2009: из Франции в Италию

По Средиземному морю: вдоль берегов Франции и Италии или "Мечты сбываются".
С 29 мая по 18 июля 2009 года (51 день в пути).
Пройдено: 1 070 миль (в среднем - 21 миля в день).

Яхта "Инфора", Франция - Италия, 2009 год, 1 070 миль, 51 день

25 мая 2009, понедельник - Ставим мачту

Это был долгий, долгий день. День отдыха (поскольку мы стояли на месте). К концу дня мы так наотдыхались, что я еле-еле нашел в себе силы открыть ноутбук, чтобы сделать запись в дневнике.

Проснулись мы в этот день очень рано, в половине шестого. В шесть часов должен был открыться шлюз, который впустил бы нас в Средиземное море. Мы умылись, убрали тент и стали ждать, с остервенением отмахиваясь от комаров, которые атаковали нас как камикадзе. Без десяти минут шесть на шлюзе загорелись красный и зеленый огни, и ворота шлюза начали медленно открываться. Наш знакомый немец с соседней лодки тоже проснулся и вылез в кокпит с чашкой кофе, пожелал нам доброго утра, но в шлюз с нами не пошел. Я завел двигатель и мы медленно двинулись к шлюзу. Вчера, во время техобслуживания дизеля, я закрыл кран забора забортной воды. И забыл его открыть! Дизель минут пять поработал без охлаждения, затем загорелась красная лампочка на приборном щитке. К тому времени мы были уже в шлюзе. Я быстро заглушил двигатель, мы по инерции подошли к стенке шлюза и пришвартовались. Затем я спустился вниз, открыл кран забортной воды, и повернул ключ зажигания. Двигатель завелся. Уф! Вот такие вот случайные ошибки способны все испортить.

Шлюз опустил нас всего лишь сантиметров на десять. Затем поднялся разводной мост, и наша лодка покинула пресные воды реки Роны и вошла в соленые воды Средиземного моря. «Мы точно в Средиземном море?» - осведомилась Милая. На море это было вовсе не похоже. Мы были в большом бассейне, окруженном со всех сторон бетонными берегами. «Попробуй воду,» - посоветовал я ей. - «Если солёная, значит - море». Милая зачерпнула ладошкой воду и попробовала. «Соленая!» - радостно объявила она. Ура! Мы в Средиземном море!

Мы видели причалы, расположенные в дальнем углу бассейна и лес мачт, торчащих над ними. Там была марина, но нам надо было не туда. Мы повернули направо, и пошли по каналу Saint-Louis. Солнце поднялось из-за горизонта, вокруг не было видно ни души, мы тихо плыли по спокойной воде и глазели по сторонам. Здесь растут пальмы! И кактусы! Мы точно на юге. Минут через тридцать мы дошли до места, обозначенного на карте как гавань Port a Sec. Там расположена фирма NavyService и мы увидели большую вывеску, сообщающую об этом. NavyService специализируется на хранении яхт на суше. Мы увидели множество яхт, стоящих на подпорках на берегу. Здесь можно было установить мачту, что нам было и нужно.

Мы стали искать место, где пришвартоваться. Марины здесь нет, есть только причальная стенка, где могут пришвартоваться лагом с десяток яхт. Большинство мест было занято, но мы нашли свободное местечко и втиснулись туда. На берегу были вода и электричество. В капитанерии имелся туалет и душ. Здесь также был бесплатный Интернет, но ловился он только рядом со зданием капитанерии. Стоянка здесь бесплатная, поскольку имеется в виду, что ты стоишь тут только в ожидании обслуживания. Да и невозможно там стоять долгое время: стоянка очень некомфортна, потому что волны от проходящих катеров сильно раскачивают яхты и бьют их о стенку (мы там сильно ободрали себе планширь). Если здесь построить защитный мол, то можно было бы организовать хорошую марину. Может быть, когда-нибудь это и сделают. Но пока стоять здесь никому не советую. Координаты: N 43-23,169’ E 004-50,191’

Мы узнали, сколько стоит поставить мачту. Цена нас неприятно поразила: 80€ за полчаса работы. В Кале с нас за снятие мачты взяли 35€. Но зато стоять на берегу тут дешево: 100€ за месяц (включая электричество и воду). Лодок тут на берегу - тысячи! На некоторых из них живут люди, неторопливо занимаясь ремонтом своих лодок. Я бы с удовольствием пожил в этом месте, оно мне понравилось своей простотой и атмосферой, но - увы, нет времени.

