за тем, как в темноте вспыхивают то зеленый, то красный огонь, то вообще всё гаснет (пока я чинил огни) и не могли понять, что все это означает. В конце концов, они решили убраться подальше от непонятного судна и, круто повернув, ушли прочь от нас.

Слева виднелись огни проходящих судов (их оказалось удивительно много и все шли в пролив между Корфу и материком, куда шли и мы) и огни на албанском побережье. Там горел какой-то ярко-желтый огонь, такой яркий, что на него было неприятно смотреть. Он затмевал даже огни маяков. Я думал вначале, что это огонь на каком-нибудь судне, но потом оказалось, что он все-таки далеко, на албанском берегу. Потом на албанском побережье начался салют. Мы вначале решили, что это молнии сверкают, но, присмотревшись, увидели огни фейерверка.

Связка картплоттер и автопилот – великая вещь. Делать ничего не надо было, мы шли точно по маршруту. Изредка подсвечивая карту фонариком, я смотрел мимо каких маяков мы должны проходить и находил их среди россыпи огней. Все было спокойно. Проходя узким проливом между Корфу и материком, я пожалел, что сейчас темно. В темноте ничего не было видно, кроме темных масс земли. А жаль. Наверное, этот пролив – красивое место.

Пройдя проливом, мы пошли на юг, вдоль восточного берега Корфу. Марина Гувия находится примерно посередине восточного побережья, мы шли до неё пару часов. Наконец, примерно к часу ночи, мы дошли до залива, в котором расположена марина и по каналу, огражденному светящими бакенами, вошли в него. Электронные карты С-Мар оказались очень точными – они вывели нас к входу в марину с абсолютной точностью.

Неожиданно из темноты вылетела надувная лодка и лихо притормозила у самого нашего борта. На лодке не было никаких огней и все это было похоже на пиратское нападение. Но это оказался служащий марины, который спросил - чего мы изволим. Мы изволили пожелать место в марине, где мы могли бы постоять два-три дня. Служащий поехал впереди нас, пригласив нас следовать за ним. Следовать за ним было трудно, потому что резиновая лодка была почти не видна в темноте. Хоть бы какой-нибудь огонек прикрепили к ней!

Наконец, мы встали на отведенном нам месте. Парень с резиновой лодки помог нам пришвартоваться, затем попросил у меня документы на лодку, а когда я дал ему их, забрал себе и сказал, чтобы я подошел завтра в офис марины. Хорошо, что я ему подал копии документов. Не нравится мне, когда у меня забирают ценные документы. Мы подключились к электричеству, вскипятили чайник и перекусили. Затем забрались в постель и погрузились в блаженный сон. Переход был не очень трудным, но все-таки 18 часов в море – это нелегко.

Координаты: N 39-38,887’ E 019-51,191’ Пройдено: 86 миль. Средняя скорость: 4,8 узла.


21 сентября 2009, понедельник - марина Гувия

Спали мы долго, до обеда. Не спеша встали, позавтракали и затем пошли в офис марины. Заплатили за три дня стоянки 84 евро. Девушка в офисе марины сообщила мне, что мне надо оформить транзит-лог на лодку, и я могу это сделать завтра, с 9 часов, когда начнет работать офис портовых властей здесь, в марине. Мы купили у неё карточку для доступа в Интернет, за 10 евро, на 7 дней. Интернет оказался плохой, работал нестабильно, но все же работал и поэтому я решил, наконец, подготовить и опубликовать отчеты о нашем путешествии в Интернете. Занимался этим три дня. Общаясь с греками, я по привычке говорил: «Грация» - «спасибо» по-итальянски, и тут же поправлял себя и говорил: «Эфхаристо» - «спасибо» по-гречески. Надо привыкать к новой стране, новому языку. В марине есть душ, туалет, прачечная, супермаркет. Марина Гувия – одна из немногих больших благоустроенных марин Греции.

Вечером мы отправились в гости к Евгению, aka Indigo, на яхту «Marisha», стоящую в этой же гавани. Мы списались с ним заранее, и он сообщил нам, где его искать. Мы нашли Евгения и еще двух человек с ним – парня и девушку - на его яхте. Они ждали курсантов, которые должны были подъехать сегодня, чтобы завтра уйти с ними на две недели в учебное плавание. Мы посидели с ними на яхте, попили чая, и приятно пообщались. Евгений сообщил нам, что можно ходить по Греции без визы, имея только транзит-лог. Этот документ позволяет в течении полугода находиться в греческих водах, единственное условие – ты должен всегда находиться ночью на лодке. Я слышал об этом и раньше, но полной уверенности у меня не было, поэтому мы и ездили из Италии в Россию за новой визой. А так, получается, можно было, в принципе, дойти до Корфу, получить транзит-лог и путешествовать дальше уже без визы. Ну ладно, ничего. Зато у нас теперь есть шенгенская виза, которая может пригодиться нам и для других целей.

Фотографий в этот день не делали.


22 сентября 2009, вторник - стоим на о.Корфу

Сегодня нам надо было сходить в Port Authority, чтобы получить транзит-лог. Но утром мы не смогли это сделать, а после обеда они, оказываются, не работают. Ладно, ничего, сходим завтра.

В марине есть супермаркет, но, похоже, цены тут высокие. Мы купили не очень много продуктов, а заплатили целых 55 евро. Рядом есть другой супермаркет (его видно из марины), в следующий раз пойдем туда.

Рядом с нами стоят лодка, мотосейлер. Чем больше я на неё смотрю, тем больше она мне нравится. Она большая, 12-метровая, с двумя мачтами, закрытой рулевой рубкой и без кокпита. Сфотографировал эту лодку и выложил фотографии в Инет. Мне сказали, что это – Наутикет. Вот она, лодка моей мечты.

В марине есть прачечная, только не самообслуживания, а там сидит женщина, которая принимает белье и кидает в стиральные машинки. Стирка 5 кг белья стоит 8 евро. У нас получилось килограмм 10. Женщина сказала, что будет готово к вечеру.


23 сентября 2009, среда - Греческий транзит-лог

Вчера нам не удалось получить транзит-лог, потому что офис портовых властей, находящий в марине, работает только до обеда. Сегодня мы пошли туда в 10 часов. Офис был открыт, и перед ним даже образовалась небольшая очередь. Нам пришлось подождать минут двадцать. Затем нас приняли и, в первую очередь, спросили, какой у нас флаг. Я ответил: русский. Грек порылся в бумагах и, как мне показалось, с некоторым удивлением объявил, что Россия – не член ЕС. Кстати, в Италии с нами был точно такой же случай и это показывает, что европейцы считают Россию – Европой и совсем не удивились бы тому, если бы она была членом ЕС. После этого он сказал нам, что нам надо ехать в Керкиру, в порт, и там идти в таможню и оформлять тразит-лог. Я удивился. Мне показалось, что он ошибается. Спорить с ним я, конечно, не стал, но вежливо попытался убедить его, что, поскольку мы пришли из Италии, и имеем шенгенские визы (которые он, кстати, даже не смотрел), то проходить таможню нам не надо. Но все было бесполезно – нам было сказано идти в Керкиру. Кстати, зря я грешил на этого чиновника – в конечном счете оказалось, что он был абсолютно прав.

Ну ладно, в Керкиру, так в Керкиру. Мы в любом случае собирались туда зайти, чтобы посмотреть город. Я стал прокладывать маршрут до Керкиры, намереваясь уйти туда на следующий день. Но, почитав лоцию, я понял, что со стоянками в Керкире туго. Там нет нормальной гостевой марины, и лишь случайно можно найти свободное место в старом порту или в одном из яхтклубов. К тому же до Керкиры оказалось всего лишь 4 мили и я подумал: а не арендовать ли нам скутер, вместо того, чтобы идти туда на лодке? Здесь, в марине Гувия, есть прокат скутеров и велосипедов. Аренда скутера на сутки стоит 50 евро, а велосипеда – 8 евро. Я поделился своей идеей с Милой, она её радостно подхватила, но идея со скутером её не вдохновила (не знаю, почему), вместо скутера она предложила взять велосипеды. Я сомневался, что на велосипедах нам будет удобно, но спорить не стал, и мы взяли два велосипеда, заплатив за них 15 евро.

Велосипеды, которые мы взяли, были нормальные полноразмерные велосипеды с большими колесами и тонкими шоссейными шинами. Мы оседлали их и поехали в Керкиру. Скоро я убедился, что правильно сделал, послушав Милую. Велосипед с большими колесами – это совсем не то, что наш маленький складной велосипед, имеющийся у нас на лодке. На нашем маленьком велосипеде неизвестно что легче – ехать или идти пешком. А на большом велосипеде ехать одно удовольствие. День был не жаркий, легкий ветерок нес приятную прохладу. Дорога проходила вдоль моря. Пейзажи вокруг были живописные. В общем, прогулка удалась.

Доехали до Керкиры мы за 25 минут. Въехав на территорию порта, мы стали искать таможню. Доехав до паромного терминала, я зашел внутрь, оставив Милую сторожить велосипеды на улице и спросил, где тут таможня. Мне указали комнату и там я нашел мужчину и женщину, которые сразу, как только я начал объяснять им свое дело, сказали: «А, транзит-лог?» Похоже, для них это было дело привычное. Меня усадили за стол, вручили тразит-лог (это такая книжечка из нескольких листов формата А4) и велели его заполнить. Там надо было указать название лодки, её параметры, ФИО владельца, и под каким флагом ходит лодка. Я задал им вопрос: что писать в графе «флаг», если лодка моя зарегистрирована в США, но хожу я под российским флагом? Они о чем-то быстро посовещались (причем они даже не стали меня спрашивать, почему я, если лодка зарегистрирована в США, хожу под российским флагом), и спросили меня: «Значит, лодка несет российский флаг?» Я ответил: «Да». – «Ну, тогда так и пиши». И я записал в транзит-лог, что флаг – российский. Для оформления транзит-лога им потребовался от меня документ о регистрации лодки и наши паспорта. Паспорта им нужны были только для того, чтобы правильно написать фамилии, визы они даже не смотрели. За оформление транзит-лога с меня взяли плату в размере 30 евро.

После этого мне сказали, что я обязательно должен сдать этот транзит-лог, когда буду покидать Грецию (я обещал им это сделать), что транзит-лог выдается на 6 месяцев, но его можно продлить, и что теперь я должен идти в иммиграционную полицию, а затем – в капитанерию порта. Я пошел в иммиграционную полицию (она находилась в этом же здании, что и таможня). Там офицер взял наши с Милой паспорта, сунул их в сканер и проверил по компьютеру. Посмотрел наши визы. Я спросил у него: правда ли, что, имея транзит-лог, я имел бы право находиться в Греции, не имея визы? Без малейших колебаний он ответил: да, правда, но я должен в этом случае ночевать только на яхте. Так что информация Indigo полностью подтвердилась. То есть можно было, в принципе, не ездить в Россию за новой визой. С другой стороны, нет худа без добра. Зато сейчас не так жарко, больше мест в марине и цены ниже (в большинстве марин высокий сезон длится с июля до конца сентября). Кроме того, если у нас останутся неизрасходованные дни по итальянской визе, мы сможем потратить их на поездку, например, в Швейцарию – мы там никогда еще не были, и хотелось бы там побывать.

После иммиграционной полиции я пошел в капитанерию порта. Там мне должны были поставить печати в транзит-лог. Оказывается, в Греции такая система: нужно отмечать в каждом порту вход и выход. Пришел – шлепнул печать о входе в транзит-лог, уходишь – шлепни печать о выходе. Дурацкая система, конечно. Точно такая же, как в России. Я позвонил Indigo и спросил его: надо ли реально выполнять эти требования? Он ответил, что, по возможности, лучше выполнять. То есть ничего особо страшного не произойдет, если где-то не отметишься, но лучше все-таки печати ставить. Ну, что ж, будем ставить.

В капитанерии порта с меня взяли еще 15 евро – плата за вход в Грецию, как мне сказали. Кроме того, они потребовали от меня судовую роль, а у меня её не было. Пришлось там же заполнять бланк судовой роли, который они мне дали. А так, в общем, ничего сложного и необычного. Служащий, с которым я общался, был вполне дружелюбным и любезным.

Закончив, наконец-то, все формальности, мы с Милой покинули порт и отправились гулять по Керкире. Тут обнаружилось, что у моего велосипеда спустило заднее колесо. Мы обнаружили в нем прокол – крохотный кусочек метала от пивной банки проколол мне шину. Мы не расстроились, а стали искать место, где можно заклеить шину. Стали спрашивать греков, которые, к нашему удивлению, в большинстве случаев довольно сносно говорили по-английски. В конце концов (язык, как говорится, до Киева доведет) мы оказались у двери большого магазина, торгующего велосипедами. Там нам за 10 минут и 5 евро заменили проколотую камеру (старую ремонтировать не стали, просто выкинули) и мы, счастливые, поехали дальше.

Проезжая мимо одного кафе, мы унюхали доносящиеся оттуда восхитительные ароматы и соблазнились на них. Мы попросили какие-нибудь традиционные греческие блюда, на выбор хозяина, и нам подали: свинину под соусом с жареным картофелем и спагетти с кусками говядины. И еще греческий салат. Еда была очень вкусная, но порции такие огромные, что мы кое-как сумели их одолеть. Стоило все это 26 евро, мы дали 30 евро – здесь, как было написано в путеводителе, положено давать чаевые. То кафе, в котором мы ели, расположено недалеко от порта, на окраине города. Называется оно «Три поросенка». Позже, в центре, мы обратили внимание, что цены в кафе там раза в два-три выше, чем в том месте, где мы ели.

Потом мы несколько часов колесили по Керкире. Побывали в старинной венецианской крепости, проехались вдоль моря, увидели старую гавань и оба яхтклуба. Я правильно сделал, что не пошел сюда на яхте: в старой гавани мест не было вообще, разве что лагом к кому-нибудь становиться. В яхтклубах было несколько свободных мест, но яхтклубы эти расположены далеко от порта, так что нам пешком пришлось бы идти туда не меньше часа. В общем, удачно все получилось: и дела сделали, и город посмотрели.

В Гувию-марину вернулись когда уже стемнело, часов в 8 вечера. Сдали велосипеды, и пошли к себе на лодку. Мы планировали завтра утром уходить, но решили задержаться еще на день. Мне надо составить маршрут, починить ходовые огни, написать отчеты и разместить их в Интернете. Кроме того, надо закупить продуктов и топлива. Как хорошо, что мы можем сейчас не торопиться! Это такой кайф – жить без спешки! Только сейчас мы начали, наконец-то, путешествовать по-настоящему, так как нам всегда хотелось.

Здесь, в Гувия-марине, на кранах с водой написано, что она не питьевая. Indigo сказал мне, что он заливает эту воду в танк, но использует не для питья, а для мытья посуды, умывания и прочих дел. Ну, и хорошо. Мы, собственно, тоже так всегда делаем: воду из танка используем только для хозяйственных дел, а пьем воду из бутылок.


24 сентября 2009, четверг - Белая собака

На причале у нас живет белая собака. Она целыми днями стоит у начала причала и смотрит вдоль него, на проходящих людей и на стоящие у причала лодки. Такое ощущение, что она ждет кого-то. Может быть, её кто-то бросил здесь и теперь она целыми днями ждет хозяина? Она не худая, видимо, её кормят, но она какая-то грустная. Погладишь её – она даже хвостом не помашет. Жалко собачку.

Полдня сегодня изучал лоцию и составлял маршруты. На самом деле, окончательный выбор маршрута будет определяться погодой. Можно пойти вдоль материкового побережья, а можно идти сразу на Левкас, с остановкой на острове Пакси. К сожалению, завтра прогноз обещает дожди и встречный ветер. Думаю: идти или не идти? Мокнуть под дождем не хочется, но и стоять уже надоело. Ладно, надеюсь, утром прогноз будет более благоприятный. Хочется двигаться, надоело уже стоять. И это – хорошо. Я помню времена, когда мы с Милой мечтали о том, чтобы хотя бы день постоять на месте и радовались плохой погоде, поскольку у нас появлялся законный повод не выходить в море.

Готовимся к выходу в море: купили топлива, воды и продуктов. При покупке продуктов вышел забавный случай: при выходе из супермаркета запищала сигнализация. Пришлось выложить все продукты из рюкзака и потом выяснилось, что пищит сам рюкзак. Забавно: этому рюкзаку уже лет пять, и я много раз ходил с ним в супермаркеты. Он никогда не пищал. А тут вдруг запищал. Что это с ним?

Прогнозы погоды тут, в Греции, что-то плохо оправдываются. Наблюдал сегодня целый день за погодой, она плохо согласовывалась с тем, что обещал ГРИБ. Вот сейчас вот, например, должен быть ветер с северо-востока, 10 узлов. А на самом деле – тишь полная.

Фотографий в этот день не делали.


25 сентября 2009, пятница - Платориас

Утро было пасмурное. Почти все небо застилали облака, капал мелкий дождик, образуя круги на воде. Однако в гавани ветра почти не было и казалось, что в море тоже будет тишь и гладь. Прогноз предрекал на сегодня юго-восточный ветер силой 10 узлов – для нас встречный, но поскольку он должен был быть не сильным, то я полагал, что идти мы сможем. Лишь бы не было волны, но тут, в проливе между островом и материков, большой волны быть не должно.

Как потом выяснилось, я был не совсем прав в своих прогнозах. Пока мы завтракали и собирались, небо немного разъяснилось и это окончательно убедило меня, что надо выходить. Мы залили воду в бак, и наполнили дополнительные канистры, которые положили в тузик. Хейкель предупреждал в своей лоции, что в Греции не так-то просто достать воду, поэтому мы решили сделать запас.

Я пошел снять деньги с карточки. В марине есть банкомат, стоящий у входа в офис марины. Этот аппарат, пошуршав внутренностями, вдруг выдал мне, что транзакция не может быть завершена из-за окончания времени ожидания. А мне на телефон, тем не менее, пришла смс-ка, что 300 евро у меня с карточки сняты. Что за ерунда? Потыкав пальцем банкомат и убедившись, что денег мне он давать не хочет, я вернулся на лодку. 

В 10 часов мы пошли в море. Вышли из залива, прошли мимо Керкиры, и, по мере удаления от берега, становилось понятно, что прогноз, вопреки обыкновению, почти не наврал. Ветер был с юго-востока, как и предсказывал прогноз, и крепчал с каждым часом. С силой ветра прогноз явно промахнулся. Когда мы вышли на середины пролива, отделяющего Корфу от материка, он задул с полной силой, причем ни о каких 10 узлах речь явно не шла. Думаю, дуло полноценных 20 узлов, а то и больше. Анемометра на яхте нет, так что приходится оценивать скорость ветра на глазок. Волна тоже усиливалась и к часу дня достигла метровой высоты. Ветер дул точно в лоб, настолько точно, что если бы мы хотели поднять грот, то смогли бы это сделать, не меняя курса. Но грот нам, естественно, был не нужен в таких условиях. Мы шли под мотором, и становилось понятно, что в город Parga, до которого было еще миль 25, при такой волне и ветре нам сегодня не дойти. Скорость продвижения резко упала – вместо 5 узлов мы шли 2,5-3. Брызги от волн начали все чаще накрывать кокпит – пришлось одеть непромоканцы. Я решил идти в Maurtos. До него было еще 10 миль.

Вокруг было много яхт, несмотря на ветер и волны. Большая часть из них шла в направлении, обратном нашему – им ветер был попутный, и я им завидовал. Рядом с нами шла яхта, на краспице которой висел японский флаг. Наш дизель начал как-то странно себя вести. Временами мотор как-то странно притихал, как будто намереваясь заглохнуть, но потом собирался с силами и продолжал стучать. Я вначале решил, что это из-за волны. Возможно, выхлопное отверстие глубоко погружается в воду и это мешает выходу газов? События последующих дней показали, что причина была не в этом. После очередного такого перебоя работы мотора, я решил, что надо взять ближе к берегу, надеясь, что там волны будут пониже. Я заметил, что большинство яхт шло вдоль берега, а не по середине пролива, как мы и, кроме того, паромы тоже шли вдоль берега материка. Я изменил курс, и мы подошли ближе к берегу. Существенного уменьшения высоты волны я, впрочем, не заметил. Но ветер, кажется, стал потише.

Я читал лоцию и думал, куда идти – в Maurtos или в Platarias. Расстояние до обоих мест было одинаковым. Мауртос был для нас выгоднее тем, что находился дальше к югу и, соответственно, нам оставалось пройти меньший путь до Левкаса. Но зато стоянка в Платориас должна была быть комфортнее, так как он находится в глубине залива. Хейкель писал, что в Мауртос стоять может быть некомфортно из-за зыби. Коллега Indygo рекомендовал мне Платариас – он говорил, что там красиво и имеется хорошая стоянка. В общем, я решил идти в Платариас.

Мы еще раз изменили курс и начали потихоньку втягиваться в горло залива, в глубине которого расположен Платориас. Двигались мы медленно, со скоростью 3-3,5 узла. Впереди нас шла большая яхта. Она шла под гротом и стакселем и лавировалась. Я с интересом наблюдал за ней. Мы шли в одном направлении, и мне было интересно: кто кого обгонит? Наша лодка шла под мотором, прямо против ветра. Та яхта шла зигзагами, то есть путь у неё был длиннее, но зато и скорость её была раза в три выше, чем у нас. Наше заочное соревнование продолжалась часа два. В конечном счете, наша лодка вырвалась немного вперед. Потом мы зашли за мыс и потеряли ту яхту из вида.

Чем дальше мы заходили в залив, тем больше стихал ветер и глаже становилась волна. Скоро волна улеглась настолько, что почти не затрудняла движение. Мы пошли со скоростью 4,5-5 узлов. Вместе с нами в гавань входило еще две яхты, и я решил их обогнать, чтобы прийти первым в гавань и занять свободное место (если оно еще есть). Немного увалил яхту и поднял стаксель. До гавани оставалось лишь пара миль, и мы надеялись прибыть туда минут через пятнадцать. Мы с Милой расслабились, предвкушая скорый отдых. Однако, хоть мы и не ищем приключений, они нас все равно находят. На склоне горы появилась серая туча. Я, увидев тучу, на всякий случай, закрутил стаксель наполовину. И тут пришел такой сильный порыв ветра, что лодка накренилась так, что левая борт почти полностью ушел в воду. Я поспешно совсем убрал стаксель, и это сделано вовремя. С горы начали слетать порывы, такие сильные, что вода в заливе, до этого спокойная, сразу же пошла мелкими злыми волнами, покрытыми белой пеной. Затем хлынул сильный дождь. На лодках, входящих с нами в залив, тоже принялись рубить паруса. Одну из лодок положило так, что она, когда выпрямилась, оказалась направленной носом в сторону, противоположную той, куда она шла. И все это происходило в самой глубине залива, совсем рядом с гаванью!

До гавани было рукой подать, тем более, что ветер, дующий сбоку, толкал нашу лодку и сообщал дополнительную скорость. В гавань мы влетели на 4 узлах, хоть я и перевел двигатель на минимальные обороты. Перед нами, опередив нас на минуту, в гавань вошла другая яхта. Мы описали круг по гавани, высматривая свободные места. Свободных мест, к счастью, было достаточно. Вначале пришвартовалась первая яхта, потом – мы. Мурингов в этой гавани нет, пришлось отдавать с кормы якорь и носом подходить к причалу. С первого захода у меня не получилось пришвартоваться, потому что ветер дул сбоку и мощности двигателя не хватило, чтобы попасть в нужное место – нас снесло в сторону. Пришлось развернуться и пойти на второй заход. На этот раз я добавил оборотов, и мы встали куда хотели. На причале нас встретила пара яхтсменов с соседней яхты, которые помогли нам пришвартоваться. А затем и я стал помогать швартоваться еще одной яхте, Баварии-46, которая встала рядом с нами.

Народ на всех яхтах был радостно возбужден. Они показывали друг другу большие пальцы и обменивались впечатлениями. Я тоже чувствовал прилив адреналина, и подумал, что когда мы в прошлом году ходили в Северном море, там такие условия были почти каждую неделю и тогда такие «приключения» у нас ничего, кроме усталости и страха, не вызывали. Почему? Потому что слишком много их было. Одно дело – пару раз за все лето пережить шквал, чтобы было чем хвастаться перед друзьями, и совсем другое дело – каждый день встречаться с этим.

Гавань, в которой мы встали, была достаточно большая и хорошо защищала от волн. Здесь даже нашлось электричество – и я сразу поспешил занять последнюю свободную розетку на ближайшем к нам столбике. Соседям с «Баварии» электричества, увы, не досталось. Больше никаких удобств, кроме мусорки, тут не нашлось. Шел сильный дождь. Мы подняли тент над кокпитом. Последний раз мы делали это четыре месяца назад, во Франции, когда шли по каналам. Да, осень, как видно, вступает в свои права – даже здесь, на Средиземке. Я даже подумал о том, чтобы достать обогреватель, но это не понадобилось – было достаточно тепло.

Координаты: N 39-27,134’ E 020-16,487’ Пройдено: 25 миль. Средняя скорость: 4,1 узла.


26 сентября 2009, суббота - Стоим в Platarias

Всю ночь шел дождь. Наш старый кокпитный тент не выдержал напора непогоды и неожиданно расползся по швам – образовалось две большие прорехи. А может, это соседи со стоящей рядом «Баварии», случайно задели его, когда ночью зачем-то решили развернуться и стать лагом к причалу.

Утром дождь прекратился, но небо было все обложено облаками. В гавани не чувствовалось ни ветра, ни волнения, хотя прогноз говорил, что в море дует ветер 20-30 узлов. Ветер был восточный, то есть дул со стороны берега и, в принципе, можно было идти – у берега большой волны быть не должно. Наши соседи, на чартерных лодках, один за другим покинули гавань, а я все думал: выходить или нет? Одним из главных аргументов в пользу того, чтобы остаться был разорванный тент: я по опыту знал, что если его не зашить сразу, то потом до него руки не дойдут, и он будет постепенно расползаться все дальше и дальше.

Когда мы завтракали, раздался стук в борт. Пришла женщина и спросила, будем ли мы оставаться здесь на день. Надо было решать, и я ответил: да, остаемся. Тогда надо заплатить, сказала она. Хорошо, я вышел с деньгами, она вручила мне квитанцию и взяла 12 евро (за две ночи). При этом спросила, брали ли мы воду. Воду мы не брали, пользовались только электричеством.

После завтрака мы пошли гулять по деревне. Platarias оказалась маленькой деревушкой, ухоженной и красивой. На домах часто виднелись вывески: «Сдаются апартаменты». Видимо, Platarias становится постепенно популярным туристическим местом. Мы нашли Интернет-кафе на набережной, подключились с моего ноутбука к Интернету, скачали прогноз. ГРИБ-файл пугал обилием хвостатых стрелочек в нашем районе. А на улице – еле-еле заметный ветерок, слегка топорщащий водную гладь залива. Прогноз обещал на завтра восточный ветер силой 25 узлов. До Pargo всего лишь 19 миль, причем по открытой воде надо будет пройти всего лишь миль 15. Я решил, что утром посмотрим прогноз и решим – выходить или нет.