Весь день мы занимались разной работой. Я готовил мачту к подъему, а Милая чистила лодку и наводила на ней порядок. Я установил якорный огонь на верхушку мачты, протянул провод для него внутри мачты, и затем, случайно, выдернул провод, идущий в мачте к датчику анемометра. Досадно было - жуть! Сам себе добавил работы часа на три. Надо было как-то вернуть провод обратно, но как его достать из мачты?.. Я пробовал разными способами. Наконец, мне повезло, и я извлек провод обратно. Затем я установил краспицы, разобрал стоячий такелаж, повесил на мачту запасные фалы: для стакселя и для грота (пустив их снаружи мачты), сделал фалы для подъема флагов под краспицами, установил антенну АИСа на верхушку мачты и провел провод от неё вдоль ахтерштага… В общем, был занят целый день.

Вначале я надеялся поставить мачту в этот день, но потом понял, что не успею. Поэтому пошел в капитанерию и попросил назначить мне другое время на завтра. У них плотный график, большая часть дня уже была занята, но, к счастью, у них нашлось для меня время на 13-30.

К середине дня появился наш сосед-немец, с которым мы ночевали перед шлюзом. Он обрадовался, увидев нас, и попросил разрешения пришвартоваться к нам лагом. Делать было нечего, все другие места были заняты, так что пришлось разрешить. Этот немец - весьма общительный человек. За полчаса он перезнакомился со всеми людьми, находящимися в пределах его досягаемости и сообщил мне кучу полезных сведений. И потом весь день общался со мной на плохом английском. Под вечер я сильно устал от него. Немец постоянно курит какие-то самокрутки, от которых несет сладковатым запахом. Может быть, это какой-то легкий наркотик, а может, просто табак.

У немца было назначено на сегодня установка мачты и он попросил меня помочь ему с этой работой. Здесь имелся специальный бетонный прямоугольный бассейн, предназначенный для спуска или подъема лодок, и немец перегнал туда лодку. В назначенное время крана не было. Мы подождали минут десять, причем немец отнесся к этому совершенно спокойно. «Французы!» - сказал он снисходительно. Наконец, с 20-минутным опозданием, приехал кран. С ним было двое французов, которые шустро принялись за дело. Вся процедура установки мачты заняла всего лишь 10 минут. Затем они взяли 80 евро, и укатили. «Мое сердце разбилось, когда я отдавал им деньги» - патетически сказал мне немец. Денег у него мало, он идет на Ибицу, чтобы там работать. Лодка у него примерно такая же, как у нас.

Под вечер появился другой наш знакомый, молодой австралиец. Мы встретили его несколько дней назад, на ночевке перед шлюзом. Тогда он был с девушкой, но сейчас - уже один. «Где твоя девушка?» - спросил я. «Вернулась в Лондон, у неё закончился отпуск» - ответил он. Судя по его виду, он не сильно горевал.

Я рассказал ему все, что узнал об этом месте и показал на карте, где находятся яхтенные магазины. Ему хотелось поболтать, но я так устал за день, что еле-еле ворочал языком. В 9 вечера мы, наконец-то, добрались до постели. Рухнули в неё и уснули как убитые.

Завтра нам надо поставить мачту. 


26 мая 2009, вторник - Мистраль. Выспаться не удалось.

Волны от проходящих судов с утра начали раскачивать лодку и несколько раз будили нас. А в половине девятого проходящий рыболовный сейнер поднял такую волну, что нашу лодку приподняло и несколько раз ударило о причал. Я, как был, в трусах, выскочил на палубу и стал одерживать лодку. Там уже был наш сосед-немец, который тоже держал мою лодку. Но было уже поздно - планширь из тика треснул и был ободран в нескольких местах. С корпусом было все нормально - удар приняла на себя деревяшка. Но было очень жалко мою славную лодочку. Мне стало ясно, почему за стоянку здесь не берут денег - потому что тут стоят только те, кому не жалко свою лодку.

Мне было жалко, и я подумал о том, чтобы перейти в марину, но потом попробовал решить проблему по-другому: завел швартовы по всем правилам (носовой продольный, носовой прижимной, носовой шпринг - и тоже самое на корме), перевесил все свои девять кранцев на один борт, сверху на них повесил две кранцевые доски, и еще насобирал на территории несколько автомобильных шин, и повесил их на стенку, снаружи от кранцевых досок. Теперь стоять стало относительно безопасно. Но все равно, как только я чувствовал, что пришли большие волны, я выскакивал из каюты, чтобы держать лодку.

Затем я получил по Навтексу предупреждение о мистрале. То же самое мне сообщил и мой сосед-немец, который слушал прогноз по радио. Прогноз обещал, что с 6 вечера сегодняшнего дня до, как минимум, середины следующего дня будет дуть северо- и северо-западный ветер силой 9 баллов по шкале Бофорта (то есть - шторм, скорость ветра 40-50 узлов).

Действительно, примерно с 4 часов дня начало постепенно раздувать, затем наступило затишье (часа на 2), и с 9 часов вечера начало дуть по-настоящему. Анемометр показывал скорость ветра около 40 узлов. При этом небо - ясное, ни облачка.

Солнце жарило невыносимо. Я никак не могу загореть по-нормальному: обгораю, кожа становится красной, как у вареного рака, и болит. Даже те места, которые, как я думал, уже давно загорели (руки, например), и то снова и снова начинают болеть. В общем, солнышко тут такое же, как в фильме «Белое солнце пустыни».

Поскольку мы стояли в канале, больших волн тут не было, к тому же причальная стенка частично прикрывала нас от волнения. Так что я понадеялся, что мы переждем мистраль спокойно. Но практика показала, что лучше бы было нам уйти в марину. Там тоже лодки сильно качало, но, по крайней мере, там не было волн от проходящих судов.

Мы хотели на следующий день уйти в Марсель, но не получилось. Не только из-за мистраля, но и потому, что у нас еще осталось недоделанными куча дел: надо было постираться, купить топлива, продуктов… И еще много других дел (мы составили список дел из 22 пунктов). Да, вот такой вот у нас всегда получается «отдых»: дела, дела, дела… Если бы нам не надо было спешить, мы бы постояли спокойно недельку, отдохнули, переделали все дела, а потом, с новыми силами - в путь. Но - увы. Времени у нас было в обрез.

На 13-30 у меня было назначено ставить мачту. Но в доке, куда надо было зайти, стояла какая-то двухмачтовая лодка. Она стояла там давно, часов с 11, и в назначенное мне время тоже еще была там. Кран неподвижно стоял возле дока, но никого из работников рядом не было. Французы, как я понял, пунктуальностью действительно не отличаются. Наконец, пришли крановщики и принялись снимать мачты с лодки, стоящей в доке. Затем работник марины разыскал меня и сказал, чтобы я поставил свою лодку к причалу рядом с доком, потому что как только кран снимет мачты с той большой лодки, он сразу возьмется за меня. Мы перешли и встали в указанное место. Кран, закончив с большой лодкой, повернулся ко мне и занялся моей мачтой. Французы сделали свою работу хорошо и быстро. Я отдал им 80 евро, а затем они попросили меня освободить причал, потому что на мое место придет другая лодка. Меня это огорчило, потому что я хотел бы постоять там, пережидая мистраль - там было более закрытое место. Но делать нечего, пришлось вернуться на наше старое место.

Гик я присоединить в это день не успел, и паруса не поставил. И, как показал следующий день, это было хорошо. У соседа ветер изорвал стаксель за какие-то десять минут. Затем мы помылись в душе (о, это такое блаженство - наконец-то помыться в теплой воде!). И все. День кончился. Пронесся быстро, как паровоз.