Нашли заправку – на дороге, огибающей деревню, недалеко от гавани. Пустых канистр у меня еще не было, так что покупать топливо я не стал. У нас 25-литровый топливный бак и я всегда держу его полным, доливая из канистры каждый день, после перехода. И еще у нас есть пять десятилитровых канистр, в которых хранится запас топлива. Как только одна канистра освобождается, я сразу же иду на заправку и пополняю запас.

Погуляв по городу, мы вернулись на лодку. Милая стала зашивать тент (это её крест, как она шутит), а я стал читать лоцию и думать о том, как идти дальше с Левкаса.


27 сентября 2009, воскресенье - Parga

Пока мы завтракали, я наблюдал за тем, как соседи, пришедшие вчера, возятся с парусами. У них грот закручивается в мачту и оказалось, что они разорвали грот примерно на половине задней шкаторины. Они размотали грот и совсем сняли его. Затем зачем-то спустили и стаксель. Я подумал, что это, наверное, их вчера приложило. Хорошо, что мы вчера стояли в гавани.

Потом я заменил масло в двигателе и сходил в Интернет, скачал прогноз. Прогноз обещал стабильный восточный ветер, силой 15-20 узлов. Вообще-то, многовато для нас. Завтра погода должна была быть лучше, но зато послезавтра, к вечеру, обещали опять сильный ветер. Можно было подождать до завтра, затем пройти 19 миль до Парги, там переночевать, и послезавтра одолеть оставшиеся 32 мили до Левкоса, стараясь успеть до прихода сильного ветра. Но в гавани была такая тишь, что не верилось, что где-то там свистит ветер. Множество парусов яхт виднелось вдали и, казалось, что прогноз наврал. Кроме того, ветер, даже сильный, должен быть нам попутным – а это совсем другое дело. Да и вообще, мне надоело стоять на месте, хотелось двигаться. В общем, я решил выходить.

В половине первого дня мы вышли из гавани. Солнышко проглянуло из-за туч, заслонявших небо последние два дня, ветра почти не было, волны тоже. По мере приближения к выходу из залива становилось понятно, что и в море волны почти нет. Это радовало. Но огорчало то, что ветер, вопреки утверждению прогноза, совершенно не собирался быть попутным – напротив, он упорно дул точно в лоб, причем поворачивал вместе с нами, когда мы огибали мысы. Только через два часа он немного отошел, и мы смогли поднять паруса и пойти в крутой бейдевинд. Но одновременно с ветром пришла волна. Вначале она была пологая и невысокая. Но по мере приближения к мысу Varlaam волна стала расти, а ветер – остреть, так что вскоре мы вынуждены были убрать и грот, и стаксель. К 3 часам дня стало ясно, что нам придется пробиваться прямо против ветра силой 15 баллов и волны высотой полтора метра. Скорость движения упала до 3-3,5 узлов.

За нами шла большая яхта. В отличие от нас, они не шли под мотором, а лавировали и вскоре сильно отстали. После этого они убрали паруса и, больше не выпендриваясь, пошли, как и мы, под мотором. Они потом пришли в ту же гавань, что и мы, но с опозданием на полтора часа. Больше часа нам понадобилось, что пройти несчастные 4 мили, отделяющие нас от мыса Varlaam. За мысом берег поворачивает, и мы тоже повернули. К сожалению, ветер повернул тоже. Видимо, он следовал изгибам берега. Волны возросли еще больше и брызги стали лететь в кокпит. Пришлось одеть непромоканцы. Уже в гавани мы обнаружили, что забыли сегодня закрутить носовой люк и у нас промокли одеяла и подушки. Пришлось срочно сушить их на вечернем ветерке.

Двигатель работал так же, как и вчера – с перебоями. Я вслушивался в его урчание и думал, что делать, если он заглохнет. Если бы мотор остановился, то мы бы пошли под парусами в сторону острова Пакси – он лежал справа от нас. Ветер был бы нам в галфвинд, мы бы добежали до острова за пару часов – наверное, даже до наступления темноты.

Там мы и шли, постепенно приближаясь к цели – городу Parga. Миля за милей, час за часом… Ближе к Parga волны сменили направление – теперь они шли нам вбок. На лодке находиться стало труднее, боковая качка – это хуже, чем килевая, но зато так волны нас меньше тормозили и скорость движения возросла. В Parga нет марины, только небольшая гавань, отгороженная от моря грубым волноломом. Подходя к гавани, мы увидели, что две яхты стоят на якорях снаружи. «Видимо, им не нашлось места внутри» - подумал я, и сердце у меня упало. С моря шла неслабая волна и яхты, стоящие на якоре, нещадно трясло на этой волне. Я представил, как нас будет так же трясти – и подумал, что это ночевка может стать худшей, из когда-либо пережитых нами. Но я все-таки надеялся, что в гавани найдется место для такой маленькой лодки, как наша. Мы вошли в гавань и – о, радость! – действительно, я увидел пару мест, где могла бы встать наша лодка. Никогда я еще так не радовался тому, что у нас такая маленькая лодка. Мы встали в одном ряду с рыбацкими лодками. Многие из этих открытых лодок были больше, чем наша яхта. Отдали якорь с кормы и осторожно подошли носом к высокой каменной пристани.

В гавани все стоят как попало. «Цыганский табор» - подумал я, увидев это место. Живописно, конечно, но никакого порядка и это создает массу лишних сложностей. В одном месте у пирса лежит большая затонувшая лодка, загромождая пространство. У песчаного пляжа выстроились в ряд десять яхт, видимо, ходящих одной флотилией – мы видели их сегодня утром в Platarias. А сегодня они пришли сюда, в Паргу, и заняли почти все свободное место. Пришвартовались они забавно: отдали с кормы якоря и подойдя носом к песчаному пляжу, видимо, посадили яхты на мель. Затем с носа отнесли на пляж якоря и зарыли там их в песок.

Я забрался на волнолом и посмотрел на яхты, стоящие на якорях в заливе. Их нещадно трепало волнами. Мне было искренне жаль людей, там находящихся. Мы заметили на причале электрический провод, змеящийся среди груд наваленного мусора – рыбацкий сетей, веревок, сломанных холодильников и подобного хлама – проследили его и обнаружили, что он подходит к одной из яхт, стоящих у конца пристани. Затем мы проследили провод в обратную сторону и обнаружили секретную электрическую розетку, спрятанную под наброшенным на груду рыбацких сетей ковром. Я дал Милой задание: обаять людей с той яхты и добиться у них разрешения подключиться к их розетке. Милая ушла и вскоре вернулась. Мужик, с которым она говорила, отвечал ей только: «After». Он очень плохо говорил по-английски. Но вскоре все стало ясно. Эта большая яхта (вернее, даже не яхта, а настоящий корабль) выбрала якорь и ушла из гавани. Вот это и имел в виду мужик, говоря нам «after» - типа, когда мы уйдем, тогда и подключайтесь. Мы быстренько подключились к освободившейся электрической розетке. При этом я воткнул в неё тройник – на тот случай, если еще кому-нибудь захочется воспользоваться этим бесценным благом цивилизации.

С электричеством нам сильно повезло – потому что тут, в гавани, обитают тучи комаров. Пока мы не включили «Фумитокс» они успели нас основательно покусать. Но «Фумитокс» быстро с ними разобрался – хвала его создателям! У «Фумитокса» один недостаток – если оставить его на всю ночь, к утру будет немного тяжелая голова. Поэтому мы выключаем его в середине ночи. Денег с нас тут, похоже, никто брать не собирался – и я бы удивился, если бы меня заставили платить за стоянку в такой гавани. Но даже самая плохая гавань – это все равно лучше, чем стоять во время волны на якоре. Поэтому я от души порадовался тому, что мы стоим здесь. Тем более, что у нас даже электричество было. Надеюсь, завтра будет попутный ветер. Очень хочется дойти побыстрее до Левкаса.


28 сентября 2009, понедельники - Левкас

Сегодня у нас сломался двигатель. Я давно это ждал, и это случилось. Но обо всем по порядку.

Сегодня мы решили дойти до Левкаса. От Parga до Левкаса - 32 мили. Мы встали пораньше, и в половине десятого тронулись в путь. Наши соседи яхтсмены с лодок флотилии проснулись позже нас и только начали завтракать, когда мы ушли. На выходе из гавани я заметил лодку, буксирующую лагом плавучий понтон. Я добавил газа, чтобы быстрее с ней разминуться, и тут двигатель у нас неожиданно зачихал и чуть не заглох. К счастью, этого не случилось, и мы благополучно миновали оконечность мола. Но вскоре двигатель снова зачихал и на этот раз заглох. Я снова запустил его – он завелся, хоть и не без труда. Мы взяли курс на Левкас. Ветер опять был встречный! Да что же это такое! Уже который день мы выходим, надеясь на попутный ветер, но получаем «мордотык». Сегодня, по прогнозу, ветер должен был быть нам в спину, а вместо этого он упорно дул в лоб. Хорошо хоть, что волна соответствовала прогнозу – была меньше полуметра. Мы пошли против ветра со скоростью 4,5 узлов.

Я сидел и думал: что же происходит с двигателем? Я заметил одну вещь: если в тот момент, когда двигатель начинает глохнуть, включить «нейтраль», то двигатель, освободившись от нагрузки, снова начинает работать нормально. Может, мы опять на винт что-нибудь намотали? Я хотел нырнуть и посмотреть на винт, но поглядев на волны, раскачивавшие нашу лодку, отказался от этой мысли. Волна была хоть и небольшая, но корма подскакивала вполне достаточно для того, что хорошо треснуть меня по голове, когда я буду под неё подныривать. Кроме того, проблемы с двигателем начались не вчера, и даже если на винт что-то намоталось, то можно подождать с этим еще один день, раз ждали уже неделю. В общем, я ничего не стал делать, только сидел и слушал мотор, готовый в тот момент, когда он начнет глохнуть, включить «нейтраль». Этого, правда, не потребовалось – мотор работал более-менее нормально. А потом еще появился ветерок, позволивший нам ненадолго поднять стаксель. Но потом ветер опять зашел, и мы опять шли под одним мотором. Волна была хоть и невысокая, но какая-то неприятная – она била лодку в левую скулу и обдавала нас фонтанами брызг. Скорость движения, однако, была достаточно высокой – 4-4,3 узла.

К трем часам дня, ветер, наконец, опять отошел и мы смогли поднять стаксель. Это было как раз вовремя, потому что двигатель, после 6 часов работы, все-таки решил заглохнуть. Чихнул в последний раз – и замолчал. Завести его вновь не удалось. Лодка, влекомая стакселем, продолжила идти, как шла, не заметив остановки мотора. Я выключил АИС, чтобы не тратить энергию аккумулятора, сказал Милой, чтобы она наблюдала за морем, а сам спустился вниз и стал разбираться с двигателем. В первую очередь, я попробовал охладить ТНВД – как мне посоветовали на форуме. Взял губку, смочил холодной водой и проложил к ТНВД. Так, меняя губки, я охлаждал насос в течении пятнадцати минут. В конце концов, он перестал быть горячим, стал просто теплым. Я попробовал завести двигатель – и он завелся!

Пока я разбирался с мотором, Милая вдруг закричала и позвала меня. Я выскочил в кокпит, думая, что что-то случилось, но оказалось, что просто рядом с лодкой всплыли двое дельфинов. Дельфины плыли рядом, пока мы не запустили двигатель, после этого исчезли. Наверное, шум мотора им не нравится.

После моего «ремонта» двигатель отработал еще 2 часа. Работал он не безупречно, периодически намереваясь заглохнуть, но все-таки работал. При подходе к каналу Левкаса, я приготовился к тому, что двигатель может заглохнуть в канале: положил в кокпит якорь, чтобы мгновенно отдать его, если нас понесет на мель и повесил на корму наш маленький подвесной моторчик. Но дизель благополучно дотянул до того момента, как мы пришвартовались к каменной пристани перед разводным мостом в канале Левкаса.

Мост разводится раз в два часа, и мы стали ждать, когда он откроется. Пока мы ждали открытия моста, я нырнул и посмотрел что там у нас с винтом. С винтом все оказалось в порядке. Кроме нас, перед мостом собралось еще несколько яхт. Одна из яхт, большая, новая, под австрийским флагом, пришвартовалась к пристани вслед за нами. Мы помогли им пришвартоваться. На яхте были пожилой мужчина и молодая женщина. Потом мост открылся, и мы все начали движение. Я попробовал запустить дизель – он не завелся. Я был к этому морально готов и быстро завел подвесной моторчик, висевший за кормой. Моторчик бодро затарахтел, мы отдали швартовы, начали движение… и тут и маленький моторчик заглох! Я снова начал дергать за стартер, пытаясь его оживить – он не заводился. Да что ж такое! Нас постепенно несло на каменную стенку. Ничего страшного бы не произошло, если бы мы на неё навалились, но мы бы пропустили открытие моста, и пришлось бы ждать еще два часа.

Тут меня окликнул австриец с той яхты, которой мы помогали швартоваться. «Do you need help?» - спросил он. «Да!» - воскликнул я. – «Мне нужна помощь». Я схватил швартовный конец, лежащий у нас на баке, и передал ему. Он закрепил его на своей кормовой утке и поволок нас за собой. Мы прошли мост, и пошли по каналу. Я передал румпель Милой, а сам перегнулся за корму и стал разбираться с нашим подвесным мотором. Почему же он не заводится? Он же новый! И сразу же обнаружил причину: я забыл открыть кран бензобака. Как обычно, причина оказалась проста. Я открыл кран, дернул за стартер, и двигатель тут же завелся. Я немного погонял его на холостых оборотах, включил в положение «вперед» и дал малый газ. Убедившись, что моторчик работает устойчиво, я помахал рукой австрийцу и попросил нас отцепить. Он отцепил буксир, и я много раз сказал ему «спасибо». Он только рукой махнул и ответил: «пожалуйста».

Австрийская яхта ушла в марину, а мы, описав круг перед городской набережной, решили в марину не идти, а встать тут, у стенки. Здесь уже стояло множество яхт, и мы решили, что ночь-другую мы можем провести и здесь, чтобы не платить за марину. А потом можно будет и в марину перебраться, если захочется. Нам в первый раз пришлось швартоваться под подвесным мотором. Конечно, это создало определенные сложности, но, в целом, мы справились неплохо. Отдали якорь, вытравили конец, и подошли носом к причалу. Пришвартовались, и вздохнули облегченно. Нервный был сегодня день.

Никаких «благ цивилизации», кроме мусорки, на набережной не было. Кроме того, там висела вывеска, что тут могут швартоваться только моторные яхты больше 50 метров длиной. Но, похоже, всем на это было наплевать, потому что здесь стояли самые разные яхты. Свободных мест было достаточно, но, несмотря на это, несколько яхт решили ночевать, стоя на якорях.

Координаты: N 38-50,132’ E 020-42,681’ Пройдено: 31,7 мили. Средняя скорость: 4,3 узла.


29 сентября 2009, вторник - Ремонтируем двигатель

Утром к нам подошли женщины из администрации порта, взяли плату за стоянку за 2 дня – 6 евро.

После завтрака, я сразу занялся двигателем. Это была для нас проблема номер один. На форуме один человек, имеющий такой же двигатель, что и у меня, и такую же лодку, посоветовал мне осуществить регулировку ТНВД. Я и раньше об этом думал, потому что в книжке по сервисному обслуживанию моего двигателя сказано, что надо регулировать ТНВД каждые 250 часов. Я даже пробовал этим заняться в Таранто, но в результате двигатель вообще перестал запускаться. Я испугался и решил пока не трогать эту систему. А зря. Надо было мне сразу не полениться, разобраться во всем и отрегулировать ТНВД как надо. Сегодня я внимательно прочитал инструкцию по регулировке ТНВД, вник в неё и решительно принялся за дело. Терять мне было нечего – двигатель наш хоть и запускался, но через пару минут глох. Так что хуже сделать я уже не мог, но была надежда, что смогу сделать лучше.

И у меня получилось. Настройка ТНВД оказалось, в общем-то, не сложным делом. После этого двигатель стал запускаться так же, как и раньше – то есть с «полтыка», причем и в холодном, и в горячем состоянии. Еще я отрегулировал зазоры клапанов – в инструкции к двигателю сказано, как это делать. Это оказалось, в общем-то, совсем не сложно.

Я обрадовался и решил, что проблема решена. Но я ошибался. Погоняв двигатель на нейтральной передаче, и убедившись, что он работает устойчиво, я решил попробовать двигатель на ходу. Лодка стояла на швартовах, а сзади её держал якорь. Я на малом газу дал ход вперед. Я уже решил было, что все хорошо, как вдруг двигатель зачихал и заглох. Я снова завел его и повторил попытку. Результат был тот же: после включении передачи через пару минут работы двигатель глох.

В чем могла быть причина? Скорее всего, причина - в подаче топлива. Делать нечего, пришлось разбирать систему топливоподачи. Вначале снял топливный фильтр и ужаснулся, увидев его состояние – он весь был покрыт какой-то слизью, такой густой, что она забила все его поры. Дунув в него, я не смог продуть через него воздух – такой плотный был покров. Не удивительно, что двигатель глох. На холостом ходу подачи топлива кое-как хватало ему для работы, а при повышении нагрузки – все, уже не хватало. Я заменил топливный фильтр и задумался: откуда взялась эта слизь? Раньше ничего подобного я не видел. Мой прошлый фильтр, который я заменил спустя 500 моточасов, после замены был почти чистым. Я взял пробу топлива из бака. И увидел, что оно на просвет – мутное. Наверное, во время одной из последних покупок я купил где-то некачественное топливо. Логически поразмыслив, я пришел к выводу, что это было в Санта-Марии-ди-Леуке. Затем в Керкире я перелил это топливо из канистры в бак, и после этого у меня начались проблемы с двигателем. И так длилось три дня, пока к концу третьего дня (вчера) фильтр не забился окончательно и двигатель не заглох. Слава Богу, что мы еще смогли дотянуть на нем до гавани.

Итак, ясно – надо промывать всю топливную систему, начиная с топливного бака. Для начала надо было слить топливо из бака. Я открутил шланг от топливного насоса и стал сливать топливо в пластиковые бутылки. До конца дня я успел слить полбака (хорошо хоть, что бак был не полностью полон, а лишь на две трети). Вечером сходили в марину, помылись там в душе. Душ там работает по карточке, которую надо покупать в офисе марины – 0,5 евро за 10 минут душа. Мы купили две карточки, но мне моя не понадобилась – мой душ работал почему-то бесплатно.


30 сентября 2009, среда - Продолжаем ремонтировать дизель

Я продолжил заниматься ремонтом двигателя. Вчера купил топливный фильтр для Янмар в местном яхтенном магазине. Сегодня проверил – оказалось, это фильтр для старших моделей Янмара. Для моего дизеля он не подходит, так как не встает на полагающееся ему место. Пришлось идти обратно в магазин, возвращать фильтр. Они без проблем его взяли, хотели вернуть мне деньги, но я вместо этого купил у них светодиодную лампочку для светильника. В другом яхтенном магазине, называемом CYA, я нашел нужные мне фильтры – и закупил сразу десять штук, про запас. Они стоили каждый по 5 евро, что вдвое меньше той цены, что я платил за такие фильтры в шведском магазине, где я обычно их покупал.

Вернувшись на лодку, я продолжил сливать топливо из бака. Посмотрев на тоненькую струйку, сочащуюся из трубки, я понял, что это надолго. Надо что-то придумать, чтобы дело пошло быстрее. Я открутил фильтр-сепаратор, смонтированный под топливным баком и дело пошло веселее. Через полчаса все топливо было слито. Сняв фильтр-сепаратор (или, как его еще называют, фильтр предварительной очистки), я с удивлением обнаружил, что он, оказывается, был ни к чему не присоединен. Шланги были просто соединены друг с другом, минуя фильтр. Из-за того, что фильтр стоял под баком, его было трудно рассмотреть и создавалось ощущение, что он присоединен к системе. Рассмотрев внимательно фильтр, я понял, почему его отсоединили – на нижней части корпуса была трещина. Видимо, оттуда сочилось топливо, поэтому его и отключили.

Я снова пошел в яхтенный магазин и купил там новый фильтр-сепаратор. К нему купил сменные фильтры. Фильтры были не дорогие – по 2 евро, так что я купил сразу 10 штук. Потом я разобрал топливный насос, вытер накопившуюся в нем грязь, продул все топливные шланги, разобрал и почистил кран на топливном баке. В общем, прочистил все, кроме самого топливного бака. Я не знал, как его чистить. Его, по-хорошему, надо было бы снять и промыть водой. Но потом его надо как-то сушить, и я не знал, долго ли он будет сохнуть – может, неделю? Неделю я не мог ждать. Поэтому я просто залил в бак литров пять чистого топлива и слил его, надеясь, что оно прочистит то, что еще осталось грязным. К сожалению, добиться того, чтобы из бака текло чистое и прозрачное топливо, мне не удалось. Ну ладно, придется с этим смириться. Просто буду чаще менять топливные фильтры – сразу, как только увижу, что двигатель начинает работать как-то не так. Постепенно, я надеюсь, грязь из бака выйдет. Лишь бы больше мне не попадалось некачественное топливо!

Новый фильтр-сепаратор я решил смонтировать рядом с двигателем, чтобы он всегда был на виду, и его было просто обслуживать. Но для этого надо было где-то купить длинный шланг, чтобы провести его от топливного бака к сепаратору. В моем любимом магазине CYA, к сожалению, такого шланга не оказалось. В другом магазине – тоже. В конце концов, мне посоветовали обратиться в один магазин, в котором мне могут изготовить требуемый шланг. Мне нарисовали схему, и я отправился на поиски магазине. Нашел я его быстро (он оказался рядом с супермаркетом DIA), но магазин был уже закрыт. Я решил пойти туда завтра с утра.

Те 300 евро, которые пропали у меня с карточки, когда я пытался снять деньги в банкомате в Гувиа-марине, так мне на карточку до сих пор и не вернулись. Сегодня проверил остаток на карточке и увидел, что денег там по-прежнему нет.

Фотографий в этот день не делали.


1 октября 2009, четверг - Закончили ремонт двигателя

Утром я взял аренду велосипед (4 евро за сутки) и поехал в тот магазин, который я нашел вчера. В магазине мне быстро изготовили все нужные мне шланги. Мне нужно было два шланга для сепаратора и один шланг в систему подачи топлива, взамен износившегося. За все шланги я заплатил всего-навсего 20 евро. Старые шланги я тоже сохранил, на всякий случай. Мне очень понравился такой сервис. Если кто будет ремонтироваться в Левкасе – рекомендую вам это место. Находится магазин возле супермаркета DIA, рядом с заправкойShell, справа от неё. Вообще, надо сказать, что нам очень повезло, что двигатель дотянул до Левкаса. Тут я сумел найти все, что мне было необходимо для ремонта. А то застряли бы в какой-нибудь дыре, где бы я там искал запчасти?

Затем я купил топлива на заправке. На заправку пришлось ездить два раза, так как больше двух канистр за раз я увести не мог. Так что арендованный велосипед хорошо помог нам в этот день. Наш складной велосипед, с маленькими колесами – в общем-то, довольно-таки бесполезная вещь. Слишком уж трудно на нем ездить. А вот полноразмерный велосипед – это совсем другое дело. Милая взяла велосипед и уехала в город, чтобы мне не мешать, а я занялся двигателем.

Я установил фильтр-сепаратор рядом с двигателем, присоединил шланги, а затем началась эпопея по удалению воздуха из системы. Провозился я с этим на удивление долго, хотя суть, в общем-то, проста – надо последовательно заполнить топливом все элементы системы. Наконец топливо добралось до форсунки, я закрутил последнюю гайку, и двигатель можно было запускать. «Если сейчас не запустится – не знаю, что мне еще с ним делать» - подумал я, поворачивая ключ зажигания. Двигатель запустился сразу же, с пол-оборота. Я погонял его на холостых оборотах, затем включил передачу «назад». Вода за кормой забурлила, швартовы натянулись, и корму стало заносить влево. Я ждал – не заглохнет ли двигатель. Но прошло пять минут, десять – двигатель работал ровно и хорошо. Я заглушил его, попробовал завести – завелся без проблем. Ура! Победа! Не знаю, правда, надолго ли хватит моего ремонта. Промыть бак как следует я не смог, так что там еще осталась грязь. Она, конечно, будет забивать фильтры, но теперь у меня есть фильтр-сепаратор, который возьмет на себя основную нагрузку, так что, надеюсь, все будет хорошо. Буду менять фильтры почаще, как только почувствую, что двигатель стал работать как-то не так.

Еще одна вещь, которая меня заботит – масло в коробке передач сегодня стало каким-то странным, похожим на эмульсию. Если приглядеться, то видно, что в нем присутствует множество пузырьков воздуха, как в коктейле. Может, это вода попала в масло? У меня уже было так, в Сибари. Там тоже масло в коробке передач приобрело такой странный вид, при этом лодка стояла на суше. Не понимаю, что это значит. На всякий случай, заменил масло в коробке передач. Буду смотреть, что с ним будет дальше.

Утром снова подходили те две женщины из портовой администрации, взяли с нас 3-20 евро за стоянку. Я заметил, что большинство лодок тут стоят пустые – женщины подходили к ним, стучались, но на стук никто не выходил. Мне кажется, хозяева некоторых лодок просто прячутся, чтобы не платить. Позже, днем, я видел на этих лодках людей. Хотя чего прятаться-то, если цена такая мизерная?


2 октября 2009, пятница - марина Левкаса

Мы решили перейти в марину, которая была неподалеку, потому что нам надо было подзарядить аккумуляторы, и еще у нас кончилась вода. Да и вообще, хотелось одну ночью провести в «цивилизации», где есть электричество, душ, туалет и прочие блага. Там, где мы стояли последние несколько дней, было неплохо, но все же нам хотелось себя немного побаловать.

Утро было чудесное. Мы выбрали якорь и потихоньку пошли под дизелем. На всякий случай я приготовил и подвесной мотор, хотя и чувствовал, что это лишнее. Дизель работал прекрасно, я не мог нарадоваться, прислушиваясь к его ровному негромкому стуку.

У входа в марину нас встретила лодка со служащим марины, который указал нам куда нам встать. Затем я сходил в офис марины, заплатил 18 евро за одну ночь. Да, даже в низкий сезон цены на Средиземке вовсе не низкие. Я помню, на севере Европы мы в середине лета платили всего лишь по 12 евро. При оформлении документов в марине здесь спрашивают только регистрацию лодки (собственно, им нужен любой документ, в котором указана длина лодки) и еще их интересует домашний адрес. Я заранее распечатал на принтере кучу листиков с моим адресом и подаю им.

После завтрака, я подготовил судовую роль на компьютере, распечатал её (а то надоело заполнять её вручную), взял документы на лодку и отправился в Port Police, чтобы поставить там штамп в транзит-лог. В Port Police мне без лишних разговоров поставили штамп о прибытии (я сказал, что прибыл сегодня). На Корфу мне записали в качестве следующего порта захода Игуменитсу, но я там не был и немного волновался из-за этого. Но меня только спросили: «Из Игуменитсы?». Я ответил: «Нет. Из Парги». И больше мне ничего не сказали, молча поставили штамп. Я так же, чтобы не ходить два раза, попросил их поставить мне штамп и об отходе. Меня спросили, когда мы уходим и в какой порт идем. Я ответил, что уходим завтра, а куда пойдем – не знаю. Мне поставили штамп об отходе, а в графе «Next port» написали что-то неразборчиво – видимо, это название следующей гавани.