27 мая 2009, среда - "Бутерброд" из кранцев

Ночью я несколько раз просыпался от завывания ветра и ударов волн. Моя защита из кранцев, которую я соорудил накануне, работала хорошо - ударов лодки о причал больше не было. Но все равно было тревожно. Ветер свистел со страшной силой, волны - мелкие, но злые - раскачивали лодку на швартовах.  В середине ночи я не выдержал и пошел искать в темноте еще одну покрышку, чтобы усилить защиту. Нашел, привязал к лодке. Затем подумал и перевесил покрышки, висящие на причале, на лодку. Тут они приносили больше пользы, потому что двигались вместе с лодкой. Получился многослойный бутерброд: кранцы, кранцевая доска, покрышки, затем еще одна доска. Кормовые швартовы, пока я спал, провисли (видимо, лодка передвинулась). Я подтянул швартовы, чтобы уменьшить амплитуду движений лодки (чем меньше слабины у швартовов, тем с меньшей силой лодку бьет о причал, когда приходит волна). Стало лучше. Постоял, посмотрел на звезды (небо было совершенно чистое - ни единого облачка), и пошел спать дальше. Мне приснился сон, что я хожу по магазинам и ищу большой кранец размером в человеческий рост.

Утром ветер задул с еще большей силой, чем ночью. Анемометр показывал 46 узлов. Мой сосед-немец, посмотрев утром на мою кранцевую защиту, впечатлился и тоже пошел искать себе покрышки. Притащил четыре штуки и привязал к своей лодке.

Недалеко от нас стояла маленькая лодка, на которой распустился стаксель на закрутке и стал оглушительно хлопать. Мы попробовали его закрутить обратно, но не смогли - веревка тонкая, резала руки. Минут через десять парус порвался. Мы думали, что хозяин этой лодки ушел в город, но потом оказалось, что у него случился приступ (он диабетик), и он лежал внизу, беспомощный. Как-то это обнаружилось, и приехала машина скорой помощи, а работники марины стали суетиться возле лодки, и один из них прибежал ко мне и попросил сахар. Я не понял сразу, чего он хочет, он махнул на меня рукой и побежал к моему соседу-немцу. Тот дал ему сахар, и он отнес его к лодке. Я очень удивился - зачем им сахар? Тогда сосед-немец и объяснил мне, что происходит. Парня-диабетика увезли в больницу, а лодку раскрепили по-новому и привязали рядом с ней несколько покрышек.

Ветер нес с собой много пыли, которая лезла в глаза и рот. Чем-либо заниматься на улице было невозможно. Поэтому мы сидели внутри, отдыхали, причем по-настоящему - то есть ничего не делали, читали книги. Впервые, с начала пути, у нас получился настоящий (хоть и не запланированный) отдых.

Я думал, что, в связи с ветреной погодой, рыбаки в море не ходят. Какое там! Неожиданно пришла большая волна (я думаю, от рыбацкой лодки) и нас опять как следует приложило об причал. Что-то жутко затрещало (я думаю, кранцевые доски), я выскочил наверх, осмотрел борт - новых повреждений не появилось. Я настроил АИС, чтобы он сигнализировал о приближении судов на расстояние меньше 0,5 мили. Но рыбаки не имеют АИСа! Так что эта функция мне ничего не дала.

В целом, обстановка была нормальная. «Бутерброд» из кранцев работал хорошо. Но я боялся еще раз нарваться на какую-нибудь ненормальную волну от парохода. Слышать громкий удар и треск, когда лодка наваливается на причал - это жутко.

Вечером, перед сном, осмотрел внимательно все швартовы - не перетрутся ли за ночь? Сильных потертостей замечено не было. Зато было замечено, что полуклюз на носу, через который проходил носовой прижимной - вырван с корнем. Носовой релинг тоже ходил ходуном, шурупы ослабли, и стали плохо его держать. Лишь бы не вырвало носовую утку! У меня на носу больше нет ничего прочного, к чему можно было бы прикрепиться. На всякий случай завел дополнительный носовой продольный, проведя его от шкотовой лебедки другого борта до берега. Подвязал румпель, чтобы руль не било о корму. Потом случайно наткнулся на берегу еще на три автомобильных покрышки. Притащил их на лодку, привязал. А потом я увидел, как моя кранцевая доска летает по воздуху! Ветер приподнял её, и она застыла горизонтально. В таком положении от неё было мало проку, поэтому я привязал к её нижнему краю веревочки, и притянул к корпусу, чтобы она приняла нормальное положение и не поднималась при порывах ветра.