Потом я зашел в несколько яхтенных магазинов, искал спирт для нашей кухонной плиты. Продавцы только удивленно разводили руками. Похоже, они в первый раз слышали о таком топливе.

Вернувшись на лодку, я занялся изучение лоции и составлением маршрута. Что-то происходит с моим компьютером, программа PC-Planner, установленная на нем, последнее время сильно глючит. И вот сегодня, когда я уже составил все маршруты, она неожиданно сбойнула и вся моя работа пропала. Досадно. Я удалил программу и установил заново – но она по-прежнему не желала работать. Пришлось взять ноутбук Милой, поставить туда эту программу и продолжить работу на нем. Еще и картплоттер сегодня неожиданно заключил – экран стал гаснуть и загораться. «Ну, этого еще не хватало!» - подумал я, сразу же прикидывая, что лучше: купить новый картплоттер, если этот сломается или продолжать плавание как в прошлом году – при помощи ручного GPS и бумажных карт. Думаю, я бы купил новый картплоттер, потому что к хорошему быстро привыкаешь.

Милая сходила в магазин, закупила продуктов. Как раз когда она ушла, пошел сильный дождь. С утра погода была хорошая, но потом, как и предсказывал прогноз, тучи затянули небо, задул сильный южный ветер и пошел дождь. Я в это время сидел в кокпите, чинил расшатавшийся пайол, лежащий на дне кокпита, и, как только начали падать первые капли дождя, решил поднять тент. Только-только я поднял тент, как хлынул проливной дождь.

Прошло полчаса – дождь не прекращался. «Надо идти спасать Милую» - подумал я, зная, что она ушла из дома без зонтика. Написал ей смс-ку, и мы договорились, где встретимся. Я одел непромоканец, взял с собой куртку для Милой и отправился к ней. Я нашел её под пальмой. Под пальмой было удивительно сухо. Надо же, такое хилое дерево – а так хорошо заслоняет от дождя.

После ужина, я занялся, наконец, написанием отчета, чем и занимался до полуночи. Ветер дул по-прежнему сильно, по темному небу стремительно двигались облака, и луна печально проглядывала временами в разрывах темных туч. Ветер дул с такой силой, что лодка существенно кренилась под его напором. Гремел гром, вспышки молний просвечивали сквозь шторки на окнах. Хотел ли бы я быть в такую погоду в море? Нет. В гавани сейчас гораздо лучше.

Координаты: N 38-49,849’ E 020-42,775’ Пройдено: 1 миля.

Фотографий в этот день не делали.


3 октября 2009, суббота - стоим в марине Левкаса

Всю ночь шел дождь. Временами он начинал лить с такой силой, что от шума струй воды, колотящих по лодке, мы просыпались. Наш старый тент, натянутый над кокпитом, пропитался влагой, и вода просочилась вниз. В результате вещи, оставленные в кокпите, оказались слегка подмоченными.

Прогноз погоды, который мы взяли накануне в офисе марины, обещал, что сегодня к обеду тучи рассеются. Однако верилось в это слабо. Утром тучи густым покровом окутывали небо и были даже не серыми, а черными. После завтрака мы решили сходить в Интернет-кафе, чтобы посмотреть метеопрогноз. В Интернете разные сайты обещали разную погоду. Рядом с нами сидела еще одна пара, видимо, тоже яхтсмены, поскольку они, как и мы, изучали прогноз. Они посмотрели прогноз на одном компьютере, и, разочаровавшись, перешли к другому компьютеру. Видимо, там прогноз был лучше, потому что они радостно о чем-то заговорили, показывая пальцем в экран. Мы вышли из Интернет-кафе озадаченные. Идти или подождать еще день? ГРИБ-файл обещал дождь весь день, но в этот момент на небе появилось солнце, облака слегка разошлись и мы решили поверить тому прогнозу, который предсказывал на сегодня хорошую погоду после полудня.

Мы пришли на лодку и стали собираться. Только я убрал тент, как набежали опять облака и начал накрапывать дождик. Я посмотрел на небо… и поставил тент обратно. «Давай попьем чаю, и подождем, пока дождь кончится» - предложил я Милой. Мы попили чаю, я выглянул наружу и увидел, что небо стало совсем черным, а дождь в этот момент припустил с новой силой. «Ладно, останемся еще на день» - решил я. Мокнуть в море под дождем нам совсем не хотелось.

Мы правильно сделали, что решили остаться. Дождь, с небольшими перерывами, лил весь день. Так что windfinder.com ошибся, обещая хорошую погоду. ГРИБ-файл оказался точнее. В общем, подтвердилось старое правило: верить надо тому прогнозу, который хуже.

Я решил воспользоваться свободным временем и отремонтировать ходовые огни. Выяснилось, что ходовые огни не работали потому, что расплавился – нет, даже не предохранитель - а выключатель, которым эти огни включались. Видимо, там было какое-то очень мощное замыкание. Я не стал разбираться со старой проводкой (я давно уже понял, что на лодке надо менять всю систему электроснабжения), а просто протянул вдоль лееров новый провод на нос, который и подключил к ходовым огням. У меня как раз имелся не использованный выключатель на новой панели переключателей, которую я установил в Англии, и я использовал его для ходовых огней.

Еще у нас сегодня поломался холодильник. Утром мы с Милой почувствовали запах гари. Долго принюхивались и, наконец, обнаружили, что он доносится из нашего автомобильного холодильника, стоящего в форпике. Холодильник не подавал признаков жизни, и из него пахло гарью. Это было досадное открытие, потому что жить без холодильника на лодке хоть и можно, но неудобно. Поэтому я (без особой надежды) решил попробовать его отремонтировать. Разобрав холодильник, я решил, что проблема в переключателе режимов работы. Вообще, в морских условиях, как я понял, чаще всего подводят разъемы и переключатели. Я решил выкинуть переключатель и просто соединить проводники перемычками. Для этого мне нужно было припаять пару проводов – и это оказалось неожиданной проблемой. Паяльник у меня был, олово тоже, но не было канифоли! Я много раз пытался найти канифоль за границей, но так и не сумел. А как паять без канифоли? Провод совершенно не хотел облуживаться. Я вспомнил из своего пионерского детства, что можно паять и при помощи аспирина. Попросил Милую найти мне аспирин. Аспирина на лодке не оказалось, зато нашелся парацетамол – это та же ацетилсалициловая кислота, что содержится и в аспирине. Я попробовал паять при помощи парацетамола – и у меня получилось. Припаял две перемычки и включил холодильник. Вентилятор закрутился, я обрадовался, но зря. К вечеру выяснилось, что холодильник, хоть и изображает активную деятельность, ничего не охлаждает. Увы. Похоже, мы остались без холодильника.


4 октября 2009, воскресенье - гавань Astakos

Утром я сходил в Интернет-кафе, посмотрел прогноз. Прогноз обещал западный ветер, ясное небо и волну 0,7 м. Все, кроме волны, меня устраивало. Волна 0,7 метра – это, конечно, не страшно, но и ничего хорошего в ней нет. Поэтому я решил так: пойдем вдоль берега материка, под прикрытием островов. Путь немного удлинится, но всего лишь на 1 милю.

В 10 утра мы вышли из марины, и пошли по Лефкас-каналу. Канал обставлен вешками – справа зелеными, слева – красными. Максимальная скорость движения в канале ограничена 4 узлами, но, похоже, мало кто это соблюдает. Мы обогнали большой катамаран, который не спеша шел в том же направлении, что и мы, и, когда мы поравнялись с ним, один из людей на борту помахал нам рукой и крикнул по-русски: «Доброе утро!»

Минут через 20 мы вышли из канала и оказались в заливе. Прекрасное место для занятия яхтингом. Залив окружен со всех сторон островами, и думаю, что даже в самый сильный ветер тут не бывает опасной волны. И можно идти в любую сторону – на каждом из островов есть что посмотреть и где переночевать. Появился небольшой ветерок, мы подняли стаксель. Вокруг виднелось множество яхт. Солнышко припекало, становилось жарко. Даже не верилось, что сейчас уже почти середина осени. Только ветерок был прохладный и доказывал нам, что сейчас все-таки уже не лето.

Мы повернули налево, в пролив между материком и островом Kalamos, оставив справа острова Skorpios и Scorpidhi, которыми владеет семья Онасисов. Говорят, в проливе между островами стоит их роскошная яхта, но нам её увидеть не довелось. Море было гладкое, ветер – слабый и переменчивый. Он никак не желал дуть с одного направления и капризно поворачивал, как только ему надоедало надувать наш паруса - вернее, один парус, стаксель. Поднимать грот при таком переменчивом ветре не имело смысла.

Мотор работал хорошо. Мы шли со скоростью 5,2 узла. В половине второго дошли до острова Kalamos, пройдя проливом между ним и материком. Остров Kalamos – высокий и зеленый, он весь порос большими деревьями, а вот склоны гор материка, на противоположном берегу пролива, по контрасту с ним, почти лысые, с четкими тенями от облаков на белесых склонах. У берегов Kalamosa кое-где виднелись уединенные песчаные пляжи, возле которых стояли на якоре яхты. Видимо, люди приплывают сюда, чтобы покупаться и позагорать.

После того как мы обогнули остров Kalamos, появился, наконец, устойчивый ветер. Вместе с ветром пришла волна – вначале слабая, но, по мере удаления от острова, становящаяся все больше. Прогноз правильно предсказал высоту волны – 0,7 метра, и я убедился, что не зря пошел за островами – начавшаяся качка оказалась довольно неприятной. К счастью, нам надо было пройти всего лишь 5 миль по открытой воде, а потом мы опять прятались за островами. Я хотел сегодня дойти до залива Petala, и заночевать там, стоя на якоре. Но, наблюдая за волнами, идущими прямо на восток, я стал сомневаться, стоит ли идти в этот залив. Волны будут идти прямо в горло залива, и я не был уверен, что стоянка там будет комфортной. Хейкель писал, что залив Petala обеспечивает хорошее укрытие во время северо-западных ветров, но сейчас дул западный ветер. Я решил изменить курс и пойти в залив Pandelimon, который расположен на 5 миль севернее, и находится под прикрытием островов.

У входа в залив Pandelimon мы увидели две рыбных фермы, с правой и левой стороны. Рыбная ферма – это немного торчащее над водой сооружение, напоминающее большую корзину, прикрепленную к буям. В корзине содержится рыба, которую там выращивают. Время от времени фермы передвигают на другое место, потому что старое место становится загаженным рыбьими экскрементами, поэтому положение рыбных ферм не всегда точно показано на карте. Хейкель писал, что залив «загроможден» рыбными фермами, но, честно говоря, ничего особо страшного мы не увидели. Между фермами оставался широкий проход, по которому мы без труда прошли.

Но вот в глубине залива, где мы намеревались встать на якорь, выяснилось, что стоять-то там, в общем-то, негде. Там очень мелко, по полметра глубины (судя по карте), так что вставать нам надо было прямо на фарватере, а это означало, что нас будет качать на волне (пусть небольшой, но все же неприятной), и, кроме того, мы бы мешали проходу местных лодок. Так что мы развернулись и пошли обратно в море. Не понравилось нам в заливе Pandelimon.

Я решил идти в деревню Astakos, которая находится в двух милях севернее залива Pandelimon. В Astakos нет марины, но есть, по крайней мере, волнолом и причал, к которому можно пришвартоваться. Лучше стоять в настоящей гавани, чем на якоре в незнакомом месте, в окружении мелей. Ветер к вечеру довольно посвежел. Он был нам в галфвинд, так что мы подняли стаксель, и дошли до Astakos быстро – минут за 15. Там оказалась вполне приличная гавань, правда, не очень хорошо защищенная, и волна из залива проникала внутрь и раскачивала лодки. Но зыбь была не сильная, гораздо больше хлопот доставляли рыбацкие лодки и паромы, снующие по гавани и создающие волнение. Мы встали рядом с немецкой яхтой, на которой обитали мужчина средних лет с женой. Они рассказали нам, что хотели, как мы, пройти из Германии до Средиземки на яхте, но после того как попали в 4-метровое волнение в устье Эльбы, отказались от этой идеи, погрузили яхту на грузовик и отвезли в Словению. Там спустили лодку на воду и вот уже четыре года путешествуют по Средиземке.

Мы поужинали, затем сходили в кафе, где имелся Wi-Fi интернет, и, выпив там две чашечки кофе, посмотрели прогноз. Прогноз обещал завтра хорошую погоду: попутный ветер с северо-запада, силой до 10 узлов, волну 0,2-0,3 метра. В общем, почти идеальные условия. К сожалению, прогноз, как обычно, оказался чересчур оптимистичен.

Поздно вечером в гавань пришла огромная роскошная моторная яхта и стала медленно кружиться в центре, отыскивая себе место. С некоторым злорадством я наблюдал за ней, видя, что она никуда не может приткнуться. Я уже думал, что она уйдет, но, в конце концов, для неё освободили место у причала, и она встала к нему кормой, отдав с носа якорь. Это было забавное зрелище: огромная белая яхта, стоящая среди маленьких лодок и достигающая своим носом почти до середины гавани.

Сегодня обнаружил, что у нас осталось мало спирта для нашей кухонной плиты – всего лишь 2 литра. Надолго нам этого не хватит. В Левкасе мы пытались найти спирт – но не смогли. Похоже, придется переходить на газ. У меня имеется туристическая газовая горелка, которая накручивается на маленькие баллончики с газом. У меня есть пара баллончиков, и я видел в магазинах похожие. Надо будет купить несколько штук.

Координаты: N 38-32,046’ E 021-04,943’ Пройдено: 34 мили. Средняя скорость: 4,9 узла.


5 октября 2009, понедельник - Месолонгион

Проснулись мы до рассвета. Мы не планировали вставать так рано, но рыбаки, один за другим уходящие в море, разбудили нас шумом своих дизелей, так что мы решили вставать. Пока завтракали, совсем рассвело. Мы запустили свой дизель и потихоньку, стараясь не разбудить соседей со стоящей рядом яхты, отошли. Выбрали якорь и, повесив его за кормой на веревке, чтобы отмыть его от грязи, пошли. Забавно было наблюдать за якорем, волочащимся по поверхности воды - он никак не хотел погружаться. Глядя на него, я вспомнил анекдот: «Капитан, якорь всплыл! – Плохо. Скверная примета». Кое-где у берега клочьями висел туман. Городок, в котором мы ночевали, выглядел очень живописным, в лучах восходящего солнца. Ранним утром все вообще кажется красивым. Дул легкий бриз с востока, со стороны материка, и мы подняли стаксель. Часа через два мы дошли до залива Petala, в котором планировали заночевать вчера. Из залива навстречу нам вышла яхта, а дальше виднелась мачта еще одной, стоящей на якоре. Интересно, комфортной ли была здесь стоянка?

Солнце временами пряталось за облака и становилось холодно, приходилось одевать свитер. Ветер дул с юго-востока, хотя прогноз предсказывал ветер с северо-запада. Это уже как-то не смешно. Последнее время почти никогда прогноз не мог правильно предсказать направление ветра. Похоже, высокие берега Греции так сильно искажают течение ветров, что полагаться на прогноз тут бессмысленно. Лишь после входа в залив Патраикос ветер стал более-менее соответствовать прогнозу, хотя и норовил все время зайти к северу. Мы подняли грот и стаксель, пошли в крутой бейдевинд. Через час подошли к островуOxeia, за которым надо было поворачивать налево, в залив Патраикос. Над островом Oxeiaлетал вертолет. Он подлетал к вершине горы на острове, зависал над ней, затем делал круг над островом, снова подлетал к вершине горы – и все повторялось. Что все это означало – непонятно. Море было гладкое, волна еле заметной. Мы клевали носом, нам хотелось спать. К середине дня солнце разошлось не на шутку, стало по-летнему жарко. Однако ветер был холодный, поэтому я, сидящий на наветренном борту, не чувствовал жары, пока не пересел на другой борт. Ветер дул в бакштаг, и мы шли хорошо – я, пожалуй, первый раз увидел, что моя лодка стабильно идет больше 6 узлов.

К 2 часам дня подошли к Mesolongion (Месолонгион). Вход в канал, ведущий в гавань, обозначен зелеными и красными бакенами. Мы прошли по каналу и оказались в большом бассейне, в левой стороне которого были причалы, у которых лагом стояли яхты. Мы нашли там себе место и пришвартовались. Марина в Месолонгион еще не достроена. Причалы уже готовы, но больше никаких удобств. Колонки с водой и электричеством установлены в начале причалов, вода в них есть, но электричество отсутствует. Туалет и душ имеются – в том же здании, где находится офис марины, с тыльной его стороны. Плату за стоянку с нас не взяли. Возле офиса марины стоял какой-то парень, который сказал, что мы можем стоять бесплатно. После ужина мы решили сходить в Port Police, поставить штампы в транит-лог. Я думал, что уже поздно и мы никого на месте не найдем, но оказалось, что там есть дежурный – молодая девушка. Она дала мне заполнить какие-то анкеты, затем звонила куда-то по телефону, о чем-то спрашивала и, в конце концов, поставили нам штампы в транзит-лог. Уф, правильно итальянцы и французы ругают греческую бюрократию. Ну, вот кому нужны эти отметки в транзит-логе? Рядом с офисом Port Police мы увидели то ли свалку, то ли выставку. На огороженной дырявым забором площадке стояла старая боевая техника: самолеты, танки, бронетранспортеры. Mesolongion знаменит тем, что здесь умер от малярии Байрон, и его сердце захоронено здесь. Но мы не успели как следует побродить по этому городу, потому что марина расположена довольно далеко от центра города, а пришли мы сюда уже вечером. Координаты: N 38-21,635’ E 021-25,043’ Пройдено: 34,3 мили. Средняя скорость: 4,9 узлов.


6 октября 2009, вторник - Navpaktos

Утром я заметил у кормы какую-то белую нить. Было похоже, что это тонкая веревка, намотавшаяся нам на винт. Хотел уже лезть в воду, чтобы распутывать, но догадался вначале взять отпорный крюк и потрогать им эту «веревку». От первого же прикосновения нить распалась. Похоже, это было что-то органическое.

Набрали воды в бак из колонки, находящейся в начале причала (пришлось носить ведрами). Выяснилось, что за два дня мы израсходовали 20 литров воды (плюс вода из бутылок, которую мы употребляем для питья и приготовления еды).

В половине десятого утра запустили двигатель, и пошли по каналу в море. Был полный штиль. Солнце сияло на безоблачном небе.

«Чудесное утро» - подумал я, разглядывая пейзажи. Очень красивые места тут. Несмотря на то, что люди тут живут совсем не богато, все равно тут очень красиво. Даже обветшавшие домики по берегам канала не выглядели уныло, а создавали некий местный колорит.

Выйдя в море, мы повернули на восток. Море было спокойное, только волны от проходящих рядом больших паромов, идущих в порт Patras, создавали временами качку. К часу дня приблизились к знаменитому мосту, перекинутому через залив. В лоции у Хейкеля написано, что это самый длинный подвесной мост в мире (2 252 метра), но, по-моему, сейчас уже построен более длинный мост (в Японии). Вышли на связь с Rion Traffic на 14 канале, спросили разрешения на прохождение моста. У нас спросили название лодки, высоту мачты, куда мы идем и как далеко от моста находимся. Затем нам разрешили проходить северным каналом, причем для полной ясности было сказано так: «одна опора моста – слева от вас, три опоры – справа». Всего у моста четыре опоры. За одну милю до моста мы еще раз вышли на связь с диспетчером и нам разрешили проход, сказав, что «все чисто».

Пройдя мост, мы стали решать, куда идти: то ли в Navpaktos, до которого было 5 миль, то ли в Trizonia, до которой было 17 миль. Погода была отличная, солнце сияло, море гладкое, так что решили пройти еще 17 миль, до Trizonia. И надо же! Как только мы изменили курс, чтобы идти в Trizonia, как сразу же пришел встречный ветер, причем быстро набирающий силу. Идиллическое плавание кончилось. Скорость стала падать, снизившись с 5,5 узлов до 4, по заливу пошли мелкие волны. Конечно, ничего страшного не было, мы много раз ходили в худшую погоду, но после того как о нос лодки разбилась очередная волна и меня окатило фонтаном брызг, я подумал: «Да зачем нам это надо? Свои законные 25 миль мы сегодня прошли, ради чего упираться?» Кроме того, я жалел, что мы проходим мимо стольких красивых мест, и не видим их. Какой смысл пробежать через всю Грецию и ничего не увидеть? В общем, я развернул лодку, и мы пошли в Navpaktos, который был совсем рядом.

Гавань в Navpaktos оказалось совсем крошечной. Большая часть мест занята лодками местных жителей, и только у входа было немного свободного места, где могла встать парочка (но не больше) яхт. Одна яхта там уже стояла, так что оставалось место только для нас. Мы развернулись, отдали с кормы якорь и стали подходить к причалу. Сосед с яхты вышел на причал, чтобы нам помочь и показал знаками, чтобы мы вставали поближе к его яхте. Я послушался, и это было правильно – оказалось, у оконечности мола совсем мелко, меньше полуметра. Только рядом с бортом соседней яхты было достаточно глубоко, причем места было ровно столько, чтобы поместилась наша маленькая яхта, другая, побольше, туда бы уже, пожалуй, не влезла.

В гавани нет никаких удобств – ни воды, ни электричества, ни туалета. Вообще ничего, кроме причальной стенки. Navpaktos раньше назывался Levanto и в 1571 году здесь произошла знаменитая «битва гребных судов», между турками и христианами. Турки в этой битве потерпели поражение, но на ход истории это существенно не повлияло. В этой битве участвовал будущий великий писатель Сервантес, и он потерял здесь руку.

Соседняя яхта оказалась под финским флагом. На ней обитали пожилые мужчина и женщина. Они вышли из Финляндии 10 лет назад и не спеша путешествуют по Европе.

Какие-то сумасшедшие РИБы несколько раз пронеслись по гавани, поднимая волну. Нас стало бросать на соседнюю яхту, так что я завел шпринг от кормы на берег. Финн обрадовался этой моей идее. Он боялся, что мою лодку навалит на его яхту.

Мы отдохнули, попили чаю, затем взяли рюкзаки и пошли в город. Купили продуктов, затем зашли в Интернет-кафе, посмотрели прогноз. Прогноз не предвещал ничего страшного, сильного ветра не предвиделось, а на направление ветра я не стал даже обращать внимания – все равно наврут. Затем мы поужинали в кафе, и вернулись на лодку. Уже стемнело, но вокруг гавани кипела жизнь. Здесь, по-видимому, находится самый центр города. Вдоль моря проходит старинная крепостная стена, она красиво подсвечена фонарями. У подножия стены находится Аллея Героев, в которой есть памятник и Сервантесу. Вообще, бюстов героев в городе много – я насчитал, по меньшей мере, пять штук. Видно, греки не на шутку гордятся своей многовековой борьбой против турецкого владычества. Наверное, так же, как мы борьбой против Золотой Орды. Я понял, что не зря все путеводители рекомендуют не упоминать при греках о Турции. Я один раз сделал ошибку – сказал, что мы идем в Турцию, и увидел, что грек сделался каким-то кислым. Больше я такой ошибки не совершал.

Что мне не понравилось в Navpaktos – центральная улица, идущая вдоль гавани, перегружена автомобилями. Машины идут почти непрерывно. Соответственно, и воздух весь пропитан выхлопными газами. Я, после моря, начинаю как-то особенно остро чувствовать городские запахи – когда живешь в городе, их не замечаешь, но во время прогулки по городу я почти задыхался.

Проверил карточку в банкомате и обрадовался: 300 евро, которые пропали с неё в Гувии, наконец-то вернулись. Почти две недели понадобилось на это. Купил топлива. На колонке было написано «unleaded diesel». Я удивился: я всегда думал, что тетраэтилсвинец добавляли только в бензин. Причем тут дизель?

Карты Navpaktos в С-Мар – неточные. По карте получалось, что мы стоим за пределами гавани.

Координаты: N 38-23,522’ E 021-49,732’ Пройдено: 26,9 миль. Средняя скорость: 4,9 узлов.


7 октября 2009, среда - остров Trizonia

Всю ночь вокруг гавани шумела ночная жизнь. Периодически по дороге с ревом проносились скутеры или мотоциклы, мешая спать. В общем, Navpaktos - довольно беспокойное место. Нам там не очень понравилось. Хотя городок красивый.

Ушли мы оттуда в 9 часов утра. Наши соседи, финны, ушли еще раньше. Утро было довольно свежее, пришлось одеть свитера. Ветер дул с востока, и был довольно сильным. Нам хотелось сегодня пройти 32 мили до Galaxidhi, но я подумал, что против такого свежего ветра вряд ли нам это удастся. Так оно и оказалось. Вначале, пока ветер был в бейдевинд, мы шли хорошо, но потом, после мыса, пришлось повернуть, и ветер стал встречным. Удивительно, как быстро все-таки ветер разводит волну. Не прошло и часа, как высота волны достигла метра. Лодку стало прилично качать. Скорость упала до 4 узлов. В принципе, можно было дойти сегодня до Galahidhi, потратив на это часов 8, но мне стало, честно говоря, лень. Может, завтра ветер будет более благоприятным, тогда и пройдем много. А сегодня пойдем в Trizonia, тем более, что соседи-финны вчера говорили нам, что это хорошее место. Вот и хорошо, проверим. Чем больше остановок на пути – тем больше воспоминаний. Так я решил, и мы повернули в Trizonia.

В Trizonia мы пришли в час дня. Это гавань находится на маленьком острове, расположенном рядом с материком у северного берега Коринфского залива. Карты С-Мар опять оказались неточными. По ним выходило, что мы прошли прямо по мысу.

Гавань хорошая, тихая. Свободных мест много, несмотря на то, что лодки швартуются тут лагом к причалу. Хотя ветер дул прямо в залив, в котором расположена гавань, волнения тут не было. На причале нас встретил старик-грек, который помог нам пришвартоваться и с гордостью сообщил, что тут есть вода – вон там, возле той красной лодки. Мы нашли потом эту воду – это был колодец в земле, прикрытый железной крышкой. Под этой крышкой имелась труба с краном – похоже, единственным краном на всю гавань. На крышке висел замок, видимо, летом, когда воды мало, воду отпускают в ограниченном количестве. Электричества в гавани нет. Хотя на некоторые лодки откуда-то тянутся провода. Wi-Fi Интернет имеется, стоит 5 евро за сутки. Мы не стали к нему подключаться – прогноз у нас есть, а лазить по Интернету, в то время как вокруг столько нового и интересного, на мой взгляд, как-то глупо.

Возле одного из причалов торчат из-под воды две мачты и крыша рубки – там затонула какая-то большая лодка. Мы сходили, посмотрели на эту лодку. Оказалось, она деревянная. Теперь понятно, почему её не поднимают – цена этой лодки, видимо, меньше, чем стоимость подъема.

Мы совершили прогулку по острову. С горы, на которую мы поднялись, открылся просто сказочный вид на залив, остров и гавань. Остров довольно большой, но заселена лишь малая его часть. Тут сейчас строится много домов – видимо, в расчете на людей, желающих прикупить себе домик на уединенном острове.