Ничего не оставалось, как только ждать улучшения погоды. Grib-файл обещал, что к завтрашнему дню ветер утихнет. Но прогноз, полученный по Навтекс-у, был менее оптимистичен.

Да, вот такой он - настоящий мистраль.


28 мая 2009, четверг - Готовим лодку

Ночью мистраль начал, наконец-то, стихать, к утру стал значительно слабее (20-25 узлов), а к обеду стих вообще. Стало очень жарко.

Милая с утра оседлала велосипед и, повесив на спину огромный рюкзак с одеждой, отправилась в город, в прачечную. Героическая девушка! Полчаса туда, полчаса обратно, крутя педали, по жаре, с тяжелым рюкзаком…

Я не мог помочь ей, потому что у меня была куча дел на лодке. Изучил прогноз погоды на ближайшие дни. Получалось, что нам надо уходить на следующий день, потому что завтра ветер должен был быть попутным, а потом начинались встречные ветра. У нас был только один день, чтобы дойти до Марселя, а потом стоять там, пережидая встречный ветер.

Изучил книгу Додекама «Настройка такелажа», и занялся настройкой стоячего такелажа. У меня вооружение 3/4, со стреловидными краспицами. У Додекама есть специальная глава, посвященная моему типу вооружения. Я сделал так: набил верхние ванты очень сильно, а нижние - послабее. Верхние ванты давят на краспицы и выгибают мачту вперед, и этим натягивают штаг. Я полагаю, что в прошлом году у меня был недобит штаг, поэтому в бейдевинд лодка шла плохо. Сейчас штаг был набит сильнее и поэтому лодка пошла в бейдевинд намного лучше, круче к ветру. В этом я убедился на следующий день.

Затем разобрал гик и попробовал отремонтировать систему рифления, которая смонтирована в гике. Система работала, но веревки тянуть было тяжело. Разобрал, посмотрел, и собрал обратно. Вроде ничего не сделал, а веревки стали двигаться легче. Наверное, что-то там заедало.

Потом мы с Милой вооружили лодку парусами: установили стаксель на закрутку и грот на гик. При этом обнаружилось, что грота-фал соскочил с блока на верхушке мачты и застрял. Это было очень досадно. Теперь надо было лезть на мачту. Запланировал это на следующий день.

После мистраля вся лодка была покрыта тонким слоем черного песка. Я взял шланг с водой и промыл все блоки и стопора. Разложили вещи по-морскому (то есть чтобы не падали при качке). Как сказала Милая: «У тесноты есть свои достоинства - вещам просто некуда падать». Что верно, то верно. Форпик, например, у нас так плотно забит вещами, что падать им некуда.

В 10 вечера легли спать. Надо было на следующий день встать пораньше, чтобы успеть залезть на мачту, сделать другие дела, и, наконец, отправиться в Марсель.

Фотографий в этот день не делали.


29 мая 2009, пятница - Марсель

Мне надо было залезть на мачту, чтобы поправить грота-фал, и я попросил соседа-немца помочь мне в этом. Он согласился и спросил, есть ли у меня беседка. Беседки у меня не было (я собирался сделать её), и он предложил взять её взаймы у другого немца, живущего на большой яхте недалеко от нас. Мы пошли к нему, немцы пообщались между собой, и я получил беседку.

Затем немец поднял меня на мачту. Это было нелегко для него, потому что фаловая лебедка у меня - старая, и тяга у неё не велика. Он поднимал меня на двух веревках: топенанте и запасном грота-фале, который я установил недавно, перед постановкой мачты. Этот запасной грота-фал мне сейчас очень пригодился, потому что веревка топенанта тоненькая, всего лишь 6 мм, и я бы побоялся подниматься на мачту по такой тонкой веревке. А так, с двумя веревками (6 мм и 8 мм) - это было безопасно.