В гавани стоит пара «цыганских» лодок. На одном катамаране живет большая семья – муж, жена, трое детей. Вообще, больше половины лодок, стоящих тут – катамараны. Нигде на Средиземке я еще не видел такого скопления катамаранов. Это объясняется, видимо, тем, что тут много места и можно стоять бесплатно. Один катамаран я называл «Броненосец» - такие странные угловатые формы у него. А другой я назвал «Гаваец» - у него изящно приподнятые нос и корма на поплавках.

Координаты: N 38-22,164’ E 022-04,486’ Пройдено: 14,1 миля. Средняя скорость: 4,3 узла.


8 октября 2009, четверг - залив Anemokambi

Ночью к нам на лодку приходил кот. Проснувшись ночью, я вдруг увидел в просвете над брандерщитом кошачью голову – поднявшись на задние лапы, кот заглядывал к нам в каюту. Увидев, что я пошевелился, кот исчез. Выйдя в кокпит, я увидел его, обнюхивающего палубу. Увидев меня, он спрыгнул на причал, посидел там, задумчиво глядя на меня, затем пошел к соседней лодке, запрыгнул на неё и потерся спиной о мачту. Когда мы утром проснулись, ни кота, ни следов его пребывания на лодке обнаружено не было.

Мы позавтракали, собрались и пошли в море. В гавани ветер почти не ощущался, но выйдя из-за островов, мы обнаружили, что ветер по-прежнему с востока, как все последние три дня. Ветер был не сильный, волны не было. Куда пойти? У меня на сегодня было проложено два маршрута: либо до Xilokastro (31 миля), либо до Galaxidhi (20 миль). Xilokastro расположен на южном берегу Коринфского залива, а Galaxidhi – на северном. От Xilokastro оставался один переход до Коринфа, от Galaxidhi – два (хотя можно дойти и за один). Я, в общем-то, вчера решил, что куда будет дуть ветер, туда и пойдем. Но сейчас выяснилось, что и туда, и туда ветер для нас встречный. Так куда же пойти?

Пока я размышлял об этом, лодка шла по направлению к мысу, до которого было 6 миль. После мыса надо было решать куда поворачивать – направо или налево. Я читал лоцию и размышлял, куда же все-таки пойти. Ветер немножко отошел к северу, сделав путь на Xilokastro более выгодным, но мои надежды, что он отойдет достаточно для того, чтобы можно было поднять паруса, не оправдались. В конце концов, я решил идти в Galaxidhi по следующим причинам: 1) К чему торопиться? Ну, придем мы в Коринф на день позже. Зато посмотрим на одно интересное место больше. 2) Гавань в Xilokastro – мелкая. Глубины на входе там могут быть меньше 1,5 метра. То есть мы, в принципе, можем туда и не зайти. Хоть и маленькая у нас осадка, но все же глубина меньше 2 метров для нас уже критична. Возможно, придется тыкаться килем в песок, отыскивая проход, как это было в Сибари. Зачем мне это нужно? 3) Мы всегда мечтали путешествовать «как буржуи» - то есть совершать 4-5 часовые переходы, а затем отдыхать, осматривать достопримечательности, купаться и загорать. Сейчас у нас есть такая возможность – так почему же я ей не пользуюсь? Просто по старой привычке меня все время тянет идти побыстрее, проходя за день как можно больше – но сейчас-то в этом нет никакой необходимости…

Ветер ослабел, солнце грело все сильнее и сильнее. Мы сняли свитеры, но становилось все жарче и жарче. Я стал мечтать о купании. В лоции говорилось, что рядом с Galaxidhi есть хороший защищенный залив, в котором можно встать на якорь. И мне вдруг захотелось это сделать, тем более, что это избавляло нас от необходимости тратить время на заход в гавань, что экономило нам примерно час времени. Милая одобрила мой план и вот, в час дня, мы встали на якорь в заливе Anemokambi. Это оказалось хорошим местом для якорной стоянки. Кроме нас, тут уже стояло несколько рыбацких лодок. На берегах залива виднелись несколько домиков и небольшой отель, но людей видно не было. Тихое уединенное место, с чистой прозрачной водой – как раз такое, как мы любим. Правда, как только мы встали на якорь, нас атаковали полчища мух. Мы затянули вход в каюту и форлюк сетками от комаров, но это помогало мало – мухи все-равно находили щели, через которые можно проникнуть. Когда приду в Турцию, обязательно займусь этой проблемой всерьез. Надо что-то придумать, какие-то съемные сетки-щитки, чтобы преградить вход насекомым. Раньше нам досаждали комары, а сейчас, осенью, почему-то мухи стали серьезной проблемой – отбоя от них нет.

Попробовав ногой воду, я заколебался – стоит ли в неё лезть купаться? Она показалась мне несколько прохладной. Но на самом деле, температура воды была вряд ли ниже той, которая бывает летом на российских реках. Так что я, подумав, все-таки решил окунуться. И правильно сделал. Вода была отличная – чистая, прохладная и прозрачная. Я с удовольствием поплавал. На всякий случай, нырнул и осмотрел винт – он оказался чистым. Поплавав, я вылез в кокпит, и настала очередь Милой. Она тоже, поплескавшись, вылезла довольной. Эх, хорошо так жить! Прошли немного - ровно столько, чтобы не уставать, но и не стоять на месте, затем встали на ночевку и у нас есть еще полдня на развлечения… Да, правильно сказала Милая: «Чтобы хорошо путешествовать, надо иметь в достатке две вещи: деньги и время». В наши прошлые путешествия мы имели недостаток во времени – и это лишало нас половины возможного удовольствия.

Остаток дня я занимался составлением маршрута и написанием отчета. Милая приготовила ужин и читала книги на ноутбуке. Вечером в залив пришел катамаран и встал на якорь рядом с нами. Катамаран под английским флагом, на нем обитали мужчина и женщина. Мужчина, как только они встали на якорь, сразу одел маску, взял подводное ружье и нырнул. «Живут на подножном корму» - сообщил я Милой. – «Если сейчас не поймает рыбы, останутся голодными».

Координаты: N 38-20,943’ E 022-22,912’ Пройдено: 18,7 мили. Средняя скорость: 4,7 узлов.


9 октября 2009, пятница - Коринф

Вчера я посмотрел в картплоттере время восхода солнца, и, забыв, что мы уже в Греции, а не в Италии, неправильно решил, что солнце встает сегодня в 6-33. Я ошибся на час. Поэтому, когда мы встали в 5 утра, была еще глубокая ночь. На небе ярко горели звезды, и Луна тускло освещала водную гладь залива. Наш сосед, катамаран, был еле заметен – черный сгусток в ночном мраке – хотя стоял всего лишь в тридцати метрах от нас. На нем не горели никакие огни, только два тусклых пятнышка, еле-еле заметных, проглядывали сквозь тьму. Эти пятнышки были от «солнечных фонарей» - светильников, которые днем заряжаются от солнца, а ночью светят. Я часто видел такие фонари на лодках, и сейчас убедился, что к утру эти фонари ни на что не годятся – слишком слабый у них огонь.

Мы не спеша позавтракали. Я ждал, что скоро станет светлее. Но небо по-прежнему оставалось черным, и я понял, что ошибся со временем восхода. Сидеть и ждать, пока рассветет, было глупо, поэтому мы запустили двигатель, зажгли ходовые огни, выбрали якорь и потихоньку пошли к выходу из залива. Когда вчера я заходил в залив, я заметил несколько рыбацких буйков на входе. Чтобы не наехать на них сейчас в темноте, я дал Милой руль и приказал вести лодку по старому треку, оставшемуся в памяти картплоттера. А сам пошел на бак, где разобрал и уложил на место якорь, а затем сел на носу и стал смотреть, куда мы плывем. Недалеко прошла рыбацкая лодка, о присутствии которой я узнал только по урчанию мотора. На лодке не горели никакие огни – и это не первый раз, когда я замечаю это. Все-таки рыбаки – удивительно беспечные люди. ГИМСа на них нет!

Потом мы вышли на глубокую воду, и я вернулся в кокпит. К этому времени стали видны первые признаки близящегося рассвета – небо посерело, и стало немного светлее. Потом небо на востоке посветлело, затем порозовело и, наконец, в 7-33, точно по расписанию, взошло солнце. Рассвет был красивым, как и все рассветы. Стоило встать пораньше, чтобы его увидеть. Но все же, когда наступил день, стало лучше. Солнце – это друг всем живущим. День – это пора активности, а ночь – отдыха. Так правильнее.

Мы легли на нужный нам курс. Сегодня мы решили дойти до Коринфа, это 36 миль. Дул легкий ветерок, мы подняли стаксель. Грот поднимать не стали, так как я чувствовал, что этот ветер ненадолго. Действительно, через полчаса ветер стал слабеть, а через час совсем выдохся и наступил полный штиль. Флаг повис как тряпка, море было гладкое, как зеркало. Лодка шла, делая 5,5 узлов, рассекая форштевнем сверкающую воду. Мы сидели в кокпите, каждый на своем борту и занимались своими делами: я читал лоцию, поглядывая на море, а Милая учила турецкий, одновременно ведя наблюдение со своей стороны.

До Коринфа было 7 часов хода. Ничего необычного за это переход не произошло. Лодка спокойно шла к цели, управляемая автопилотом. Почти весь день был штиль, только в конце появился попутный ветер, позволивший нам поднять стаксель, и последние полчаса мы шли быстро, делая 6,2 узла. При подходе к Коринфу, нам стали попадаться навстречу суда, выходящие из Коринфского канала. Благодаря АИСу мы узнавали о них заранее, а они – о нас. Поэтому никаких проблем с расхождением не было.

В гавань Коринфа мы пришли в 2 часа дня. Эта гавань, хоть и называется «яхтенная», на самом деле, никакая не марина, а обычная рыбацкая гавань. Здесь нет никаких удобств, кроме воды на причале. За стоянку потом пришлось заплатить 10 евро в Администрации порта (за два дня). «Дыра какая-то» - сказала Милая, оглядевшись кругом. Ладно, мы стояли в гаванях и похуже. Есть причал, волны нет, вода есть – отлично, можно радоваться жизни. Мы пришвартовались лагом к внутреннему молу. Глубина под нами оказалась 1,6-1,7 метра. Набрали воды в бак. Затем отдохнули, попили чаю, и пошли осматривать город

Коринф оказался довольно симпатичным городом. Здесь прямые широкие улицы, красивые дома, много магазинов, фонтаны и удивительно чисто. Мы нашли Интернет-кафе, посмотрели прогноз. Затем поужинали в кафе, и еще погуляли по городу. Зашли в церковь. Оказалось, что у греков, хоть они и православные, тоже, как у католиков, в церкви стоят скамейки. По набережным вокруг гавани гуляло множество людей, с детьми, с собаками. Старички сидели на скамейках, положив руки на трости, и смотрели на залив. Вечер был теплый. Похоже, что в Греции осень – это как у нас, в России, лето. Уже в темноте, мы вернулись на лодку. Лодка наша стояла прямо под фонарем, установленном на причале. «Надо поднять тент» - решил я. – «А то спать будет слишком светло».

Мы решили задержаться тут на один день. Нам надо было сделать кое-какие дела: поставить отметку в транзит-лог, закупить продуктов, поискать спирта, да и хотелось немного отдохнуть, потому сегодня мы встали очень рано, шли 8 часов и устали за день. Нам очень нравится тот режим путешествия, который сейчас у нас установился. Все ведь просто, на самом деле. В сутках 24 часа, на сон надо отвести 10 часов, на завтрак, ужин, прокладку маршрута и прочие хозяйственные дела – еще часа 4. Переход по морю – часов 5. Итого, остается еще 5 часов, которые можно потратить на отдых и развлечения. За 4-часовой переход можно пройти миль 15-20. Вот на это и надо рассчитывать. Можно ли проходить за день по 80 миль? Теоретически можно. Если лодка большая, идет со средней скоростью 7 узлов, то за 12 часов хода она пройдет 80 миль. Но тогда времени останется только на то, чтобы поесть и поспать. Либо тогда следующий день надо делать днем отдыха. А чтобы идти непрерывно день за днем – надо рассчитывать на 4-5 часовой переход, не больше. Это мое мнение, сложившееся из практики, не претендующее на истинность.

Координаты: N 37-56,477’ E 022-56,124’ Пройдено: 37,3 мили. Средняя скорость: 4,9 узлов.


10 октября 2009, суббота - отдыхаем в Коринфе

На причале, рядом с нашей лодкой, стояла яхта под греческим флагом. Я спросил у её капитана – не знает ли он, каково расписание работы Коринфского канала? В Коринфском канале движение одностороннее и корабли пускают то в одну, то в другую сторону. Я думал, что движение кораблей подчиняется какому-то графику, но грек объяснил мне, что четкого расписания нет, и суда запускают в канал по мере их накопления. Надо связаться с диспетчером на 11 канале и сообщить данные лодки, а затем ждать у входа в канал. Сам он собирался идти в канал примерно к 9 часам утра.

После завтрака мы сходили в Port Police, чтобы поставить отметку в транзит-лог. Отметку нам поставили, и взяли 10 евро – за два дня стоянки, насколько я понял. Причем они попросили меня исправить дату прибытия, чтобы получилось, что я тут стою два дня, а не три. Объяснили это тем (если я правильно понял), что больше двух дней стоять здесь нельзя. Правильно, в общем-то – в гавани очень мало свободных мест и они нужны для яхт, ожидающих транзита через канал. Нет возможности разрешать яхтам стоять здесь долго. Вообще, больше 5-6 гостевых яхт в яхтенной гавани тут не разместятся. Есть, правда, еще коммерческий порт рядом, где места очень много, так что в крайнем случае можно встать там. Честно говоря, я не понимаю, почему греки не строят марины. Совершенно очевидно, что тут нехватка благоустроенных мест для стоянки, и при огромном количестве яхт, базирующихся в Греции, нет никакого сомнения, что эти марины будут пользоваться спросом. Однако, денег в это дело никто вкладывать не хочет, марины не строят, а те, что построены, никак не доведут до ума. Странно все это.

Мы сходили в Интернет-кафе, я отправил очередной отчет о нашем путешествии и посмотрел прогноз. Ближайшие два дня прогноз обещал хорошую погоду, а потом почти неделю будет дуть сильный ветер. Отлично, нам как раз надо два дня, чтобы дойти до Афин, а там можно задержаться подольше, отдохнуть, посмотреть город и приготовиться к переходу через Эгейское море. Эх, если бы я тогда знал, что в Афинах такая сложная ситуация с местами в маринах, я бы лучше пошел на остров Aiyina, а в Афины съездил бы на пароме.

Купили продуктов и топлива, затем я составил маршрут на завтрашний день. Вариантов было два: либо пойдем до Paghi (20 миль примерно), а на следующий день – до Афин, либо – сразу до Афин. Всё зависит от погоды и от того, сколько времени у нас займет прохождение Коринфского канала.

Вечером мы еще раз погуляли по городу. Вечером тут хорошо, свежо. Улицы полны народа. Магазины работают допоздна, а многочисленные кафе, кажется, не закрываются всю ночь. Хороший город Коринф, живой.


11 октября 2009, воскресенье - Афины

Утром я сходил в Интернет-кафе, и еще раз посмотрел прогноз. Он, в целом, совпадал со вчерашним: на сегодня прогноз обещал слабые ветра, почти штиль, а завтра примерно с 3 часов дня ветер начнет усиливаться, и на несколько дней наступит «нелетная погода». В целом, прогноз оправдался, но сильный ветер, обещанный на завтра, пришел на сутки раньше, так что пришлось нам в конце дня попрыгать на волнах.

Вернувшись на лодку, я услышал по радио, на 11 канале разговор какой-то яхты с диспетчером канала. Диспетчер сказал яхте, что она может следовать в канал. «Давай войдем в канал вместе с этой яхтой» - предложил я Милой. Мы запустили двигатель, быстро отдали швартовы и вышли из гавани. До канала из гавани было две мили, это 15-20 минут хода. Вместе с нами из гавани вышла еще одна яхта, под финским флагом. Наверное, они тоже слышали этот разговор по радио и тоже решили воспользоваться случаем. Мы полным ходом пошли к входу в канал. Финская яхта шла впереди. Я вышел в эфир, и спросил у диспетчера, могу ли войти в канал. У меня спросили название лодки, её длину, максимальную скорость и с какой стороны канала я нахожусь (западной или восточной). Затем сказали, чтобы я шел к входу в канал и ждал дальнейших инструкций. Финская яхта, подойдя ко входу в канал, стала ходить там кругами. В эфир они почему-то по-прежнему не выходили. Я, подойдя к ним, застопорил ход, намереваясь ждать «инструкций» от диспетчера, но тут он вызвал меня по рации и сказал (дословно), чтобы я на полной скорости шел в канал. Я подтвердил, что понял и двинул ручку газа на максимум. Сказано ведь: на полной скорости, так что мы пошли со скоростью 6 узлов. Финны, наверное, удивились нашей прыти, но решили не отставать и тоже припустили за нами.

Вход в канал преграждает автомобильный мост, который погружается в воду для того, чтобы пропустить суда. Мост был опущен и на нем горели зеленые огни на светофоре. Хейкель пишет, что тут еще есть мачта, на которой поднимают голубой флаг, означающий, что проход разрешен, но никакой мачты я не заметил. Мы прошли над погрузившимся мостом и вошли в канал. Скорость сбавлять не стали. Впереди виднелась яхта, вошедшая в канал перед нами, а за нами шли финны. Вот так вот, небольшим караваном, мы и прошли через канал, который был короткий, всего лишь 3,2 мили.

Нам, после удивительных каналов Голландии и Франции, этот канал показался каким-то убогим. Ну да, высота скал, через которые прорублен этот канал, конечно, впечатляет, но сам канал производит неряшливое впечатление. Стены, разрушенные эрозией, никак не укреплены, на стенах - ржавые фонари, у берегов – камни, не обозначенные знаками. Лучше держаться середины канала, где глубина примерно 7 метров. Непонятно, куда идут деньги, которые канал берет с проходящих судов. Вид у канала какой-то запущенный.

На выходе из канала надо пришвартоваться к пристани, чтобы заплатить за проход через канал. Яхта, шедшая перед нами, пришвартовалась лагом, и я нацелился встать за ней. Но на причале сидело несколько рыбаков, которые не нашли ничего лучшего, как удить прямо с причала. Увидев меня, они не спеша принялись сматывать удочки. Времени у меня не было, пространства для маневра тоже и я скомандовал Милой: «Подходим к стенке носом!» Развернул лодку перпендикулярно причалу и подвел её к берегу, в единственный свободный от удочек пятачок, намереваясь встать лагом сразу за кормой стоящей яхты. Все бы получилось хорошо, но, ткнувшись носом в причал, я обнаружил, что из канала выходит довольно сильное течение, которое тут же начало разворачивать нашу лодку не в ту сторону, которую я наметил для разворота, и наваливать кормой на стоящую впереди яхту. Пришлось немного посуетиться, потолкать нашу яхту, но обошлось без потерь, мы развернули нашу лодку носом к течению и пришвартовали лагом.

Я взял документы и пошел в офис. С нас за проход канала взяли 96 евро! Для примера: проход через Кильский канал (который намного длиннее и гораздо более обустроен) обошелся нам в 12 евро, а за проход через всю Францию по каналам с нас взяли примерно 68 евро. Да, правильно говорит Хейкель, называя Коринфский канал самым дорогим каналом в мире.

Вернувшись на лодку, я увидел, что Милая общается с каким-то добродушным старичком-греком, который говорил на чудовищной смеси греческого, английского и русского языков. Он когда-то плавал на судах, заходящих в наши порты (старик упоминал Одессу) и с тех пор старик знал несколько русских слов. Старичок был милый и добродушный, но нам надо было спешить, так что мы попрощались с ним, запустили двигатель и пошли дальше.

Выйдя из канала, я предложил Милой идти сразу в Афины, до которых было еще примерно 33 мили. Времени было только половина одиннадцатого утра, погода стояла отличная, так что мы вполне успевали дойти до Афин засветло.

Флаг одной из лодок, двигающейся к нам навстречу, показался мне каким-то странным. Присмотрелся: точно, это же российский флаг! На лодке, видимо, тоже разглядели наш флаг и замахали нам руками. Мы тоже помахали им в ответ и хотели продолжать движение, но увидели, что встречная лодка замедляет ход и, кажется, собирается идти в нашу сторону. Я поставил двигатель на «нейтраль» и стал ждать, пока ко мне подойдут. Яхта, с которой мы встретились, называлась «Nikita», и на корме был написан порт приписки – Новороссийск. Когда наши лодки оказались рядом, выяснилось, что долго две лодки в море стоять рядом не могут – нас сразу же стало разносить в разные стороны. Мы успели немного поговорить, спросили друг друга кто мы и откуда. «Nikita» идет в Хорватию. Толком поговорить мы не смогли, помахали друг другу руками, и пошли каждый по своим делам. Потом я искал в Интернете информацию о яхте «Nikita» - к сожалению, ничего не нашел.

Большую часть пути до Афин мы проделали в нашем обычном (то есть – в скучном) режиме. Но на подходе к Афинам начались сложности. Во-первых, ветер усилился. Он быстро развел волну – небольшую, но неприятную. Во-вторых, мы попали в скопище судов. Первый раз, пожалуй, за все время наших плаваний, я увидел такое количество судов одновременно. Штук тридцать судов я наблюдал на подходе к Афинам. Большинство этих судов стояли на якоре, и мы прошли между них без проблем. Но на подходе к Афинскому порту пришлось несколько раз уклоняться, пропуская суда, идущие в порт. Паромы шли один за другим, с пятнадцатиминутными интервалами. Только пропустишь один паром, как приходится уклоняться от следующего. Наконец, все паромы закончились, и мы смогли проскочить через фарватер.

Но дальше начались другие сложности. Мы сунулись в Zea марину. Это самая большая гавань в Пирее. Там нас встретила лодка со служащими марины, которые сразу же сказали нам, что мест нет. Посоветовали связаться на 71 канале с мариной Alimos и идти туда. Хотя мы видели множество свободных мест, куда мы могли бы приткнуться, но спорить, конечно, не стали и пошли обратно в море, где нас опять стало швырять на волнах. Множество яхт и катеров двигалось во всех направлениях и приходилось все время быть начеку, чтобы ни на кого не наехать. Такого столпотворения мы не видели, пожалуй, со времен Кильской бухты. Лодки были самые разные: от роскошных огромных моторных яхт, до спортивных швертботов и резиновых лодок с подвесными моторами. Все куда-то двигались, спешили, кто-то ставил паруса, кто-то убирал, моторки и гидроциклы носились как сумасшедшие… В общем - здравствуй, столица! Теперь я понял, почему Хейкель так не любит Афины.

Зашли во вторую марину, Faliro, вызвали их на 9 канале. Там у нас спросили наш размер и сказали, что для нас у них места нет. Попытали счастья в марине Flisvos – с тем же результатом. Там нам посоветовали то же, что и в Zea марине – идти в Alimos марину. Ничего не оставалось, как последовать этому совету.

Подойдя к Alimos марине, мы не стали спрашивать о наличии мест по радио. Честно говоря, это был первый раз, когда мы использовали рацию для бронирования мест в марине. Раньше мы просто заходили, становились на свободное место, а потом уже шли в офис марины разбираться. Там мы сделали и сейчас – зашли и ткнулись в понравившееся место. Оттуда нас, правда, прогнали, сказав, что это место зарезервировано для катамарана, но посоветовали попытать счастья на другом причале. Мы попытали счастья: встали в узкую щель между двумя катерами, рассчитывая на то, что это место никому, кроме нас, не подойдет. Оттуда нас никто выгонять не стал и мы, пришвартовавшись, пошли искать офис марины. Долго ходили по гавани, расспрашивали людей и, наконец, с трудом, обнаружили это заветное место. Зашли туда, к нам подошел какой-то парень, мы объяснили ему, что хотели бы получить какое-нибудь крохотный закуток для нашей маленькой лодочки. Парень сокрушенно развел руками и объявил, что мест нет. Милая аж дернулась от возмущения – как это нет?!! Да мы видели множество свободных мест. Но я удержал её и вежливо спросил у парня – что же нам теперь делать? Он пожал плечами и посоветовал идти в соседнюю марину. «Как бы не так!» - подумал я зло. – «Ладно, не хотите брать деньги – будем стоять бесплатно». Я сердечно попрощался с парнем и мы ушли. На улице я объяснил Милой свой план: постоим до завтра на том месте, где стоим сейчас. Судя по всему, это частное место, и если придет его хозяин – уйдем и встанем на другое место. Свободных мест тут, в гавани, хватает. Постоим одну ночь «на птичьих правах», а завтра попробуем опять сходить в офис. Сегодня – воскресенье, а в этот день у чартерных лодок «пересдача» - то есть уезжает один экипаж, и приезжает другой. Поэтому марина сегодня забита. А завтра, когда часть чартерных лодок уйдет, возможно, в марине станет посвободнее, и для нас найдется законное место. Парень в офисе марины, скорее всего, говорил правду – свободных мест для гостевых яхт у него действительно нет, так что надо ловить, когда такое место появится.

Мы вернулись на лодку, поужинали. Затем я попытался сходить в душ, но выяснилось, что, во-первых, в душе нет горячей воды (она нагревается в солнечной бочке, и всю воду уже использовали другие яхтсмены, которые пошустрее нас), а во-вторых, в душе и туалете нет света. И бумаги в туалете нет! Это, пожалуй, первый туалет в Европе, в котором не было туалетной бумаги. Отмечаю это просто как забавный факт. Ладно, ничего. Электричество у нас было, так что я нагрел воды в чайнике и приготовил себе ведро теплой воды. Затем помылся, сидя в кокпите. Удивительно: октябрь месяц, а я сижу поздним вечером в кокпите и моюсь, и не холодно.

Легли спать в 10 часов вечера. Сегодня был тяжелый день: мы долго были в море, пересекали оживленный фарватер, потом перенервничали во время поиска места в марине, но, слава Богу, в конце концов, все наладилось. Ну, и хорошо. Завтра будем думать, что делать дальше.

Координаты: N 37-54,769’ E 023-42,182’ Пройдено: 41,2 мили. Средняя скорость: 5 уз.


12 октября 2009, понедельник - Алимос марина

Утро началось с того, что нам отключили электричество. Причем не только нам, но и всему причалу, у которого мы стояли. «Отключили за неуплату» - пошутила Милая. Электричество, кстати, так и не наладили за все те дни, которые мы потом здесь простояли. «Ладно» - утешил я себя. – «Электробритву свою я подзарядил, так что автономность наша восстановлена». Мы решили сходить в офис марины после обеда, когда увидим, что места у причалов освободятся. Пока же лодки стояли так же густо, как и раньше. На нас никто не обращал внимания – ни соседи с лодок, ни служащие марины, которые периодически проезжали мимо на тузике.

Я отправил Милую обследовать окрестности, а сам занялся составлением маршрута. Я решил составить маршрут на весь остаток пути, до Турции. Получилось следующее: до острова Кос нам отсюда всего лишь 10 переходов. То есть, если все будет хорошо, к концу октября дойдем до Турции. И у нас еще останется целый месяц визы, которую можно будет использовать по усмотрению.

Милая вернулась из «разведки», и мы стали собираться, чтобы идти в офис марины. Но тут к нашей лодке подошел парень. Оказалось, он хозяин этого места, на котором мы стоим. Он поздоровался, спросил, сколько мы тут уже стоим, и когда собираемся уходить. Я ответил, что стоим второй день и уходить собираемся завтра, после обеда. Потом я пожалел, что не назвал более позднюю дату, тогда бы он, может, разрешил нам постоять подольше. Парень сказал нам, что его лодка сейчас находится в другом месте, и мы можем пока постоять тут, платы не надо. Мы очень обрадовались и сердечно поблагодарили его.

Мы хотели помыться в душе, но, заглянув туда, отказались от этой идеи – такого грязного душа мы не видели ни разу за время нашего путешествия. Он напомнил нам общественный туалет времен СССР.

Милая нашла в городе прачечную, и мы сходили в город, отдали белье в стирку (нам сказали, что оно будет готово на следующий день к вечеру), затем зашли в супермаркет и купили газовую горелку для баллончиков CampingGaz. Горелка стоит 15,5 евро, а баллончики – по 0,56 евро. Таким образом, мы решили проблему нехватки спирта для нашей плиты. Собственно, в том же супермаркете мы видели и что-то похожее на спирт (и взяли бутылочку для пробы), но надписи на ней были на греческом, а переводить греческий (даже со словарем) – трудное занятие, из-за того, что они используют не латиницу, а свой собственный алфавит. Так что до сих пор я и не знаю, что же мы, собственно, купили. Когда закончится спирт в плите, попробую залить эту жидкость и посмотреть, как она будет гореть.

Вечером пошли искать Интернет. Вначале пробовали найти беспроводную сеть рядом с мариной. Сетей было много, но ни одна из них не подключалась (через пару дней мы обнаружили, что в марине все-таки есть сеть Wi-Fi, к которой можно подключиться). Постепенно, в поисках Интернета, мы забирались все дальше и дальше в город и, в конце концов, увидели указатель, говорящий, что до Макдональдса – 2,5 км. В Макдональдсе обычно бывает Wi-Fi и мы решили дойти до этого места. Больше часа мы шли, ориентируясь по вывескам-указателям, и, наконец, нашли это кафе, но Интернета там не было. Зато там нам сообщили, что дальше по улице есть Интернет-кафе и мы, после еще получаса ходьбы, наконец-то его нашли. Посмотрели прогноз. Оказалось, что ближайшие три дня будет дуть очень сильный ветер. Погода наладится только к субботе или к воскресенью. До этого времени нам придется торчать в Афинах. Я пожалел, что не попросил того парня разрешить нам постоять на его месте подольше.


13 октября 2009, вторник - Пришел шторм

Ночью ветер усилился, как и обещал прогноз. Усилился настолько, что даже сюда, в защищенную гавань, стала проникать волна и сильно раскачивать лодку. Много раз за ночь я просыпался, разбуженный ударом волны. Несколько раз выходил в кокпит, проверял швартовы. Все было нормально, хотя соседний катер ветром все время наваливало на нас. Но все же расстояние между нами было достаточно велико, чтобы мы не соприкасались корпусами. Днем ветер дул еще сильнее, чем ночью.

К обеду он ненадолго утих, а потом поменял направление и задул с новой силой. Мы сходили на внешний мол, посмотреть на бушующее море. Промокли с головы до ног, потому что брызги от волн, разбивающихся о мол, перелетали через 3-метровую стену и поливали нас соленым душем. Я даже не стал ходить в офис марины и просить дать нам другое место. Хоть я и обещал парню вчера, что сегодня мы уйдем, но в такой ветер выходить из промежутка между двумя катерами, в котором мы стояли, я был согласен только в случае крайней необходимости. Нас бы обязательно навалило на соседний катер, который был раза в три длиннее нашей лодки. Поцарапать его полированные борта мне ужасно не хотелось. Впрочем, я был уверен, что хозяину этого места оно, пока не утихнет ветер, не понадобится.

Я решил поменять масло в двигателе. Отправив Милую в Интернет-кафе (чтобы освободить себе место для работы), я занялся двигателем. Смена масла – простая процедура, но занимает довольно долгое время – часа полтора. В этот раз я еще усложнил себе задачу тем, что, откручивая масляный фильтр, сломал один из болтов. Болты старые, и вот один из них не выдержал. Обломок болта остался в дырке, и я не смог его вытащить. Пришлось делать новые болты и прикрутить масляный фильтр на место при помощи оставшихся двух болтов. Надеюсь, они будут хорошо держать, и масло подтекать не будет.

Похоже, масляный датчик, установленный в моторе, стоит там только для видимости. При работающем моторе я сегодня отсоединил провод от этого датчика – но сигнальная лампа не загорелась. А ведь она загорается (и гаснет), когда я запускаю двигатель. Странно.

Чем больше мы стоим тут, в Alimos марине, тем меньше нам тут нравится. Мест нет, душ и туалет – ужасно грязные, электричество нам так и не починили, а еще тут большое количество бродячих собак, которые собираются в стаи и лают на прохожих. Проходя мимо них, я все время жалею, что у меня нет крепкой палки. Вообще, бродячие собаки в Греции – это обычное явление, мы видели таких собак даже в Акрополе. В женском туалете сегодня кто-то отломал ручку двери, так что теперь зайти в туалет невозможно. Женщины ходят в мужской туалет. Бардак тут, одним словом… Надоели нам эти Афины, хочется уйти отсюда побыстрее.


14 октября 2009, среда - Акрополь

Утром мы сходили в офис марины, попросили дать нам гостевое место. Нас узнали (ведь два дня назад мы сюда уже приходили), и спросили, где мы сейчас стоим. Мы показали наше место на плане, они увидели, что это одно из частных мест и потеряли к нам интерес. А по поводу гостевых мест нам сказали, что, может быть, места появятся после обеда, когда уйдут чартерные лодки.

Мы плюнули на них, нашли свободное место в ряду рыбацких лодок в восточной части гавани и перешли туда. Здесь есть электричество, но нет воды. Потом мы заперли лодку и отправились на экскурсию в центр.

Из Alimos марины добираться до центра Афин удобно – надо сесть на трамвай, 5-ый номер, линия которого проходит вдоль моря, и ехать до станции Синтагма (это и есть центр). Билет на трамвай стоит 1 евро, покупать его надо на остановке, и там же компостировать. Время пути до центра – полчаса.

Выйдя на станции Синтагма, мы побродили по центру, затем купили билет на туристический автобус, сделали круг по городу, потом полезли на скалу, где расположен Акрополь. Акрополь, против ожидания, мне понравился. Чем-то меня эти развалины зацепили, хотя обычно я к таким местам равнодушен. Нам с Милой больше нравится смотреть на достижения современной цивилизации. Почему-то все восхищаются стариной, не замечая, как много удивительного находится рядом с нами. Каждый раз в аэропорту, глядя на огромный тяжелый самолет, стоящий на земле, я думаю о том, как же все-таки удивительно, что эта огромная махина, благодаря человеческому разуму, может подниматься в воздух.

Вечером, вернувшись в лодку, мы обнаружили, что на том месте, где мы сейчас стоим, ловится Интернет. Скачали прогноз, посмотрели его. Можно было уходить либо завтра, либо послезавтра. Подумав, я решил выходить послезавтра, потому что на завтра погоду обещали еще не очень хорошую.

Координаты нашего нового места стоянки в Alimos марине: N 37-54,738’ E 023-42,471’


15 октября 2009, четверг - Нас прогнали из Афин

Наконец-то удалось нормально выспаться. Впервые за последние дни лодку не качало, поэтому я почти не просыпался ночью. За ночь все небо затянуло облаками, и пошел мелкий дождь. Я поднял тент над кокпитом, и включил обогреватель. Потом попытался вспомнить – когда же мы последний раз включали обогреватель? Это было где-то в каналах на северной Франции, то есть месяцев пять назад. Да, суровое дыхание зимы чувствуется и здесь, на юге, и последние дни – все чаще. Вода в море еще теплая, можно купаться, но ветер уже холодный.

Мы позавтракали, и стали думать, чем заниматься сегодня, но тут по борту лодки постучали. Я вышел и увидел недовольного грека, который о чем-то стал меня спрашивать. Я улыбнулся, развел руками и попытался произвести на него хорошее впечатление. Но грек не пожелал быть дружелюбным и позвал другого грека, который говорил по-английски, чтобы он мне переводил. Мне было сказано, что я должен уйти, потому что сюда идет другая лодка. Нет проблем, сейчас уйдем. А можем встать на другое свободное место (я показал пальцем)? А то в марине нет свободных мест. - Нет, здесь стоять нельзя, это порт, а не марина. Идите в марину. - Но в марине нет мест! - Все равно идите туда. Вот так вот нас неласково выпроводили. Я был удивлен. Пожалуй, первый раз в Европе я столкнулся с таким недружелюбным отношением. Это был капитан порта, как мне объяснил грек-переводчик. Он попытался как-то смягчить впечатление, произведенное на нас этим суровым начальником, и посоветовал поискать место в марине возле подъемного крана. Мы запустили двигатель, и пошли искать себе новое место. Кружили-кружили по марине, пару раз пришвартовывались на свободных местах, но нас каждый раз прогоняли – говорили, что эти места зарезервированы и сюда скоро придут лодки. В марине действительно не было свободных мест, куда можно было бы приткнуться – даже для нашей маленькой лодки. Свободные места (и много) были только в рыбацком порту, оттуда нас только что выгнали.

Ну, что делать? «Пойдем в море» - предложила Милая. С неба капал дождик, но ветра не было, и волна, кажется, была пока еще небольшой, хотя прогноз обещал её усиление в течении дня. «Пойдем» - согласился я. Делать было больше нечего. Мы вышли из гавани, и пошли вдоль побережья. Через каждые несколько миль тут были марины, но Хейкель писал про все, что они заполнены местными лодками и очень трудно найти там место. Собственно, Хейкель пишет так про все афинские марины. Поэтому я решил идти, пока идется. А там, если действительно придет обещанная по прогнозу большая волна, зайдем в какую-нибудь гавань и будем пытаться там встать.

Ветра вначале вообще не было, а затем он задул, да еще как задул. Мы подняли стаксель, и пошли быстро, делая около 6 узлов. Я только-только собрался поднять еще и грот, как вдруг двигатель страшно затрещал. Я тут же включил нейтральную передачу – треск прекратился. Похоже, этот страшный звук раздался из коробки передач. Я заглушил двигатель, спустился вниз, посмотрел – ничего не обнаружил. Проверил уровень масла в коробке передач и в двигателе – все нормально. Вернулся в кокпит (лодка все это время шла по курсу под стакселем), запустил двигатель и осторожно включил передачу. Мотор заработал, как ни в чем не бывало. Что это было? Я так и не понял.

Волна, обещанная по прогнозу, начала проявлять себя. Ветер дул все сильнее и сильнее. И мотор напугал нас своим поведением. В общем, настала пора идти в гавань. Мы как раз проходили мимо марины Vouliagmeni. Эта марина – первая гавань, построенная греками специально для яхт. «Значит, это древнегреческая марина?» - пошутила Милая. Мы решили зайти в эту «древнегреческую марину», хотя Хейкель и писал, как всегда, что она заполнена местными лодками и надо быть счастливчиком, чтобы найти там место. Но я надеялся, что мы будем как раз такими счастливчиками.

Мои надежды не оправдались. Марина Vouliagmeni заполнена огромными катерами, которые стоят плотно, бортом к борту по всему периметру гавани. Почти сплошь одни катера, только парочка яхт, казавшимися крохотными рядом с этими моторными гигантами, затесалась среди них. Да, нас тут явно не ждали. Встать было совершенно некуда. В центре гавани (она почти круглая) есть красный буй, к которому, в принципе, можно было прицепиться, и я подумал, что это будет забавно смотреться – маленькая потрепанная яхточка в окружении гигантских роскошных катеров, собравшихся вокруг неё, как стадо мамонтов вокруг мышонка. Но все же, покружившись по гавани, я решил идти к выходу и попробовать встать к стенке у входа, рядом с дайверским ботом. Подойдя к стенке, я передумал – как-то странно уходили в воду цепи с дайверского бота, возможно, что он, хоть и стоял лагом к стенке, но отдал с кормы якорь. Так что мы могли зацепить килем его цепь, да и стоять на этом месте было бы плохо, потому что волна накатывала на стенку. За пределами гавани, у входа, я заметил ряд швартовых буев, на которых стояли небольшие суда – рыбацкие лодки и катера. Там было несколько свободных буев и я решил прицепиться к одному из них. Будет, конечно, покачивать на волне, но уж лучше стоять носом к волне, чем бортом к ней у каменной стенки. Поэтому мы вышли из гавани и пришвартовались к одному из буев. При этом чуть не утопили отпорный крюк, потому что я давно не швартовался к буям и забыл, как это правильно делается.

По заливу шла волна, и я думал, что нас будет неприятно качать, но выяснилось, что качка строго килевая, и поэтому качает нас вполне комфортно. Качка была даже более комфортной, чем позавчера, когда мы стояли в гавани во время сильного ветра. Рядом с нашей лодкой, какой-то грек, не обращая внимания на дождь и волны, занимался плаванием. Он плавал на спине туда и обратно, и, когда он проплывал мимо нашей лодки, я окликнул его. Я хотел попросить его, чтобы он нырнул и посмотрел на наш винт. Хоть и мала вероятность того, что она винт что-то намоталось, но все же неплохо было бы это проверить. К сожалению, грек совсем не говорил по-английски, поэтому он ничего не понял из того, что я ему говорил. Пришлось улыбнуться ему, сказать «Эфхаристо» (спасибо) и отпустить с миром.

К бую я привязался двумя швартовами – на всякий случай. Ветер был шквалистый, непонятно было, ухудшится погода к ночи или улучшится. Прогноз обещал, что улучшится, но прогнозы нередко ошибаются. К нашему удивлению, тут обнаружился Интернет. Я скачал прогноз, проверил почту и немного пообщался на форуме.

Затем мы поужинали, и легли спать. Когда нет электричества, на лодке больше нечего делать – приходится ложиться спать, как только стемнеет. По-прежнему шел дождь, небо было сплошь затянуто облаками. Но прогноз нахально утверждал, что к утру тучи рассеются. Как-то слабо в это верилось. На мачте я зажег якорный огонь. Соседние лодки стояли рядом совсем без огней. Ночью их было очень плохо видно, тем более, что шел дождь.

Поспать у нас получилось только четыре часа. Ветер немного утих, и качка изменилась – вместо килевой, она стала боковой. Хоть волна была и небольшой, но представьте себя, что вас постоянно трясут за плечо – сможете ли вы спать в таких условиях? Мы не смогли, и проснулись. Я злился: опять не удастся нормально выспаться. Я знал по опыту, что при такой качке если я и засну, то ненадолго. Я лежал и думал, что бы такое сделать, чтобы можно было нормально поспать. Надо было как-то развернуть лодку носом к волнам, чтобы качка стала снова килевой. Но как развернуть лодку? Ветер не совпадал с направлением волны, и лодка сейчас стояла носом к ветру, а волна шла сбоку. Может, если поднять стаксель, оставив его на наветренном борту, ветер развернет лодку против ветра? Я решил попробовать. Попробовал. Ничего не получилось. Что еще можно было сделать? Завести с кормы якорь и поставить лодку на двух якорях? Для этого надо было спускать тузик, и заниматься этим всем среди ночи не хотелось. В конце концов, я придумал простое решение: лечь спать поперек лодки. Наша сборная кровать в каюте обладает достаточной шириной, чтобы можно было лечь на ней поперек. Для этого надо было только убрать стол. Мы убрали стол, легли ногами к волне – и спать стало намного комфортнее. Остаток ночи мы провели спокойно.

Координаты: N 37-48,284’ E 023-46,445’ Пройдено: 8,87 миль. Средняя скорость: 4,4 узла.

Фотографий в этот день не делали.


16 октября 2009, пятница - Olympic марина

Всю ночь шел дождь, и утром погода была все такая же хмурая. Мы позавтракали, затем я проверил прогноз. Ничего страшного прогноз не обещал, а облака должны были рассеяться к обеду. Как раз в это время, когда я смотрел прогноз, тучи, словно в насмешку, сгустились еще больше и пошел дождь. Стоять тут смысла не было, и мы решили идти. Подождали, пока закончится дождь, запустили двигатель и пошли.

Вышли из залива, легли на нужный курс и обнаружили, что ветер нам – попутный. Подняли грот и стаксель, а через полчаса, увидев, что ветер ровный и хороший, заглушили двигатель. Да, давненько нам не приходилось идти только под парусами. Лодка приятно накренилась и пошла, взрезая воду. Все-таки ходить под парусом – это здорово. Солнышко то выглядывало, то пропадало. Временами начинал накрапывать дождик, но чувствовалось, что погода налаживается. Ветер, к сожалению, слабел, слабел и через два часа, когда скорость наша упала до 3 узлов, я снова запустил двигатель.

В час дня обогнули мыс Sounion. Мыс легко отличим от остальных – на его вершине хорошо видны колонны древнего храма Посейдона. Английский поэт Байрон когда-то расписался на одной из его колонн. Варвар. Перед мысом в заливе мы увидели множество яхт, стоящих на якорях. Можно было встать здесь, но нам хотелось попасть в нормальную марину. Мы ведь с самого Лефкаса не стояли в благоустроенном месте. (Афины – не в счет, потому что там марина была благоустроенной лишь относительно). Хотелось помыться и вообще почувствовать себя цивилизованным человеком.

Сразу за мысом ветер значительно посвежел, и волна подросла. Ветер стал нам в лоб, поэтому мы убрали паруса и остаток пути прошли под одним мотором. Мы шли в Olympic марину, которая расположена милях в 5 к северу от мыса Sounion. Подходя к марине, я вызвал её на 11 канале, спросил, есть ли места. Места были и нас пригласили зайти. На входе нас встретила лодка с хаба-мастером, который отвел нас на предназначенное нам место. Здесь, впервые на Средиземке, мы увидели «пальчиковые» понтоны, которых мы не видели, пожалуй, с Дувра. Стоянка обошлась нам 48 евро за сутки. Я немножко офигел от таких цен. Кроме того, выяснилось, что электричество тут оплачивается отдельно. За один евро нам выделили 3,1 условных единицы электричества. Когда мы уходили, на счетчике оставалось еще 2,5 единицы. Я не пойму: зачем городить этот огород с оплатой электричества, если оно стоит так дешево?

Вообще, это электричество доставило нам немало хлопот. Вначале оно не хотело включаться. Оказалось, там три предохранителя – на каждый провод в розетке, в том числе и на заземление. Никогда раньше такого не видел. И вот это заземление и сбоило: предохранитель на нем срабатывал и отключал питание. Я долго не мог понять, как с этим справиться, затем почистил заземляющий контакт на вилке – заработало. Но ночью, пока мы спали, опять все вырубилось. Утром я кое-как наладил эту систему и обругал хозяев марины за жадность: из-за несчастного одного евро они создали нам столько геморроя.

В марине есть автоматическая прачечная. Жетоны надо покупать в офисе марины. Есть душ, причем очень хороший. Имеется кафе, в котором есть бесплатный Wi-Fi. Нам даже не пришлось заказывать себе кофе – просто посидели в кафе и скачали прогноз.

Прогноз погрузил меня в мрачные раздумья. Он обещал завтра волну 1 метр и, к середине дня, довольно свежий ветер –16-18 узлов. Идти не хотелось, но послезавтра прогноз был еще хуже. Приближался следующий циклон, и погода грозила ухудшиться надолго. Сидеть несколько дней в Olympic марине – было совершенно невозможно, слишком уж дорого тут стоять. Можно было перейти в Lavrio – это порт, рядом с мариной. Но Хейкель предупреждал, что место это используется чартерными компаниями и мест там мало. Да и вообще, мне хотелось поскорее уйти подальше от Афин, надоело здешняя сутолока и недостаток мест. Хотелось опять попасть в нормальные условия, где нет переполненных гаваней. Я решил, что встанем пораньше, выйдем и посмотрим – что за погода, какая волна. Если будет совсем плохо – пойдем в Lavrio, если терпимо – пойдем на остров Kythnos (Китнос), до которого 26 миль.

Координаты: N 37-41,759’ E 024-03,636’ Пройдено: 21,1 миль. Средняя скорость: 4,8 узла.


17 октября 2009, суббота - остров Китнос

Проснулись мы в половине восьмого. Позавтракали, затем я сходил в кафе, в котором вчера был Интернет. Кафе было закрыто, но Интернет работал. Я сел на столик на пустой террасе и скачал прогноз. Прогноз меня порадовал – он был лучше, чем вчера. Волну обещали поменьше, и ветер потише. В отличном настроении я вернулся на лодку и скомандовал отход.

Купив топлива на заправке в марине, мы вышли из гавани, и пошли в море. Небо было сплошь затянуто облаками, было довольно холодно. По мере продвижения в море, становилось все яснее, что волна там есть, и довольно-таки нешуточная. Милая мрачнела все больше и больше, по мере того, как волны росли. Я пока еще не решил, идем ли мы до Kythnos (Китнос), или повернем назад, в Lavrio. Я решил так: дойдем до оконечности острова Makronisos, который прикрывал нас от волн, ляжем на курс к острову Kythnos, и тогда посмотрим: сильно ли будет качать, и вообще, как обстановка. Там мы двигались. Несмотря на то, что ветер и волна были встречные, скорость была нормальная - 4,5 узла. Волна была пологая, старая, поэтому не замедляла существенно наше продвижение. Высота волны явно не соответствовала силе ветра – ветер был слабый, а волна большая. Волна осталась с ночи, когда дул сильный ветер, и была надежда, что с течением дня волна еще больше уменьшиться.

Обогнув южную оконечность острова Makronisos, мы легли на курс к Kythnos. На новом курсе выяснилось, что можно поднять стаксель. Под стакселем и под мотором лодка пошла быстрее, делая больше 5,5 узлов. Под стакселем нас стало меньше качать, и волна приходила теперь не в нос, а в скулу. Качка была вполне комфортной, и я решил – идем на Kythnos. Потерпим 5-6 часов, зато уйдем в нормальную гавань, а там уже отдохнем несколько дней, пережидая приближающийся циклон. Где-то часа через два стало ясно, что волна слабеть не собирается. Наоборот, ветер посвежел и волна, явно взбодрившись, тоже решила показать норов. Но половина пути была уже пройдена, так что идти вперед или назад – было теперь все равно. Мы шли вперед. Я надеялся, что ветер не зайдет, потому что против встречного ветра, без парусов, мы бы шли со скоростью узла 3, а так, под стакселем и мотором, мы хорошо шли, делая 5-5,5 узлов. Я согласен терпеть качку и прочие неудобства, но только если мы быстро двигаемся. Сидеть в лодке, треплемой волнами, и при этом еще еле тащиться – по-моему, нет ничего хуже. Можно было еще поднять грот, чтобы идти еще быстрее, но ветер балансировал на грани, казалось, что он вот-вот станет встречным, и поднимать грот не хотелось – потому что убирать его на такой волне занятие неприятное. К счастью, ветер не менял направления, и мы шли хорошо.

Обогнули остров Kea и стали пересекать пролив между Кеа и Китносом. Этот пролив – оживленное место. По нему проходит судоходный путь. Нам встретилось штук шесть судов, от некоторых из которых пришлось уклоняться. Какие все-таки большие эти корабли! Глядя на их огромные борта, вздымающиеся из воды недалеко от лодки, я думал о том, насколько все-таки могучее существо – человек, раз он может создавать таких монстров. Пока шли, я про себя напевал песенку из мультфильма о коте Леопольде: «Если вдруг грянет гром в середине лета, неприятность эту мы переживем». Но когда я поделился этим с Милой, она призналась мне, что все это время поет другую песню, Визбора, «Что ж вы ботик потопили, был в нем новый патефон». Я пожурил её за это. В море я становлюсь суеверным. Нечего тут петь такие песни.

Автопилот вел себя сегодня как-то странно. Он периодически выдавал сообщение, что не может продолжать движение по маршруту. Я думаю, его электронные мозги не справлялись с задачами, которые ему подкидывало волнение. После нескольких особенно сильных волн он вообще вырубился, показав какую-то ошибку «2000». Я испугался, что он может совсем сломаться, и тогда нам остаток пути до Турции придется рулить вручную, поэтому убрал его и дальше мы вели лодку сами. Обойдя северный мыс острова Китнос, мы повернули, чтобы идти в гавань Lautra. Остров заслонил нас от волн, но не от ветра, который, казалось, еще больше усилился, как только мы завернули за остров. Наверное, сказывалось то, что мы находились с подветренной стороны острова и ветер, переваливая через высокий хребет, срывался вниз с еще большей скоростью. Несколько раз налетали шквалы, к счастью, кратковременные.

Гавань Lautra – уютная небольшая марина рядом с маленькой деревушкой. Когда мы входили, здесь было много свободных мест, но к вечеру почти вся гавань заполнилась яхтами. Можно было встать лагом, с внешней стороны мола, но я выбрал встать носом, зайдя внутрь гавани. Мы вывесили с кормы якорь, Милая держала его, а я направил лодку к причалу. Затем, по моей команде, Милая отдала якорь и стала травить якорный конец. Когда до причала оставалось несколько метров, она пошла на бак, чтобы сойти на причал со швартовами. Я остановил лодку рядом с причалом, так что помощь соседей, выскочивших с соседних яхт, совсем не понадобилось. Да, неплохо мы научились швартоваться. Хотя, конечно, раз на раз не приходится. Иногда какая-нибудь случайность портит весь маневр, как это было на выходе из Коринфского канала.

В Lautra есть вода и электричество. Есть несколько Wi-Fi сетей, платных и можно подключиться к Интернету. Интернет-карточку можно купить в ресторане яхт-клуба на набережной. Я думал, стоянка тут бесплатная, но ошибся – вечером к нам подошел какой-то парень и взял 15 евро. Причем от размера лодки, похоже, плата не зависит. В целом, тут хорошее место: отлично защищенная гавань, не очень много народа, есть все необходимые блага цивилизации (кроме туалета). Правильно мы сделали, что перешли сюда. Здесь намного лучше, чем на материке. Здесь можно спокойно постоять несколько дней, пережидая циклон, отдохнуть и приготовиться к продолжению путешествия.

Вскоре после того, как мы пришвартовались, начал накрапывать дождик. Я поднял тент над кокпитом – и вовремя. Хлынул сильный ливень. Когда дождь кончился, мы пошли прогуляться по окрестностям. Нашли горячий ручей, о котором упоминал Хейкель в лоции. Он впадает в море рядом с гаванью. Вода в ручье – горячая и соленая. Места тут красивые, а залив, в котором расположена марина – просто чудное место. Здесь можно стоять на якоре, чем некоторые яхты и воспользовались, не желая платить за стоянку. Недалеко от нас встали две лодки, на которых мы услышали русскую речь. С одним из русских, москвичом, мы познакомились. Вечером он пришел к нам на лодку, я поделился с ним прогнозом, который скачал из Интернета, и мы приятно пообщались.

Всю ночь шел дождь. Хорошо, что у нас есть тент над кокпитом. В лодке – тепло и уютно.

Координаты: N 37-26,561’ E 024-25,586’ Пройдено: 27,2 мили. Средняя скорость: 5,2 узла.


18 октября 2009, воскресенье - стоим в Лаутре

Этот день мы простояли в Lautra, на острове Китнос. Ночью был сильный ветер, а утром начался дождь, продолжавшийся до полудня. Когда дождь кончился, почти все чартерные лодки, ночевавшие рядом с нами, ушли, осталось только две – с русским и украинским экипажами. Ну, и мы. И еще немецкая семейная пара на черной стальной лодке. Мы еще вчера решили, что постоим сегодня на месте, хотя сегодня, по прогнозу, был последний день хорошей погоды. Но нам надо было отдохнуть и сделать накопившиеся дела. Шведы, с которыми мы познакомились вчера, ушли. С этими шведами мы еще не раз потом встречались, потому что они, как и мы, шли в Турцию. Мы шли с ними рядом до самого Коса.

Мы отдыхали весь день. Я написал отчет, а Милая, вооружившись щеткой, помыла борта лодки. Наш сосед-немец, с черной яхты, увидев это, пошутил: «Поэтому я предпочитаю черные лодки» - и показал на свою яхту. Я скачал и установил новую программу для просмотра ГРИБ-файлов – zyGrib, с сайтаzygrib.com. Главная её ценность в том, что сайт grib.us иногда глючит и не удается с ним соединиться. А так будет запасной вариант.

Вечером в гавань стали заходить чартерные яхты. Одна из яхт, с экипажем из двух человек – мужчины и женщины – не смогла аккуратно подойти кормой к причалу, её стало разворачивать ветром и наваливать на нас. Пришлось немного помочь им – взять у мужика кормовой конец и отнести на берег. Вообще, когда вокруг швартуются чартерные лодки, это немного напрягает – не знаешь, достаточно ли у капитана умения, не заденет ли он твою лодку, тем более, что их лодки обычно намного больше нашей. Но мы всегда ведем себя дружелюбно, хоть и приходится каждый раз выходить и контролировать процесс – на всякий случай. Поэтому, собственно, у европейцев и принято помогать друг другу на швартовках – дело не в простой любезности, а, в основном, в желании уберечь свои лодки от повреждений. Когда стали приходить яхты, появился парень, который вчера взял с нас деньги за стоянку. Похоже, это начальник гавани. Он обошел все лодки и взял плату за стоянку. С нас он тоже взял деньги, но меньше, чем вчера – 20 евро за следующие два дня. Объяснил, что воду не стал принимать в расчет, что это нам подарок от него. Сообщил, что появится в следующий раз в среду, так что если бы до этого времени уйдем, больше платить ничего не надо.

Фотографий в этот день не делали.


19 октября 2009, понедельник - гуляем по Лаутре

Утром некоторые лодки ушли. Я удивился: прогноз обещал на сегодня ветер до 30 узлов. Но потом, посмотрев свежий прогноз, понял, что чартеристы правы: ветер с утра был не сильным, он должен был плавно усиливаться в течение дня и у них было часа четыре, чтобы дойти куда им надо. Хотя волну все-таки обещали довольно приличную с самого утра – около метра, так что потрясет их изрядно. Ушли и наши русские знакомые, и украинцы тоже. Вообще, во всей гавани осталось только две лодки: наша и немецкая яхта - черная, стальная, по имени «Дельфин».

Занялся переустановкой программы PC-Planner на своем компьютере. Эта программа нужна мне для составления маршрутов для картплоттера. И вот что-то она начала глючить. Пробовал удалять её и ставить заново – не помогает. Попробовал почистить реестр при помощи специальной программы – тоже не помогло. Пришлось чистить реестр вручную. Удалил все упоминания на С-Мар и PCPlanner – заработало. Глюканутая все-таки эта программа – PCPlanner и не очень удобная, но без неё работать с картплоттером неудобно.

Составил маршруты на ближайшие три дня. Следующий остров, куда мы идем – Сирос. В столицу Сироса, Эрмуполис, я решил не идти, а зайти в маленькую деревушку на другой стороне острова, Foinicas – мне так порекомендовали на форуме КиЯ. Говорят, Foinicas – это тихое уютное место, как раз такое, как мы любим.

Днем мы гуляли по Lautra. Собственно, гулять тут негде. Все улицы заканчиваются тупиками. Хотели подняться на гору, но не нашли туда дороги. Зато зашли на пляж, искупались. Вода тут удивительно чистая, прохладная, так что купаться было здорово. Потом зашли в магазин, купили продуктов. Магазины тут маленькие, и выбор продуктов ограничен. К тому времени, как в гавань стали заходить чартерные яхты, мы вернулись на лодку, чтобы позаботиться о том, что нас никто не протаранил. Рядом с нами встала большая «Бавария», при швартовке они чуть не поломали нам леера. Я каждое утро собираюсь перейти на другое место, к внешнему пирсу, чтобы встать там лагом – тогда чартеристы не будут нас каждый день беспокоить, но каждый день мне лень это делать. Ладно, ничего. Скоро мы уходим.

Вечером, прогуливаясь по причалу, я разговорился с немцем, живущим на черной стальной яхте. Яхта его кажется такой же маленькой, как и наша, хотя имеет в длину 10 метров. Немец сказал мне: «Обычно моя лодка – самая маленькая в гавани, но ваша лодка еще меньше, чем моя. Это меня радует». Немец пригласил нас с Милой к себе на чашку водки. Мы пришли в назначенное время, посидели, поговорили. Немец живет на яхте с женой, они пенсионеры, очень приятные люди. Лодка у них – прелесть. Все сделано по уму, все тщательно обдумано и приготовлено. Немец сказал, что занимался подготовкой лодки три года, потратил на это кучу времени и денег. Оно и видно – лодка в идеальном состоянии, есть все, что надо для дальнего путешествия, даже опреснитель. Лодка – стальная, датской постройки, причем ей уже почти 50 лет. Я поразился этому и спросил насчет ржавчины – немец заверил, что ржавчины нет никакой. И дизель на лодке тоже стоит родной, датский и, несмотря на почтенный возраст, работает хорошо. Проблем с запасными частями для него, по словам немца, никаких нет. Удивительно прочные вещи все-таки делали раньше. Сейчас таких уже, пожалуй, нет.


20 октября 2009, вторник - остров Siros

Мы собирались сегодня еще день постоять, потому что прогноз обещал волну до 1,5 метров, но утром, скачав свежий прогноз, я увидел, что прогноз улучшился. Грех было этим не воспользоваться, да и надоело нам уже здесь стоять, так что решили идти. Соседи наши, кроме одного, все уже ушли, когда к 12 часам дня, мы, наконец, собрались и вышли из гавани. Немцы, у которых мы гостили вчера, ушли раньше всех, еще на рассвете.

Ветер, по прогнозу, должен был быть нам попутным, в бакштаг или в галфвинд, вместо этого он, по традиции, задул нам в лоб. Я этому уже не удивляюсь – ветра тут, на Средиземке, капризные. Волна же точно соответствовала прогнозу- 0,5-0,7 метра. К счастью, волна была пологая. К несчастью, она шла сбоку, так что лодку раскачивало сильно. Потом, примерно через час, ветер слегка изменил направление, и мы подняли грот и стаксель. Ветер был слабый, и существенной прибавки к скорости не дал, но зато нас стало меньше качать. Автопилот вначале снова отказался работать, но потом пришел в себя и дальше уже рулил как положено.

Переход прошел спокойно, и в половине шестого вечера мы пришвартовались в гавани Foinicas на острове Siros. Я попробовал зайти внутрь гавани, чтобы встать под защитой волнолома, но оказалось, что свободных мест там нет. Яхты стояли в два и даже в три ряда, втиснуться было совершенно некуда. Поэтому пришлось вставать с внешней стороны волнолома, отдав с кормы якорь и подойдя к причалу носом. К сожалению, с моря шла небольшая, но неприятная волна. Для нас качка была килевой, то есть – терпимой, но рядом стояли лодки, пришвартованные лагом, и их раскачивало гораздо хуже. На двух из четырех лодок, стоящих здесь, были русские флаги под краспицами. Пока мы швартовались, подошли два человека с этих лодок и, услышав нашу русскую речь, заговорили с нами. Мы им рассказали, кто мы и откуда, а они сообщили, что ходят флотилией из трех лодок. Еще одна их лодка вскоре пришла, и встала рядом с нами, отдав с носа якорь, по нашему примеру. Наши соседи приглашали нас попить чай с ними, но мы, поблагодарив, отказались, так как нам завтра надо было рано вставать. Здесь же, в гавани, мы заметили наших знакомых шведов, которые стояли с нами в Lautra и ушли оттуда на день раньше. На причале нашлось электричество, а в небольшом белом домике – душ и туалет. К сожалению, в душе была только холодная вода. Но там стоял электрический бойлер, и я надеялся, что, к утру, вода в нем нагреется, и тогда мы сможем помыться.

Координаты: N 37-23,804’ E 024-52,561’ Пройдено: 23,5 миль. Средняя скорость: 4,8 узла.

Фотографий в этот день не делали.


21 октября 2009, среда - остров Наксос

Ночь прошла плохо. Волна с моря заходила в залив и раскачивала лодки, стоящие у внешней стороны мола. Нашу лодку тоже трясло, и, хоть качка была и килевая, все равно спать было плохо. Я часто просыпался ночью, ворочался с боку и на бок и не мог заснуть. Поэтому я обрадовался, когда наступило шесть утра – время, намеченное мной для подъема. До рассвета было еще полтора часа. Я осторожно разбудил Милую и мы начали собираться. Я имел слабую надежду, что за ночь бойлер нагреет воду для душа, но она не оправдалась – вода как была холодной, так и осталась. Так что помыться опять не удалось.

Наши соотечественники на соседней лодке проснулись и вышли на палубу как раз тогда, когда мы отдавали швартовы. Мы пожелали друг другу счастливого пути и расстались. Их путь лежал на Китнос, в гавань Lautra (в которой мы стояли вчера), а наш – на Наксос. На Миконос я решил не идти. Марина на Миконосе не благоустроенная, нет ни электричества, ни воды, а нам уже надоело стоять в диких местах. Кроме того, Миконос, как написано в путеводителе, это шумный туристический город, который кроме прекрасных пляжей и множества магазинов похвастаться ничем не может. Поэтому я решил идти сразу на Наксос, до которого была 31 миля.

Когда мы вышли, только что рассвело. Ветра почти не было, но волна была такая же, что и вчера – примерно 0,5-0,7 метра. Рыбаки вышли в море на своих лодочках, чтобы выбирать сети. С одной из таких лодочек я чуть было не столкнулся. Дело в том, что я по привычке решил, что снасти, свисающие с лодки, означают, что она повернута ко мне кормой и движется от меня. На самом же деле лодка шла на меня, и рыбак выбирал сеть, наматывая её на катушку. Причем выбирал сеть он довольно споро, и лодка приближалась к нам неожиданно быстро. Хорошо, что Милая, сидящая на другом борту, сказала мне: «Что-то мы близко к этому рыбаку подошли». Я вовремя отвернул, и мы разошлись благополучно.

Через час после выхода мы обогнули южную оконечность острова Сирос. За мысом ветер стал другим, он позволил нам поднять стаксель и идти в бейдевинд левого галса. Еще через час ветер стал дуть устойчиво, и я решил поднять грот. Подняли грот, и я заглушил двигатель. Под парусами мы шли со скоростью 4-4,5 узлов. Прогноз обещал на сегодня слабый ветер, и я думал, что вскоре опять придется запускать двигатель, но получилось иначе. Ветер дул весь день, причем все время крепчал. Пришлось вначале взять первый риф на гроте, а потом второй. Он постепенно отходил к северу, так что в конце пути мы шли уже в бакштаг. На этом курсе мы шли со скоростью около 6 узлов. Двигатель мы запустили лишь перед самым входом в гавань.

Волна тоже росла в течении дня. От полуметра она возросла до полутора. А может, и больше. Трудно определить высоту волны, сидя на лодке. Сегодня утром, выходя из гавани, я оценил высоту волны на глазок примерно 0,2-0,3 метра. А на деле оказалось, что её высота – больше 0,5 метра. Я определил это, наблюдая за рыбачьими лодками. В те моменты, когда лодка проваливалась в ложбину между волн, её борта полностью скрывались за гребнем. Значит, высота волны была не меньше 0,5 метра. А с лодки, когда глядишь на волну сверху вниз, она кажется небольшой.

К часу дня мы приблизились к гавани Наксоса. Пожалуй, стоило зайти в гавань и там уже убирать грот. Но я не знал, будет ли там достаточно места, поэтому мы убрали грот перед гаванью, развернувшись носом к волнам. Да, непростое это дело – уложить грот в чехол, когда лодку швыряет на двухметровых волнах. Чехол на грот разорвался в результате наших с Милой усилий по укладыванию в него паруса, так что пришлось, в конце концов, примотать грот к гику веревкой.

Порт Наксоса имеет яхтенную гавань. Волнения там почти не ощущалось. Мы сделали круг по гавани, но мурингов, привязанных к причалам, которые обещала лоция, не обнаружилось. Пришлось доставать якорь, готовить его и отдавать его с кормы. Встали мы рядом с нашими знакомыми – русскими ребятами, с которыми мы познакомились в Lautra несколько дней назад. Они ушли из Lautra на два дня раньше нас, и вот мы опять встретились в Наксосе. Ребята радостно нас поприветствовали.

На причалах имелось электричество, но воды в кранах не было (она появилась на следующий день). Туалет нашелся рядом с паромным терминалом. Душа мы не нашли. Была бесплатная сеть Wi-Fi, через которую нам удалось выйти в интернет и скачать прогноз. Прогноз обещал на завтра примерно те же условия, что были сегодня. Повторять сегодняшнюю скачку по волнам нам не хотелось. К тому же нам надо было закупить продуктов и топливо, и поставить отметку в транзит-лог, в котором я не отмечал ничего с самого Коринфа. Так что решили завтра никуда не ходить.

Я поднял тент над кокпитом и включил тепловентилятор. Да, все-таки тут уже холодно, особенно ночью и особенно когда дует северный ветер. Без электричества жить уже не очень комфортно.

Вечером в гавань пришла маленькая лодка, чуть-чуть больше нашей, под английским флагом и встала рядом с нами. На ней был худой высокий старик, который говорил на таком странном английском, что я его почти не понимал. Оказалось, он из Шотландии, три года уже путешествует на этой лодке, прошел на ней вдоль Атлантического побережья Европы, сходил на Канарские острова, вернулся оттуда, затем пошел в Средиземку. Не знаю, сколько ему лет, но передвигался он по палубе еле-еле. Когда он швартовался рядом с нами, видно было, как трудно ему все делать в одиночку – он отдал якорь с кормы, его лодку навалило на нас, мы помогли ему отпихнуться, затем его навалило на другую лодку, он проехался по нашим якорным концам (я боялся, что он зацепится килем за них), и, наконец, с нашей помощью, пришвартовался. Руки у него тряслись от перенапряжения после всего этого. А ведь погода была не плохая, ветер не такой уж сильный… Да, тяжело ему.

Координаты: N 37-06,278’ E 025-22,477’ Пройдено: 32,3 мили. Средняя скорость: 4,8 узла.

Фотографий в этот день не делали.


22 октября 2009, четверг - стоим на Наксосе

Спалось нам в этот раз неплохо, хотя и в этой гавани слегка покачивало.

Проснувшись и позавтракав, мы занялись делами. В первую очередь, надо было помыться. Поскольку душа в порту обнаружить не удалось, мыться пришлось по-старинке: в кокпите. Хорошо, что есть электричество: вскипятил чайник, вылил в ведро, разбавил холодной водой – и пожалуйста, мойся. Тент над кокпитом обеспечил нас укрытием от посторонних глаз, в кране на причале утром появилась вода, так что банный день удался на славу.

Затем мы собрались и пошли в город. Нам надо было купить топлива и продуктов, и поставить отметку в транзит-лог. С топливом получилось удачно: на причал к нам заехал небольшой бензовоз и стал продавать топливо. С транзит-логом оказалось сложнее: нам с трудом удалось найти офис Port Police. Вчера, на паромном терминале, я нашел маленькую будочку с надписью Port Police, но сегодня нас отправили оттуда в другое место – в двухэтажное здание с синими ставнями рядом с маленькой площадью на набережной. Мы с трудом нашли это здание и, поднявшись на третий этаж, обнаружили там офис Port Police. Девушка в форме быстро поставила нам необходимые штампы, плату за стоянку не взяла, сказала только, что если нам нужна вода, то мы можем попытаться найти (она так и сказала: «можете попытаться найти») «водяного человека» и попросить его включить нам воду и заплатить ему за неё. Мы, конечно, не стали говорить этой девушке, что сегодня с утра мы уже заправились водой. Затем мы пошли искать супермаркет, бродя по узеньким кривым улочкам. Наткнулись на него мы совершенно случайно. Гордое название «супермаркет» это магазинчик, конечно, не заслуживал, но все же мы купили то, что нам было особенно нужно.

Затем я изучил прогноз на завтра и составил окончательный маршрут. Решено было идти на остров Amorgos, до которого было 38 миль. Плохо было то, что если погода неожиданно испортится, придется укрываться на одном из промежуточных островов, а укрытия там плохие.

На соседней лодке, где жили наши русские знакомые, обитали два парня и две девушки. Интересно было услышать у них такой разговор:

«Какая завтра погода?» - спросила девушка.

«Хорошая погода» - бодро ответил капитан. – «Я посмотрел прогноз»

«Ага, знаю я тебя! Для тебя хорошая погода – это когда ветер сильный!» - возмущается девушка.

Вечером они ушли в море. Олег сказал мне, что они решили вернуться на материк. Наверное, будут идти всю ночь и весь день, чтобы к вечеру дойти.

Мы после обеда еще раз сходили прогуляться по городу. Наксос, как город, в общем-то, неплох. Достаточно симпатичный, чистенький. Но какой-то безликий. В других греческих городках чувствовалась какая-то атмосфера, а тут, видимо, все уже приглажено туристическим катком, так что тут уже все как везде. Потом мы решили поужинать в ресторане. Зашли в какую-то греческую таверну, заказали осьминога, жареного на гриле, спагетти, мясо и салат. Все, кроме салата и хлеба, было отвратительного вкуса. Осьминога, казалось, не поджарили, а казнили на гриле – он был большей частью обугленный. Вернувшись на лодку, я долго пил чай, чтобы избавиться от вкуса подгорелого мяса во рту. Да у меня жена лучше готовит, чем шеф-повар этого ресторана!

Спать легли, как только стемнело. На следующий день нам надо было рано вставать, чтобы успеть пройти намеченные 38 миль до прихода встречного ветра, который обещал прогноз. Я еще не решил: уходим ли мы завтра. Прогноз обещал довольно высокую, до 0,8 метра и встречную волну. Ветер первую половину дня будет попутный, но очень слабый, а со второй половины дня – встречный, постепенно набирающий силу. С другой стороны, стоять тут – тоже невелико счастье. Я колебался, решая то так, то иначе. В конце концов, я решил так: посмотрю утром прогноз и решу.


23 октября 2009, пятница - остров Аморгос

Проснулся я раньше намеченного, в пять часов, и почувствовал, что выспался. Тихо, чтобы не разбудить Милую, вылез в кокпит, захватив с собой ноутбук. К Интернету пришлось подключаться долго, связь никак не желала налаживаться. Наконец, удалось соединиться и посмотреть прогноз. Прогноз существенно улучшился, по сравнению со вчерашним: волну обещали лишь 0,4 метра. Ветер будет слабым весь день, лишь к вечеру начнет потихоньку раздувать.

Я разбудил Милую. Милая послушно встала, мы убрали постель, и стали завтракать и собираться. Когда мы закончили эти дела, было еще темно, но уже светало. Берега были уже видны, можно было уходить.

В 7 часов мы запустили двигатель, и пошли из гавани. Волны почти не было, вода была гладкая и очень прозрачная – мы видели дно, хотя глубина под нами была 8 метров. Эта прозрачная, изумрудного цвета вода, переливающаяся в отблесках восходящего солнца, была изумительно красива. Ветра почти не было. Попробовали поднять стаксель – не получилось, ветер дул слишком остро. Так продолжалось весь день: ветер, казалось, поворачивал, следуя за нами и дул постоянно навстречу. К счастью, море оставалось гладким, даже до обещанных прогнозом 0,4 метров не дошло. В общем, плавание наше было простым и спокойным. Хорошо, что мы все-таки не стали ждать и пошли.

Весь день сияло солнце, но все-таки было довольно прохладно – почти всю дорогу мы просидели в свитерах. Только к обеду солнце прогрело воздух достаточно, чтобы мы смогли снять куртки. Осень, как-никак… К часу дня, как и обещал прогноз, ветер начал дуть более устойчиво с юго-востока. Постепенно начала расти волна, но мы уже были рядом с Аморгосом – до него нам оставалось всего лишь несколько миль.

Через час мы зашли в залив Katapola, в котором расположен одноименный городок – столица острова. Залив этот очень красив. Вода настолько чистая и прозрачная, что видно дно на 10-метровой глубине. Где-то в этих местах Люк Бессон снимал свой знаменитый фильм «Голубая бездна». Хейкель пишет, что в одной из бухт недалеко отсюда до сих пор лежат остатки корабля «Олимпия», которые Бессон использовал для съемок.

Мы пришвартовались носом к бетонному пирсу, рядом с двумя яхтами, отдав с кормы якорь. Свободных мест было достаточно. Хейкель писал, что тут есть вода и электричество – но мы, к сожалению, встали к причалу, на котором электричество отключено. На другом причале электричество было, но там стояли рыбацкие лодки, и свободных мест не было. Прямо на набережной имелось Интернет-кафе (на втором этаже ресторанчика). Туалет имеется, он находится под неприметной синей вывеской «WC» на набережной.

Здесь огромное количество бродячих кошек. Я подумал: «Хорошо. Если есть кошки – значит, нет крыс». По заливу, как по деревенскому пруду, плавают гуси. В Норвегии к нашей лодке подплывали лебеди и просили хлеба, здесь – то же самое, только вместо благородных белых птиц хлеба просят обычные серые гуси. Эти птицы – дикие, не домашние. Вечером сходили в Интернет-кафе, посмотрели прогноз. Прогноз упорно обещал на завтра и послезавтра сильный ветер с юго-востока. Когда прогноз так упорен в своих предсказаниях, значит, вероятность их весьма велика. Ну, и хорошо. Постоим пару дней здесь.

Я замерил расстояние до ближайшей будки с электричеством. Получилось 70 метров. У меня примерно 50-метровый электрический кабель, я размотал его и убедился, что не хватает. Тогда мы немного передвинули лодку вдоль причала, оставаясь на своем якоре, и затем еще нарастили наш кабель дополнительной переноской. Этого хватило, чтобы дотянуться до розетки. Так что ночь мы встретили как цивилизованные люди – с освещением и отоплением. Правда, длилось это счастье недолго. Часов в 9 вечера раздался гудок и в гавань вошел паром. Не очень большой паром, всего лишь на несколько машин. Но все равно, по сравнению с нашей лодкой, это был огромный корабль. И он начал швартоваться рядом с нами, подходя к причалу кормой. Места для него было достаточно, так что проблем он нам не создал. Но когда он, пришвартовавшись, с грохотом опустил на пристань свой грузовой трап, у нас тут же пропало электричество. «Наверное, перебил наш провод» - мрачно подумал я, и оказался прав. Хоть я и постарался проложить кабель так, чтобы он никому не мешал, но про паром я как-то не подумал. Тяжеленный трап как огромный молот расплющил нам провод и разрубил его на две половинки. Я не стал заниматься починкой в темноте, просто смотал обрывки провода и прибрал до утра. Паром остался стоять у причала на всю ночь, а рано утром, часов в 7, тихо ушел.

Координаты: N 36-49,607’ E 025-51,844’ Пройдено: 38,2 мили. Средняя скорость: 5,2 узла.

Фотографий в этот день не делали.


24 октября 2009, суббота - стоим на о. Аморгос

Утром я починил переноску и заново протянул провод до розетки. Я проложил провод так, чтобы больше он под трап парома не попадал, а чтобы его случайно не сбили в сторону, подвязал веревочками. Затем мы отправились гулять по городу. Городок этот маленький, мы осмотрели его за пару часов. Ничего особо интересного не нашли, но в целом город симпатичный и вполне цивилизованный – мы нашли много магазинов, прачечную и пару Интернет-кафе. Есть контора, которая сдает в аренду автомобили и скутеры – может быть, завтра мы возьмем себе скутер, чтобы поездить по острову.

Вернувшись на лодку, я завалился спать. Почему-то я чувствовал накопившуюся усталость, хотя ничего трудного последние дни не происходило. Погода была хмурая, делать ничего не хотелось, поэтому я объявил себе день отдыха, в то время как деятельная Милая решила заштопать чехлы от кранцев. Ближе к вечеру я все же решил тоже сделать что-нибудь полезное и прикрутил в кокпите две скобы – для того, чтобы цеплять к ним страховочные стропы от наших спасжилетов.

В гавань пришла лодка наших старых знакомых – шведов из Lautra. Остаток дня они просидели у себя в кокпите, потягивая вино из бокалов. Судя по всему, выпили они немало. Но вели себя тихо.

Милая сходила в Интернет, скачала прогноз. Прогноз был плохой, так что завтра мы тоже решили никуда не ходить. Весь день дул сильный ветер, периодически начинал лить дождь. С моря пришла одна лодка. Люди на ней были похожи на взъерошенных воробьев – уставшие, в мокрых непромоканцах и спажилетах. Вечером к нам подошел какой-то парень и взял пять евро – за электричество, как он сказал. Он осведомился так же насчет воды, но я сказал, что вода пока не нужна.


25 октября 2009, воскресенье - дождь на о. Аморгос

Ночью хлынул ливень. Потоки воды с грохотом обрушились на палубу, и я проснулся от шума. Подумал о нашем нагревателе, работающим в кокпите – как бы под таким ливнем тент не промок и нагреватель не подмок. И только я подумал об этом, как электричество вырубилось. Выбираться из-под теплого одеяла не хотелось, так что я решил не разбираться с этим до утра. Дождь лил всю ночь, и где-то неподалеку бушевала гроза – вспышки молний ярко освещали каюту, хотя грома была не слышно. Ночью мы перешли на зимнее время – перевели часы на 1 час назад.

Утром я пошел разбираться с электричеством. Выяснилось, что кто-то выдернул из розетки нашу переноску. Я воткнул её обратно и тут же услышал, как щелкнул предохранитель внутри распределительного щита. Я открыл щит, включил предохранитель, но он тут же опять вырубился. Я выдернул свой кабель, включил предохранитель – все заработало. Стало ясно, что проблема с моим кабелем. Я попробовал его еще раз воткнуть на место – электричество опять вырубилось. Тут с парома, стоящего рядом, выскочил обозленный мужик и стал на меня орать. Кричал он по-гречески, я не понимал ни слова, но и без того было понятно, чем он недоволен. Он показал мне на мой кабель и изобразил, как тот падает в воду. Видимо, ночью провод свалился в воду, и вода просочилась в стык между кабелями. Распределительный щит тут устроен таким образом, что он отключал не только мою розетку, но и все другие – то есть паром тоже обесточивался. Я виновато развел руками и стал сматывать провод. А мужик, видя, что я не способен оценить его гневный монолог (в связи с полным незнанием греческого), обратился к другой аудитории – греческим рыбакам, наблюдающим эту сцену – и еще долго, минут пять, рассказывал им про свои беды. Я же, тем временем, свернул свой кабель и убрал на лодку. Все, эпопея с электричеством закончилась. Больше я не пытался к нему подключаться. Для себя я сделал пометку: нам нужен длинный (метров 100) и прочный электрический кабель. Где его, правда, хранить – пока непонятно.

После обеда мы с Милой пошли гулять. Надели на всякий случай непромоканцы и отправились побродить по горам. Непромоканцы пригодились – вскоре пошел мелкий надоедливый дождик, не прекращающийся до самой ночи. Мы погуляли по горам, нашли небольшую пещеру, посидели в ней, безуспешно надеясь переждать дождь, и пошли обратно. Зашли в магазин, купили продуктов. В магазине старый-старый дедушка, сидящий на кассе, долго-долго выбивал нам чек, а затем подарил нам чашку винограда и еще дал почему-то скидку в 1 евро.

Вечером зашли в Интернет, посмотрели прогноз. Прогноз не очень радовал. На завтра прогноз обещал волну до 1 метра и временами дождь. А послезавтра волна – до 0,6 метра, ветер слабый, но встречный. В общем, решили так: завтра, в понедельник, уйдем в следующую гавань на этом острове, там попытаемся скачать свежий прогноз, а потом будем думать. Шведы тоже собираются завтра уходить, но они пойдут сразу до острова Левиты – это 38 миль. Мы на Левиту пойдем послезавтра, когда волна станет поменьше.


26 октября 2009, понедельник - гавань Aigiali

Ночью опять пришла гроза. Вспышки молний, раскаты грома и грохот капель воды, молотящих по палубе, снова нас разбудили. А потом дождь сменился градом и я подумал: хорошо, что мы здесь, в гавани, а не в море.

Наступило утро – хмурое, дождливое. Тучи не расходились, дождь не думал утихать. Шведы, которые собирались сегодня уйти с утра, чтобы успеть пройди 38 миль до Левиты, видимо, отказались от этой затеи – лодка их стояла у причала, на палубе никого не было видно. В лодке было холодно. Мы надели свитера и теплые штаны. Температура в каюте: 20 градусов, сыро.

Я сходил в Port Police, поставил отметку в транзит-лог. Пока я занимался этим, дождь помаленьку редел и, в конце концов, перестал. Просвета в облаках по-прежнему не было, но я решил воспользоваться затишьем и осуществить намеченный на сегодня переход. На восточной оконечности острова, в 10 милях отсюда, была деревушка Aigiali. Она была для нас чем-то вроде «аэродрома подскока» - позволяла сократить оставшийся путь на 10 миль. В половине двенадцатого мы запустили двигатель, и пошли из гавани. Шведы сидели, запершись на своей лодке. Так что мы ушли по-английски, ни с кем не прощаясь. В море была волна, как и обещал прогноз, высотой около метра. Но волна была пологая, старая, так что особых трудностей нам не доставила. Больше мешал ветер, который был встречный и сильный – узлов 20, примерно. Он сильно замедлял наше продвижение – мы шли со скоростью около 4 узлов.

Возле северного побережья острова Аморгос есть небольшой островок Nikouria, отделенный от Аморгос узким проливом. Первоначально я хотел обойти этот островок мористее, но через час после выхода отказался от этого плана и решил пройти между Аморгос и Nikouria. Хейкель писал, что пройти там можно, минимальная глубина – пять метров. Подробной карты С-Мар на этот район у меня не было, так что приходилось верить лоции. Обычно я не суюсь в такие сомнительные места, но в этот раз это было нужно – волна, по мере выдвижения в море, становилась все больше, и скорость наша падала все сильнее. В проливе же волны не будет. Прошли мы пролив благополучно. Хейкель оказался точен – минимальная глубина в проливе оказалась действительно 5 метров. Пролив хорошо защищен от волны, так что мы не зря туда пошли – путь оказался короче и комфортнее. Некоторые трудности доставляли шквалы, срывающиеся с высоких гор, окружающих пролив, но в целом все прошло без проблем.

Уже на подходе к гавани на нас внезапно несколько раз налетели сильнейшие шквалы. Если в море скорость ветра была узлов 20, то в шквале она, как минимум, удваивалась. Хоть мы шли и без парусов, но под шквалом лодка резко кренилась и разворачивалась носом под ветер, отказываясь идти вперед. Приходилось отключать автопилот и разворачивать лодку носом к ветру. Мотор работал четко, а я прикидывал, что делать, если вдруг мотор откажет.

Гавань в Aigiali – это рыбацкая гавань, мало приспособленная для яхтсменов. Хейкель пишет в лоции, что нужно вставать носом или кормой к внешнему молу, и мы так и сделали (предварительно спросив у одного из рыбаков – можно ли здесь встать), но потом убедились, что зря мы так встали – рыбацким лодкам приходилось далеко объезжать наш якорный конец. Лучше было пришвартоваться лагом или даже просто встать на якоре в глубине залива. На городской набережной имеются ящики с электричеством, но, наверное, они не рабочие, судя по тому, что никто к ним не подключался. Воды мы не нашли. Туалета тоже. В общем, типичная рыбацкая гавань - яхтсменов тут не ждут, но и не гонят.

Пришвартовавшись, мы пошли искать Интернет. В одном из баров мы увидели вывеску «Wi-Fi zone» и зашли туда. Там мы купили за 12 евро карточку на 3 часа доступа, сели с нашим ноутбуком за один из столиков и посмотрели прогноз. Прогноз, в общем-то, не изменился и обещал то же, что и вчера: ветер встречный, с востока, силой 10-15 узлов. Волна – от 0,9 м (утром) до 0,6 м (вечером). Не очень комфортные условия, но ничего не поделаешь – надо идти, потому что, начиная с четверга, опять начинают дуть сильные ветра и продлится это до конца недели. Торчать тут еще неделю нам совершенно не хотелось.

К ночи тучи, ненадолго рассеявшиеся на закате, вновь сгустились. Холодные ветер дул порывами с гор, заставляя лодку крениться. Рядом с нами пришвартовалось большое, метров 20, рыбацкое судно. Когда оно, швартуясь, шло прямо на нас, и остановилось в двух метрах от нас, нам было как-то не по себе.

Координаты: N 36-54,123’ E 025-58,538’ Пройдено: 10,3 мили. Средняя скорость: 4 узла.


27 октября 2009, вторник - остров Левита

Нам надо было пройти 28 миль до острова Levitha (Левита), а ветер должен был быть встречным, и к тому же обещали волну – от 0,9 до 0,6 метров. Поэтому я предполагал, что двигаться мы будем медленно, возможно, со средней скоростью меньше 4 узлов. Поэтому наши 28 миль мы должны были пройти примерно часов за 8. Темнеет сейчас в 18 часов, значит, выходить нам надо было никак не позднее 10 часов утра. Можно было вообще уйти с рассветом, как мы делали раньше, но слишком рано уходить тоже не следовало – чтобы дать волне время ослабеть. Поэтому я решил, что нам надо уйти в 8 часов.

Утром я еще раз попробовал скачать интернет-прогноз, для этого сходил в то кафе, где вчера подключались к Интернету. Кафе не работало, но Wi-Fi сеть присутствовала. Подключиться к Интернету не удалось – хотя соединение через Wi-Fi состоялось, доступа в Инет я не получил.

После завтрака, в 7-45, мы запустили двигатель, и пошли в море. Половину неба заслоняли облака, ветер в гавани почти не чувствовался, волна тоже не ощущалась. Выйдя в море, мы увидели, что ветер все-таки есть, и он действительно встречный, как и предсказывал прогноз, но не такой сильный, как было обещано – вместо 15 узлов, скорость ветра была примерно узлов 8-10. Волна тоже была гораздо меньше, чем обещал прогноз – где-то 0,3-0,5 метра, вместо 0,9. Это всё, конечно, радовало. Мы пошли с хорошей скоростью, 4,5-5 узлов. Впереди нас виднелись еще две яхты, обе они были нам знакомы. Одна из них была синего цвета, с бельгийским флагом. С этим бельгийцем мы стояли вместе в Katapola и Aigiali. Он вышел на час раньше нас. А вторая лодка была лодкой наших шведских знакомых. Вчера они остались в Katapola, а сегодня вышли с рассветом и теперь опережали нас на несколько миль.

Плавание протекало спокойно. Ветер был все время встречный. Он слабел в течении дня и море тоже становилось все глаже и глаже. У меня даже мелькнула мысль идти сразу на остров Калимнос, но я решил, что не стоит. До Калимноса было далеко, засветло дойти мы не успевали, а ходить по ночам без необходимости я не люблю. Кроме того, мне хотелось зайти на Левиту, потому что это необитаемый остров и мне хотелось на него посмотреть.

В 2 часа дня мы зашли в бухту на острове Левита. По бухте расставлены 8 буев, к одному из них мы и пришвартовались. Здесь уже стояла большая рыбацкая лодка, рыбаки помахали нам руками. Вечером, как и предупреждал Хейкель, подъехал на моторке парень и взял с каждого, кто пришвартовался к буям (а всего там на ночевку остановилось 3 яхты), по 7 евро.

Берега бухты почти пустынны. Стоит один белый домик, есть маленький бетонный причал и дорога, уходящая за холмы – вот и все признаки цивилизации. Ночью на берегах не видно ни одного огонька – пожалуй, это первое место в Европе, где мы ночью не видели ни одного огонька на берегу. Местных жителей, кроме того, что приехал собирать деньги, мы не увидели. Остров этот почти не заселен. Хейкель пишет, что здесь живут всего несколько человек. Мобильник здесь не работает – так что Милая не смогла отправить свою традиционную вечернюю смс-ку родителям. Карты С-Мар на эту бухту неточны – по карте получалось, что мы стоим на суше. На берег мы сходить не стали – для этого надо было спускать тузик, а возиться с этим не хотелось. Зато мы вдоволь накупались в прохладной чистой воде. Температура воды (мы специально замерили) была 26 градусов. Вода такая прозрачная, что я на глубине 5 метров ясно видел цепь и каменный блок, лежащие на дне, к которым был привязан наш швартовный буй.

Красивое место, нам тут понравилось. Наверное, летом здесь останавливается много яхт. Мы пришли в эту бухту первыми из яхт. А вслед за нами пришла синяя лодка бельгийца, который ушел на час раньше нас из Aigiali. Я удивился – он ушел раньше нас, а пришел позже. Где же он был? Через какое-то время бельгиец решил навестить нас и вплавь добрался до нашей яхты. Уцепившись за лестницу, он повел с нами беседу, и объяснил, что заходил на другой остров, Kinaros, и там немного постоял. Потом пришла шведская лодка – но не «наших» шведов, а других. «Наших» шведов мы здесь не дождались – наверное, они пошли сразу на Калимнос.

Координаты: N 37-00,158’ E 026-28,149’ Пройдено: 28,5 миль. Средняя скорость: 4,7 узлов.


28 октября 2009, среда - пришли на о. Кос

Ночь прошла спокойно, но надо сказать, что хотя бухта и хорошо защищена от ветра и волны, но все-таки зыбь сюда заходит. Нас всю ночь слегка покачивало – и это притом, что в море волны почти не было. А что тут бывает, когда в море большая волна? Наверное, если бы мы собрались переждать тут шторм, мы бы сильно пожалели об этом. Удивительно все-таки: по карте кажется, что в эту бухту не способно зайти никакое волнение, а практика показывает другое.

Проснулись мы в половине шестого. Шел дождь, но, к счастью, недолго. Вскоре рассвело, и в начале седьмого мы выбрали якорь, и пошли из бухты. Наши соседи – шведы и бельгиец – еще спали. Мы постарались не разбудить их, когда уходили. Вода была прозрачная до невозможности. Хотя солнце еще не встало, и небо было затянуто облаками, видно было дно на глубине 6-7 метров. Можно было разглядеть каждый камушек.

Выйдя в море, мы обнаружили, что волны почти нет, а ветер встречный, но не сильный, примерно узлов 8. Почти все небо застилали облака, а вдалеке, на горизонте, в той стороне, куда мы шли, посверкивали молнии. Попробовали поднять стаксель, но он недолго нам помогал – вскоре ветер зашел, и пришлось убрать парус. Весь день ветер был встречным, так что пришлось идти только на моторе. Ветер немного усилился за день, но все же остался умеренным. Волна тоже подросла до полуметра, и скорость движения немного уменьшилась. Но все же мы шли быстро, делая около 5 узлов.

Пролив между Левитой и Косом – оживленное место, тут проходит судовой ход. Нам встретилось несколько пароходов. Облака в течение дня то сгущались, то немного редели. Несколько раз начинал идти дождь. Поскольку ветер был встречным, дождь летел прямо в глаза, сильно мешая видеть, что творится вокруг.

Когда подошли к Калимнос, было только 11 часов. Я принял решение идти в Кос, до которого было еще 17 миль. В Калимнос заходить не хотелось, потому что в Калимносе нет нормальной марины, нет ни душа, ни электричества. А нам хотелось немного цивилизации.

В 11-40 мы увидели очертания берегов Турции! Вдали, в промежутке между Калимносом и островом Псеримос, мы увидели вершины синих гор. Я сверился с картой – никакого сомнения, это была Турция. Ну вот, мы почти у цели. Полгода назад, выходя из Дувра, Турция была нашей далекой целью. И вот сейчас она совсем рядом.

Через два часа мы шли уже в проливе между островом Кос и Турцией и видели турецкий берег совершенно отчетливо. Первое впечатление о Турции было таким: похоже, турецкое побережье заселено гораздо плотнее, чем греческое. Турецкий берег был весь застроен домами. На горе развевался огромный турецкий флаг, такой большой, что его было видно за 10 миль.

На Косе есть старая гавань и новая марина. Мы хотели зайти в марину, но на входе нас остановил парень на моторке и сказал, что мест тут нет, и нам надо идти в порт, в старую гавань. На наш взгляд, мест было полно, но спорить мы не стали. Раздосадованные, мы повернули обратно, и пошли в порт. До порта было недалеко и дошли мы туда быстро. Зашли внутрь, настороженные, уже думая, что же мы будем делать, если и тут мест не окажется, но наши опасения были напрасны – свободных мест было достаточно. С одного из причалов нам помахал рукой парень, приглашая встать на свободное место, и мы радостно отдали с кормы якорь и пришвартовались носом к причалу.

Парень оказался хаба-мастером. Он взял с нас 7 евро за стоянку и сказал, что мы можем подключиться к электричеству и набрать воды. Воды, правда, в кране не оказалось. Туалет тут имеется недалеко, в кафе на паромном терминале, а чтобы принять душ нам пришлось идти в марину, до которой оказалось примерно полчаса ходьбы. Wi-Fi интернета мы здесь не нашли. После ужина, и, главное, после долгожданного горячего душа, мы, полностью умиротворенные, легли спать. Завтра, по плану, у нас день осмотра города.

Вечером мы услышали в городе гром барабанов и какую-то музыку. Потом мы узнали, что сегодня у греков был праздник – День «Охи». Но мы так устали за день, что на то, чтобы проявить любопытство и пойти посмотреть, что там происходит, у нас не хватило сил.

Координаты: N 36-53,756’ E 027-17,353’ Пройдено: 44,7 мили. Средняя скорость: 4,9 узлов.


29 октября 2009, четверг - Здравствуй, Турция!

Гавань в старом порту Коса, в которой мы стояли, все-таки не очень хорошо защищена от волнения, идущего с севера. Нас всю ночь слегка покачивало. Несмотря на это, выспались мы хорошо. Но я встревожился: если даже при таком небольшом волнении, которое было сейчас на море, в гавани нас качало, то что же будет когда волнение усилится (а это ожидается в ближайшие дни)? Мне расхотелось стоять в Косе.

Утром, первым делом, мы пошли искать Интернет. Долго бродили по городу, разыскивая Интернет-кафе. Кос - город симпатичный, чистый, красивый. Мы хотели разыскать платан, под которым якобы когда-то сидел Гиппократ, но не успели. Мы нашли Интернет в одном из кафе, посидели там и посмотрели прогноз. Прогноз обещал то же, что и раньше: вскоре должны прийти очень сильные ветра с севера, и начиналась вся эта катавасия уже сегодня. Ветер сегодня был еще не очень сильный – до 15 узлов, но волну уже обещали до 1 метра. А завтра волна будет 1,5 метра, а послезавтра – 2,5 метра. В общем, если мы хотели уходить из Коса, уходить надо было сегодня. Я предпочел бы уйти завтра, чтобы не суетиться, но завтра пришлось бы долбиться против полутораметровой волны, так что лучше было уйти сегодня. Милая была не в восторге, и я понимал её – мы устали за последнее время, и хотелось отдохнуть. Но отдыхать удобно в хорошо защищенной гавани, где нет волнения, а не здесь, где нас вскоре начнет трясти. К тому же до Турции было всего лишь 7 миль, так что лучше было все-таки уйти.

Перед уходом нам надо было поставить выездные штампы в паспорта и сдать транзит-лог. Мы пошли на паромный терминал, там у нас проверили паспорта и шлепнули в них печати о покидании шенгена. Транзит-лог они посмотрели, заставили меня заполнить для них судовую роль, но отметок никаких в транзит-логе ставить не стали, а послали нас в таможню, которая находилась на набережной, в здании Coast Guard. Мы нашли таможню, там нам сделали отметки в транзит-логе о том, что мы прибыли в Кос и убыли из него, затем поставили прочерк на свободных местах в транзит-логе, и записали нас в какую-то амбарную книгу. Затем послали нас в третью контору, которую они назвали «Custom office», которая находилась тоже на набережной, но в другом месте. В этом офисе у нас просто забрали транзит-лог и сказали, что все, мы можем идти куда хотим. На оформление всех этим формальностей у нас ушел примерно час.

Мы позвонили в Turgutreis марину, которая находится рядом с Бодрумом, и спросили, есть ли там места. Эту марину мы выбрали потому, что она является официальным портом входа (как и Бодрум) и, кроме того, там все власти (таможня, иммиграционная служба и т.п.) собраны в одном месте, так что нам казалось, что там будет легче оформить все пограничные документы. В марине нам любезно сказали, что места у них есть, и мы можем приходить.

В 12 часов мы вышли из Коса и пошли в Turgutreis. До него было всего лишь 7 миль. Когда выходили из гавани, увидели лодку наших старых знакомых - шведов, с которыми мы виделись последний раз на Аморгус. Шведы, увидев нас, помахали нам руками и крикнули, что они, похоже, тут застряли: у них сломался двигатель. «Engine – kaput!» - на странной смеси языков объяснили они. Я им посочувствовал и подумал: надо же, у них современная новая лодка, новый двигатель – и он сломался. А мой 35-летний дизель молотит и молотит, как ни в чем не бывало.

Прогноз не наврал: волна действительно была около метра, встречная. Ветер тоже был встречный, узлов 15. Мы шли со скоростью 4-4,5 узлов. Пришлось одеть непромоканцы, потому что лодка, врезаясь в волну, поднимала тучу брызг. День был солнечный, в непромоканцах было жарко. Через час мы пересекли границу между Грецией и Турцией. Сняли гостевой греческий флаг и подняли турецкий. А под левую краспицу подняли желтый гостевой флаг (на всякий случай я решил соблюсти все формальности).

Когда мы ближе подошли к берегам Турции, я заметил множество флагов, развевающихся на берегах. У турков сегодня праздник – День Республики. Интересно, поэтому флагов так много или они всегда так висят?

В 2 часа дня мы зашли в Turgutreis марину. На входе нас встретила лодка со служащими марины, которые проводили нас на предназначенное нам место и помогли пришвартоваться. Нас отвели вглубь марины, и меня это порадовало: здесь не было ни малейшего намека на волнение, несмотря на метровую волну в море. И в последующие дни, когда волна возросла, тут тоже было тихо.

Первое впечатление от Турции было благоприятным: огромная ухоженная марина, приветливый персонал, отличные душ и туалет. Но затем мы сходили в офис марины, чтобы заплатить за стоянку и тут проступила обратная сторона всего этого великолепия: с нас взяли за 7-дневную стоянку 215 евро! То есть по 30 евро в день. Давненько мы не платили так дорого… Но ничего, решили мы, у нас ведь сегодня праздник – мы дошли до Турции, мы сделали всё, что планировали, поэтому мы просто обязаны себя немного побаловать.

В этой марине электричество оплачивается отдельно. За 2.5 евро нам продали карточку на 5 кВтч. Её надо было вставить в столбик с электричеством, но, вернувшись на лодку, мы обнаружили, что электричество в розетке есть и без этого – видимо, тот, кто стоял раньше на этом месте, ушел, не израсходовав все электричество. Вода тут тоже платная, и тоже по карточке. Но вода нам пока была не нужна – мы набрали воды в Косе. Причалы тут «пальчиковые» - то есть имеются «стойла», в которые заходит лодка. Причалы эти удивительно похожи на те, которые были в марине в Дувре, где мы стояли всю зиму. Даже причальные утки здесь точь-в-точь такие же, как в Дувре. Глядя себе под ноги, я вдруг подумал: а вдруг мы еще в Дувре, и весь этот путь, который мы прошли, всего лишь мне приснился? Но, подняв голову, я увидел турецкие флаги – и обрадовался.

Я спросил в офисе марины по поводу оформления транзит-лога. Мне предложили купить у них бланки транзит-лог за 21 евро (что я и сделал). Затем мне объяснили следующее: транзит-лог положено заполнять на компьютере и сделать это могут для меня в агентстве, которое расположено неподалеку. За это они возьмут примерно 25 евро. Они могут так же взять на себя все хлопоты по оформлению транзит-лога, и это будет стоить еще 50 евро. Но я могу и сам побегать по инстанциям, если хочу, но все же вначале нужно заполнить анкету на компьютере. И заниматься всем этим мне нужно завтра, потому что сегодня у всех выходной – в честь праздника, дня Республики.

Мы побродили по марине и за её пределами. Вне марины расположен целый комплекс магазинов, агентств и ресторанчиков. Мы даже заблудились в нем. Гуляя по марине, мы увидели здание, на котором была нарисована стиральная машина. Ну, ясное дело – прачечная. Мы зашли туда и увидели ряд квадратных моек. Я вначале не понял, что это такое, но Милая сразу догадалась. «Это же раковины для ручной стирки!» - воскликнула она. Мы расхохотались. Забавная «прачечная»! Кстати, люди действительно ходят туда и стирают белье. Автоматическая прачечная тут тоже имеется. Она находится у входа в марину, на территории верфи. Стоимость стирки: 10 евро за одну загрузку. Здесь имеется платная сеть Wi-Fi, называется TTNet. Три часа доступа стоит 7,5 лиры. Я оплатил доступ через банковскую карточку, но сразу доступ в Инет не получил. Прошло часов через пять, прежде чем мои пароль и логин, наконец-то, стали действовать. И Интернет был очень медленный, страницы грузились по несколько минут. Здесь, в марине, есть комната, где стоят компьютеры, там можно получить доступ в Интернет бесплатно. А в городе, недалеко от марины, есть Интернет-кафе. Из марины видна мечеть и минареты рядом с ней. С минаретов несколько раз в день красиво поет муэдзин. Конечно, когда он утром разбудил нас, это нас не порадовало, но, если подумать, колокола наших церквей, когда начинают звонить, тоже производят немало шума. Беруши – простое решение этих проблем. Вечером были слышны трубы и барабанная дробь – так же, как вчера в Косе. Турки праздновали свой праздник.

Координаты: N 37-00,219’ E 027-15,389’ Пройдено: 7,35 мили. Средняя скорость: 4,2 узла.


30 октября 2009, пятница - Легализовались в Турции

В половине шестого утра началось пение муэдзина. Мы с Милой проснулись и стали его слушать. Потом, когда мне надоело, я заткнул уши берушами и заснул.

Проснулись вновь в начале девятого. Солнце сияло, сильного ветра, обещанного прогнозом, не было. Наоборот, был почти полный штиль, хотя периодически, с интервалом минут в 20, неожиданно налетали сильные порывы и снасти начинали гудеть.

Мы позавтракали, затем я прочитал инструкцию к транзит-логу. Там было сказано, что транзит-лог надо заполнять заглавными печатными буквами. То есть, его можно было заполнить от руки. Но парень в офисе марины вчера сказал, что транзит-лог надо обязательно заполнять на компьютере и для этого нам надо обратиться в одну из фирм, находящихся рядом с мариной. Все это слегка походило на разводку, и я решил проверить, правду ли нам сказали о том, что вручную транзит-лог заполнять нельзя. Мы пошли на таможенный причал и спросили: можно ли заполнить анкету вручную? Таможенники, кажется, удивились, посовещались о чем-то между собой и, наконец, сказали: нет, только на компьютере. Но они так же сказали нам, что анкету может для нас заполнять начальник гавани, который сидел тут же, в соседнем кабинете.

Начальник гавани посмотрел наши документы, открыл на компьютере какую-то программу… Было видно, что ему не хочется этим заниматься. Программа у него не хотела запускаться и он, обрадовавшись этому, сказал нам, что не может нам помочь, что нам надо идти в марину и просить там кого-нибудь помочь нам в этом. Мы ничего не имели против. Собственно, мы хотели просто узнать – не можем ли мы заполнить анкету вручную. Мы пошли в фирму «Argolis», расположенную недалеко от марины. Там нам за 25 евро заполнили анкету, впечатав в неё данные при помощи матричного принтера. При этом неправильно указали в ней номера наших паспортов. Когда они распечатали нам анкету, я обратил внимание на то, что номера паспортов не верные, и сказал им об этом. Но они отмахнулись – дескать, ерунда все это. Для меня было совсем не очевидно, что это ерунда, наоборот, мне казалось, что это серьезно, но прежде чем ругаться, я решил спросить у начальника гавани – действительно ли это ерунда. Начальник гавани подтвердил, что да, это неважно. Ну ладно, туркам виднее. В конце концов, цифры, которые впечатаны в транзит-лог, тоже взяты из наших паспортов, и, хоть это и не номера паспортов, можно будет объяснить, откуда они взялись. В «Inventory list» при заполнении анкеты ничего писать не стали. Я спросил – почему? Мне было сказано, что для частных яхт это не нужно. Это важно только для коммерческих судов.

После того, как начальник гавани (хаба-мастер, как они его называли) посмотрел наш заполненный транзит-лог, он отправил нас к санитарному инспектору. Там мы заполнили декларацию, в которой указали, что прибыли из Греции, заразных болезней и смертей за последнее время у нас не случалось и со свиным гриппом мы не сталкивались. Санитарный инспектор поставил свою подпись на транзит-логе. Потом нас отправили к иммиграционному инспектору. Все эти инспектора, к счастью, находились в одном здании, в соседних кабинетах. Инспектор дал мне заполнить судовую роль, затем позвал другого чиновника, который продал нам две визы на 2 месяца, стоимостью 15 евро каждая. Визы эти нам вклеили в паспорт и поставили штамп о прибытии. После этого иммиграционный инспектор поставил свою подпись в тразит-лог. Затем мы посетили таможенника, который ничего заполнять нам не дал, а просто поставил свою подпись в транзит-лог и отправил обратно к начальнику гавани. Тот, в заключение, поставил свою, последнюю, подпись на транзит-лог и отпустил нас. Оформление транзит-лога, в целом, заняло у нас часа два. Я спросил у начальника гавани: могу ли я указать в транзит-логе, что хожу под российским флагом, хотя регистрация у меня делаварская. Тот удивился и ответил, что нет, не могу. Видимо, турки большие формалисты, чем греки. Ну ладно, нельзя так нельзя.

Все, теперь мы легальные люди. У нас есть транзит-лог и визы. Это надо отпраздновать, решили мы, и пошли гулять по городу. Зашли в какой-то ресторан и поели. Турецкая еда нам понравилась. Нам подали какой-то суп и турецкую пиццу – «пиде». А турецкий чай оказался одним из самых вкусных, которые я пил в жизни. Вообще, по части чая турки, похоже, молодцы. В магазинах у них огромный выбор разнообразных чаев, причем некоторые пачки гигантских размеров – по 3 кг чая. А в Греции с чаями было плохо – в магазинах продавалось, в основном, только кофе. За ужин в ресторане мы заплатили всего лишь 13 евро – совсем не дорого, учитывая, что порции были огромные, и, главное, все было очень вкусно. Да, пока Турция нам решительно нравится.

Зашли в мечеть, с которой поет муэдзин. Внутри было очень красиво – ковры, мозаика на стенах. У входа в мечеть имелась большая стойка ящичков с ключами, как в магазинных камерах хранения – это для того, чтобы прятать туда свою обувь (ведь в мечеть положено входить без обуви). Между двумя минаретами мечети развевается на ветру огромный турецкий флаг – очень красиво. Нижний этаж мечети, что нас очень удивило, занимают различные лавочки. По-видимому, турки не находят ничего предосудительного в таком соседстве. Здесь мы нашли парикмахерскую и я, наконец, постригся. Я шутил, когда мы шли по Греции: «У меня обет – не стричься до Турции!» Ну вот, теперь мы в Турции и я смог подстричься. Подстригли очень хорошо, взяли 10 евро. Турки берут евро так же охотно, как и лиры. Причем цены в некоторых заведениях указаны в евро, а в других – в лирах.

Купили турецкую сим-карту, за 17 лир. Попробовали её активировать – но телефон сказал: «Ошибка при активации сим-карты». Я вспомнил, что читал о чем-то таком: в Турции надо где-то регистрировать свои мобильники, чтобы они могли работать с турецкими сим-ками. Что интересно, при покупке сим-ки у нас не потребовали паспорта. Просто взяли деньги и дали сим-ку. Зашли в магазин, купили продуктов. Похоже, продукты тут процентов на 30 дешевле, чем в Греции.

Еще когда мы начали жить в Англии, Милая взялась за изучение турецкого. И сейчас настал ее «звездный час», весь день она общалась с турками по-турецки и они ее даже понимали. Порой.

Наше путешествие закончено. Теперь нам надо найти место в Турции, чтобы перезимовать. А когда наступит лето… не знаю. Наверное, мы еще походим по Турции, прежде чем окончательно бросить якорь в каком-нибудь хорошем месте, чтобы заняться другими, более важными делами.


Небольшие итоги

Мы вышли из Сибари 13 сентября, а пришли в Турцию 29 октября. То есть, в пути мы были 47 дней. За это время мы прошли 743 мили, то есть в среднем по 16 миль в день. Путешествовали мы не спеша, в прогулочном режиме, так, как мы всегда хотели путешествовать, но не могли раньше из-за нехватки времени. По моему мнению, при путешествии на лодке, подобной моей, надо закладывать в среднем проходить в день миль по 15. Это не означает, что надо в самом деле проходить в день только 15 миль. Нет, в день можно без особого труда проходить миль по 20-25, создавая себе, таким образом, запас времени. Мне кажется, надо планировать дневной переход так, чтобы находиться в море часов 4-5. За это время как раз можно пройти миль 20-25.

На переход Италия-Турция потрачено денег (в российских рублях):

Продукты – 51 000,

Топливо – 7 000,

Стоянки в маринах – 30 000,

Связь (интернет и мобильные телефоны) – 6 300,

Ремонт двигателя и лодки, и другие необходимые расходы – 10 000,

Транспортные расходы, плата за проход и оформление различных документов – 14 000,

Прочие расходы – примерно 8 000.


31 октября 2009, суббота - в Тургутрейсе

Утро было хмурое. Облака заслоняли все небо. Прогноз обещал сильный ветер, но пока было тихо. Обещанный ветер пришел ближе к вечеру и дул потом несколько дней, создав на море значительное волнение. Хорошо, что марина в Тургутрейсе прекрасно защищена от волн. Нас совсем не качало, только порывы ветра кренили лодку.

Накануне мы купили турецкую сим-карту, но при попытке её использовать появилось сообщение: «Ошибка при активации сим-карты». Я решил, что телефон надо зарегистрировать. В Турции есть такая особенность: мобильники, купленные за пределами Турции, необходимо регистрировать, чтобы они работали с турецкими симками. Но дело оказалось сложнее. Расскажу об этом позже.

Я весь день писал отчет, закончил к вечеру. В марине есть «Communication Centre» (рядом со входом в марину), где можно бесплатно посидеть за компьютером, но все четыре компьютера, имеющиеся там, были заняты, так что пришлось нам идти в город, в Интернет-кафе, и оттуда я отправил отчет . В марине имеется платная Wi-Fi сеть TTNet. К сожалению, работает она плохо. Я купил за 7,5 лир доступ в Инет на 150 минут, но активировался мой логин только на следующее утро. А когда платил второй раз, деньги снялись, но доступ я так и не получил, а деньги пропали. И Интернет у них плохой, медленно работает. Так что пользоваться надо этой сетью с осторожностью. А лучше вообще не пользоваться.

Фотографий в этот день не делали.


1 ноября 2009, воскресенье - съездили в Бодрум и Яликовак

Мы решили съездить в Бодрум – посмотреть на город и узнать, можно ли у них постоять до весны. До Бодрума мы добрались на «долмуше» (маршрутке) за полчаса. Надо сказать, водители в Турции – еще более лихие, чем в России. Первый раз в жизни я видел, чтобы автобус ехал с открытой дверью, а контролер стоял в проеме двери, небрежно облокотясь на косяк. Пассажиры, впрочем, тоже не прочь полихачить. Один из мужчин выскочил из автобуса, даже не дав ему времени остановиться, чуть не попав под колеса.

В марине Бодрума нам ответили, что мест у них нет. Я спросил, сколько будет стоить для нашей лодки стоянка на один день. Мне ответили: 47,2 евро. То есть нам повезло, что я пошел из Коса не в Бодрум (как первоначально намеревался), а в Тургутрейс. В Тургутрейсе стоянка дешевле – «всего лишь» 30 евро.

Бодрум оказался вполне оживленным, симпатичным, ухоженным городом. После относительного безлюдья греческих островов было приятно наблюдать бьющую здесь ключом жизнь.

Из Бодрума мы поехали в Яликовак, спросить и там, нельзя ли у них постоять до весны. Можно было, конечно, позвонить по телефону, но время у нас было, так почему бы не съездить? Марина в Яликоваке нам не понравилась – в ней была зыбь, и яхты качало. С моря дул сильный ветер, вода в заливе шла короткими злыми волнами, и волнение заходило в марину. Но самая главным оказалось то, что Яликовак, похоже – самая дорогая марина на этом участке турецкого побережья. Они хотели 2 500 евро за полгода, или 4 000 за год. С ума сошли! В Тургутрейсе нам предложили стоять год за 2 562 евро, при том, что Тургутрейс, как марина, намного лучше Яликовака. Электричество в Яликоваке тоже платное, как и в Тургутрейсе, но немного подешевле – 3 евро за 10 кВтч (а в Тургутрейсе – 2,5 евро за 5 кВтч). В Яликоваке мы сели на «долмуш» и поехали в Тургутрейс. Вернулись домой уже вечером, когда стемнело.


2 ноября 2009, понедельник - Ищем место для зимовки

Надо было разобраться, наконец, с нашими телефонами – зарегистрировать их, чтобы можно было использовать турецкие сим-карты. Мы сходили в ту контору, где купили турецкую сим-ку, и продавец сказал нам, что нам надо ехать в Бодрум, только там можно провести регистрацию телефонов. А ведь когда мы покупали сим-ку, он уверял меня, что ничего делать не надо (я спрашивал его об этом). Мы решили съездить в Бодрум, но вначале зашли в Интернет-кафе, и разослали запросы во все марины, начиная от Дидима (на севере от нас) до Анталии. Потом пошли на автобусную станцию, чтобы ехать в Бодрум, но, к счастью, Милая предложила зайти в другой магазин, торгующий мобильниками и спросить там – не могут ли они нам помочь? Там нам ответили, что зарегистрировать телефон можно здесь, в Тургутрейсе, не ездя в Бодрум, в конторе, которая называется «Bosis». Работает она под вывеской «Turkcell», и находится недалеко от супермаркета «Migros».

В «Bosis»-е нам сказали, что необходим контракт о покупке сим-карты. У нас такого контракта не было, мы опять пошли в ту фирму, где покупали сим-карту. Но там мы ничего не добились, то ли потому что нас не поняли, то ли потому что мы их не поняли, то ли нас просто обвели вокруг пальца – не поймешь теперь уже. Контракта мы так и не получили, правда, турецкую сим-ку в нашем телефоне они каким-то образом заставили работать. Но меня это все не устраивало и я, вернувшись в «Bosis», спросил у барышни, которая нами занималась – нельзя зарегистрировать телефон без контракта. Она зашла в Интернет, проверила телефонный номер, который мы купили, в базе данных и выяснилось, что этот номер зарегистрирован на какого-то турка, а не на меня. То есть, видимо, мы купили какую-то «паленую» сим-карту, хотя она была в фирменной упаковке и даже еще не была выломана из пластиковой карточки. Странно все это, я так и не понял, что все это значило. В конце концов, мы купили в «Bosis» две новые сим-карты, заплатив за все 66 лир. Эти карты нам оформили как положено – сняли копии с паспортов, вписали в контракт наши данные и данные телефонов. Вывод: не надо покупать сим-карты в мелких лавочках. Лучше поискать что-нибудь посолиднее.

На письма, разосланные нами утром, нам ответили из четырех мест. Из порта Гечека сообщили, что цена полугодового хранения там – 1 950 евро. Здесь, в Тургутрейс марине, цена за полгода – 1 536, то есть идти в Гечек не было смысла. Из yactlift.com (возле Бодрума) сообщили нам, что цена стоянки на берегу за полгода - 710 евро. Это интересный вариант, так как в таком случае мы могли бы вытащить лодку на сушу, а сами снять жилье примерно за 500 лир в месяц. Тогда за полгода мы бы потратили примерно 1 370 евро на квартиру, плюс 710 евро за хранение лодки – всего 2 080 евро, то есть примерно столько же, сколько мы бы потратили за стоянку на воде в Тургутрейсе (если учесть электричество).

Фотографий в этот день не делали.


3 ноября 2009, вторник - Может, в Кушадасы?

Утром пришли ответы и из других марин: из Гёчека, Фетхие, Финике. В Гёчеке цены были примерно такие же, как и здесь, в Тургутрейсе. Вообще, только начиная с Фетхие цены начинали постепенно снижаться, а до этого, от Дидима до Гечека – цены примерно одного уровня. Финике привлекала самой дешевой ценой – 1 130 за год, но до Финике было далеко. Я позвонил в марины, которые не ответили на мои письма: в Мармарис, в Марти-марину, и в Дидим-марину. В Дидим-марине оказалась неплохая цена (6 месяцев – 860 евро, 12 месяцев – 1 485 евро), но там нужно платить за воду и электричество дополнительно (0,4 € / кВтч и 1 000 л воды – 10 €). Напоследок я решил позвонить в Кушадаси (куда изначально не собирался), и там нам сделали самое лучшее предложение из имеющихся: 1 176 евро за год, вода и электричество – бесплатно. То есть цена примерно такая же, как в Финике, но до Кушадаси было всего лишь два дня пути. По цене Кушадаси была вне конкуренции, но низкая цена – это еще не все. Надо было посмотреть на эту марину вживую, потому что вы собирались жить там долго. Вдруг там помойка какая-то? Поэтому мы решили съездить туда на следующий день на автобусе.

Фотографий в этот день не делали.


4 ноября 2009, среда - Да, решено - в Кушадасы!

Всю ночь дул сильный ветер, лодку кренило, а утром начался дождь, который лил почти весь день.

Мы встали рано, позавтракали и в 8 часов были на автобусной станции. Доехали до Бодрума, там купили билет до Соке. Автобуса до Соке пришлось ждать полтора часа – он уходил только в 10 часов. За это время мы прогулялись по Бодруму, поискали книжный магазин – и не нашли. Турки, к которым мы обращались с вопросом, реагировали удивленно – дескать, какой еще книжный магазин? Для чего? У нас сложилось впечатление, что турки читают очень мало. И это впечатление потом подтвердилось. Даже в 60-тысячном Кушадаси мы нашли только два книжных магазина и продавец в одном из этих магазинах сокрушенно подтвердил нам, что да, турки почти не читают.

Автобус от Бодрума до Соке шел часа 2,5. В Соке мы пересели на «долмуш» и поехали в Кушадаси. Кушадаси оказался довольно большим городом. Сколько тут точно живет людей – неизвестно. Разные источники сообщают разные данные – от 45 000 до 90 000. Но этот город явно больше Бодрума. Вначале город показался мне неприятным – какой-то неухоженный, не грязный, а именно неухоженный. Чем-то он напомнил мне наши советские города времен перестройки – там так же роскошь соседствовала с нищетой. Но потом впечатление выправилось. Видимо, просто мы вначале попали в плохой квартал. Потом, когда мы спустились к морю, город стал симпатичнее.

До марины от автобусной станции мы шли больше часа, потому что выбрали длинный путь – вначале спустились к морю, а затем пошли вдоль набережной. На обратном пути мы нашли более короткий путь. Марина тоже вначале не произвела на нас впечатления. После шикарной марины Тургутрейса грязноватые бетонные причалы, дешевая сантехника в туалете, маленький бассейн с грязной мутной водой – все это выглядело убого. Но это, в общем-то, было не так уж важно. Душ и туалет тут были чистые, вода в душе – горячая, мусор на дороге не валялся, в общем – нормальная марина, если не придираться. Было, правда, одно обстоятельство, которая нас сильно смутило и заставило задуматься, стоит ли идти в эту марину: яхты в марине качало, причем довольно существенно. Не сказать, чтобы эта была какая-то убийственная качка, но все же до гладкой воды было далеко. Мы долго думали, ходили по причалу, смотрели… наконец, спросили в офисе марине: «У вас всегда так?» Нас, конечно, уверили, что нет, это только потому, что сегодня плохая погода и ветер дует с юга. Всем прочим нас марина устраивала, так что мы решили поверить. В конце концов, на море в тот день действительно была большая волна – до 2,5 метров, по прогнозу. Так что не удивительно, что и в гавани качало. Мы заключили соглашение, и я выплатил 25% суммы в качестве аванса. Теперь нам надо было прибыть в марину до 10 ноября.

Из Кушадаси мы опять доехали на долмуше до Соке, затем сели там на автобус до Бодрума. В пути выяснилось, что этот автобус после Бодрума идет в Тургутрейс. Мы хотели поменять билет, доплатить, чтобы нас отвезли в Тургутрейс, но денег у нас не взяли, сказали: едьте так. И действительно, довезли до Тургутрейса, и там мы вышли.


5 ноября 2009, четверг - Дидим марина

Проснулись около 9 часов. Утро было солнечное, тихое. Всю ночь ветра не было, так что я надеялся, что волна за ночь улеглась. В море были видны несколько яхт и их мачты не раскачивались, так что было похоже, что волны в море действительно нет. Мы сходили в Коммуникационный Центр, расположенный в марине, посмотрели сайты windguru.com и windfinder.com. Ничего страшного на сегодня они не обещали. Сегодня заканчивалась оплаченная неделя, так что нам надо было уходить из Тургутрейса. Погода была хорошая, так что все сложилось удачно.

В 10 часов мы вышли из марины, и увидели, что ветер попутный, волна небольшая (0,5 м), и тоже попутная. Подняли грот и стаксель. Ветер был хороший, ровный и достаточно сильный, так что вскоре я заглушил двигатель и мы стали «наслаждаться сейлингом». Шли со скоростью 4-4,5 узлов. Ветер то слабел, то снова усиливался. Постепенно он отошел до чистого фордевинда, и я поставил паруса на «бабочку». Волна, накатывающаяся сзади, мешала – стаксель хлопал и норовил переброситься на другой борт. Постепенно ветер стал слабеть, и, после трех часов «сейлинга», я опять запустил двигатель и убрал стаксель. Под гротом и мотором пошли быстро, делая около 6 узлов.

В три часа дня подошли к Didim-марине. Этой марины нет еще ни на картах, ни в лоциях. У Хейкеля сказано только, что она строится, но больше ничего конкретного. Координаты входа в марину у меня были (я взял их из рекламного проспекта, найденного в Тургутрейс-марине), и я вел лодку прямо к этой точке. На подходе к берегу стал виден огромный мол, окружающий марину, и зеленая и красная башня у её входа, так что зайти в марину труда не представляло.

Марина Didim – огромная (580 мест на воде и 600 на берегу), но заполнена лишь на 1/10. Она открылась в мае 2009 года, поэтому про неё еще мало кто знает. Причалы были почти пустые, максимум штук пятьдесят яхт стояло возле них. Эта картина напомнило мне Италию, где тоже встречаются огромные пустующие яхтенные гавани, но те гавани были не доведены до ума – отсутствовали либо причалы, либо вода, либо электричество. Здесь же все было сделано по высшему разряду, и марина полностью функциональна.

Мы связались с мариной на 72 канале и попросили дать нам место. Минут через пять к нам подлетела лодка и показала, куда нам вставать. На лодке было три человека. Один вышел на причал, чтобы ловить наш нос, второй остался в лодке, третий (никогда раньше такого не видел), залез к нам на лодку, чтобы закрепить муринг. В общем, суету они вокруг нас развели несусветную. Мы бы с Милой пришвартовались сами гораздо спокойнее и быстрее. Я веселился, глядя на все это представление. Создавалось впечатление, что ребята соскучились без работы и рады поводу показать свое рвение. Один из них изо всех сил старался говорить со мной по-русски. Я спросил у него, откуда он знает русский. Он сказал, что живет с русской девушкой. В общем, после пяти минут суеты, нас, наконец, пришвартовали.

Затем подошел другой парень, выписал нам листок прибытия, и я пошел в офис марины. Там я заплатил за ночь 20 евро – ровно на 30% меньше, чем в Тургутрейс марине. Эта марина принадлежит тем же людям, которые владеют Тургутрейс-мариной. И в этой марине сейчас цены на все на 30% ниже, чем в Тургутрейсе.

Мы погуляли немного по окрестностям. Марина, конечно, шикарная, ничего не скажешь. Причалы, туалеты, душ – все великолепно. Огромное пространство для хранения лодок на суше. В общем, если бы не цена и не удаленность от города, лучше и желать ничего нельзя. В Интернет тут можно выйти либо через Wi-Fi (через того же провайдера TTNet, который был и в Тургутрейс-марине), либо бесплатно в офисе марины. Там есть локальная сеть, к которой можно подключить ноутбуки, что мы и сделали.

Координаты: N 37-20,238’ E 027-15,738’ Пройдено: 22,6 мили. Средняя скорость: 4,7 узла.


6 ноября 2009, пятница - Еще день в Дидим-марине

Всю ночь нас потряхивало на небольших волнах. Мы стояли недалеко от входа и остатки волнения заходили внутрь, так что я решил, что если мы останемся тут еще на день, то стоит попросить другое место, в глубине марины. Небо было хмурое и зыбь, идущая с моря, показывала, что и волна там есть. Я проверил прогноз и увидел, что прогноз обещает волну до 1,4 метра, а ветер – до 18 узлов. Не пойдем, решил я. Подождем один день здесь. Куда нам торопиться? До Кушадаси оставался один переход, так что мы вполне могли себе позволить подождать хорошей погоды.

После завтрака я пошел в офис марины, заплатил еще за один день и попросил нам дать другое место. Перед этим я прошелся по марине и выбрал себе место в дальнем конце гавани. Нам разрешили занять это место, но попросили подождать полчаса, потому что служащие марины, помогающие при швартовке, сейчас заняты. Я сказал, что мне не нужна помощь, что я предпочел бы обойтись своими силами, но меня все-таки попросили подождать.

Ждать пришлось примерно полчаса. Наконец, подъехала лодка со служащими марины. Их опять было три человека. И опять все пошло так же, как и вчера. Когда работает команда, самое главное – это договориться о том, что делаем, и согласовать все действия. Поэтому я и не люблю, когда нам «помогают». Турки делали что-то свое, я командовал Милой делать другое, в общем, получился кавардак. Нас навалило на пирс, турки взяли нас на буксир и оттащили нос нашей лодки от причала, в результате чего кормовой лестницей мы въехали в причал, хорошо, что ничего не повредили. Уф, ей-богу, сами мы бы справились лучше. Наконец, мы встали на новое место. Турки суетились вокруг нас, подали нам муринг, приняли швартовы, а в заключении взяли у нас электрический кабель и воткнули в розетку. Меня уже стала раздражать их чрезмерная услужливость. Может быть, для больших лодок это все и имеет смысл, но нам-то зачем всё это? Наконец, нас оставили в покое, и мы перевели дух.

Немного отдохнули, затем собрались и поехали осматривать руины античного святилища Дидим, которые находятся в нескольких километрах отсюда. Сели на маршрутку, конечная остановка которых находится прямо возле ворот марины, и поехали. Вскоре въехали в какой-то населенный пункт, довольно большой. Что это за город – не знаю, может быть, его название «Дидим». Это туристический город. Множество отелей и новых домов с надписью «сдается». Мы долго ехали по городу, наконец, вышли возле строящейся мечети. Там сели на другую маршрутку и, наконец, добрались до развалин храма Аполлона, которые и искали. Развалины были как развалины. Мы побродили по ним, повосхищались трудолюбием и мастерством древних греков, и поехали обратно. По дороге зашли в супермаркет, купили продуктов.

Сходили в офис марины, посидели в Интернете. Посмотрев прогноз, я стал склоняться к мнению, что надо уходить завтра. Завтра, по прогнозу сайта "Посейдон", волна будет меньше, чем сегодня (так что мы правильно сделали, что задержались на день), правда ненамного – 1,1 метра против 1,4 сегодня. А послезавтра волну обещали опять 1,4 метра, а потом – 2 и 2,5 метра. Существенное улучшение погоды ожидалось только через неделю, но сидеть здесь целую неделю я не хотел. Получалось, завтра был единственный более-менее приемлемый день, чтобы дойти до Кушадаси. Если бы прогноз обещал улучшение погодных условий, я бы предпочел еще подождать денек-два, но сейчас выбирать было не из чего. Ладно, ничего. Волна один метр – это неприятно, конечно, но не страшно. Ходили мы в такую волну. Плохо только то, что идти нам надо 45 миль, и может оказаться, что из-за волнения скорость наша будет невысокой, так что за световой день можем и не успеть дойти, и придется заходить в темноте. Ну ладно, ничего. Потерпим.

Мы легли спать, как только стемнело. Будильник я завел на 5 часов утра – за полтора часа до рассвета.


7 ноября 2009, суббота - Кушадасы!

Проснулся я еще до сигнала будильника. Вылез в кокпит, взял ноутбук и пошел в офис марины проверить прогноз. Прогноз стал чуть лучше, чем вчера – волна с 1,1 метра уменьшилась до 0,9. Это порадовало. Вообще же, намеченное предприятие особой радости не внушало. Трястись в течении 10-12 часов на волнах – перспектива так себе. Ну ладно, делать нечего, надо идти. Я сходил к морю, посмотрел на волны. Они показались мне гораздо меньше, чем обещано прогнозом. На метровую волну это было как-то не похоже. Прибоя было почти не слышно, так что я заподозрил, что прогноз ошибся.

В 6-45 запустили двигатель и пошли из марины. Был почти штиль. Небо ясное. В море подтвердились мои подозрения – волна была небольшая, всего лишь 0,5 метра, не больше. Это был приятный сюрприз. Вместо тяжелого трудового дня нас, похоже, ожидала приятная прогулка. Ветер тоже не дотягивал до прогноза – он был узлов 6-8, не больше, вместо обещанных 12-16. Мы подняли паруса, и пошли со скоростью 5 узлов.

Когда легли на курс, выяснилось, что ветер нам почему-то в бейдевинд. Это было удивительно – ведь все прогнозы на протяжении последних нескольких дней упорно обещали, что ветер должен быть нам попутным, в бакштаг или фордевинд, но никак не в бейдевинд. Я задумался, в чем тут причина. Может быть, дело в горах, громоздящихся впереди? Горы эти, хоть и невысокие, но, наверное, могли изменить направление потока воздуха. Может быть, ветер, наталкиваясь на горы, отражается от них, и меняет направление на противоположное, создавая для нас ветер в бейдевинд? Чем ближе мы подходили к горам, тем крепче становился ветер, что подтверждало мою гипотезу. А потом я увидел ветряки, установленные на острове Самос, и они показали мне, что ветер там дует так, как и предсказывал прогноз – с юго-востока. И только для нас, двигающихся на несколько миль восточнее, ветер был с другой стороны – с северо-востока. Наверное, это действительно было влияние гор.

В половине двенадцатого подошли к проливу, отделяющего остров Самос от турецкого побережья. При входе в пролив ветер стих почти до нуля, а потом, когда мы прошли пролив, он стал дуть с юга, то есть оттуда, откуда и предсказывал прогноз. Волна почти исчезла (нас заслонил от неё турецкий берег и остров Самос), так что плавание стало совсем безмятежным.

В 15-40 мы пришвартовались в марине Кушадаси. У входа в марину нас встретила лодка, и я объяснил служащему марины, что у нас есть контракт на год на стоянку в этой марине, и попросил его дать нам место поближе к туалету. Работник ответил, что «рядом» с туалетом у него мест нет, но есть «около». Я не понял, в чем разница, но согласился. Нас поставили неплохо – до туалета было шагов двести. Правда, через несколько дней нас переставили на другое место – но тоже неплохое.

Пришвартовавшись, мы пошли потрошить банкомат, чтобы набрать деньги, необходимые для оплаты марины. Затем пошли в офис марины. Я подписал контракт и заплатил деньги. Нам сказали «добро пожаловать», пожали руки и дали пароль к Интернету. Интернет тут, как и электричество и вода, тоже бесплатный.

Ну вот и все, путешествие закончено. Теперь до весны мы никуда не тронемся. В ближайших планах: получение вида на жительство (Икамета), а вообще планы на зиму – учить турецкий язык, осваиваться в Турции и заниматься лодкой.

Координаты: N 37-52,255’ E 027-15,821’ Пройдено: 46 миль. Средняя скорость: 5,3 узла.


ОБЩИЕ ИТОГИ ЗА ДВА ГОДА НАШЕГО ПУТЕШЕСТВИЯ

Пройдено – 3 855 миль.

В пути мы были 202 дня, то есть в среднем – по 19 миль в день.

Начали мы наше путешествие в Швеции 12 мая 2008, закончили в Турции 29 октября 2009.

Мы видели много удивительного и прекрасного, а самое необычное – это люди. За время нашего путешествия изменился мой взгляд на мир, на людей, и на себя. Это – очень ценное приобретение, и уже только ради этого стоило предпринять этот путь.


Сообщение отправлено.