Исправив грота-фал, мы занялись подготовкой к отходу. Прогноз обещал на это день слабые попутные ветра до Марселя, а с завтрашнего дня - встречные ветра, и довольно сильные. Поэтому нужно было сегодня обязательно дойти до Марселя, чтобы переждать встречные ветра там. Стоять у этой стенки, где тебя швыряет на камни волнами от судов, мне окончательно надоело.

Подготовка к отходу заняла у нас много времени. Когда мы начали стоять у этой стенки, мы часть вещей перенесли на берег, чтобы на лодке стало попросторнее. И теперь стояла обратная задача: все эти вещи погрузить обратно, причем так, чтобы на лодке еще можно было жить.

Больше всего хлопот доставил нам велосипед, который, хоть и складной, занимает слишком много места. В прошлом году мы 3 месяца везли его на крыше рубки. В этом году мне это делать не хотелось по двум причинам. Во-первых: велосипед быстро ржавеет, если на него попадают морские брызги, и во-вторых: за его торчащие части постоянно цепляются веревки. Да и обзор он загораживает. В общем, велосипед мы, в конце концов, запихали в форпик и больше до конца плавания не доставали. Но это мы сделали уже в Марселе, а пока мы просто все вещи сбросили вниз, в каюту, и там образовалась куча мала из велосипеда, кранцев, кранцевых досок, одежды и другого имущества, из-за чего передвигаться по каюте стало практически невозможно.

Тузик мы потащили за собой на буксире - другой альтернативы не было. Даже в сдутом состоянии тузик занимает очень много места, и хранить его было негде.

Кое-как разобравшись с вещами, мы последний раз ополоснули лодкой водой из шланга, попрощались с дружелюбными соседями-немцами и - алга! (как говорят татары), то есть - вперед! В час дня мы, наконец-то, запустили двигатель и начали движение. Впрочем, я и так собирался уйти ближе к обеду, потому что с утра прогноз обещал встречный ветер (и так оно и было), а ближе к обеду ветер должен был стать попутным.

Пройдя канал Сен-Луи, мы вышли в море, в залив Фос (Golfe de Fos). Здесь, на северном берегу пролива, находится крупнейший порт Франции - Фос-сюр-Мер (Fos-sur-Mer), к которому ведет фарватер, обставленный буями. Мы дошли до фарватера, повернули и пересекли его под прямым углом. Теперь можно было ставить паруса, но, к сожалению, ветер пока не позволял это сделать.

Небо было ясным, безоблачным, солнце сияло, море было спокойное, встречный ветер - не сильным. Чтобы стало совсем хорошо, мы подключили автопилот, и расслабились, сидя напротив друг друга в кокпите. Мы обозревали окрестности, следили за приближающимися кораблями («бдели» - так это у нас называется), и переговаривались между собой.

Мы вышли из залива Фос и легли на курс к Марселю. Ветер стал для нас более-менее попутным. Мы подняли оба паруса и, заглушив двигатель, пошли в крутой бейдевинд. Так мы шли часа 3, делая чуть больше 4 узлов, наслаждаясь тишиной и покоем. На земле у нас все время какие-то дела, надо многое успеть сделать, и только в море оказывается возможным спокойно посидеть, отдохнуть… Да, так путешествовать - хорошо.

Но, хоть и солнышко грело изо всех сил, ветер был довольно-таки холодный. Я сидел, изнывая от жары, и вдруг моя Милая сказала мне: «Мне холодно». А все дело в том, что она сидела на наветренном борту, а я сидел внизу, где ветра почти не чувствовалось.

На подходе к Марселю ветер начал слабеть. Слабел, слабел и, в конце концов, кончился совсем. Пришлось убрать паруса и запустить железного друга: верный и любимый дизель. Он бодро затарахтел и уверенно потащил лодку вперед со скоростью 5 узлов.

Мы прошли мимо островов, лежащих у входа в Марсель. Видели остров Иф, с его знаменитой тюрьмой-замком.

Затем прошли входные ворота и вошли в порт Марселя. Вокруг, на набережных и камнях, купался и загорал народ. Какие-то глупые мальчишки затеяли переплывать проход, по которому ходят яхты и катера. Пришлось объезжать их непутевые головы. Слева был новый коммерческий порт, а справа - вход в старый порт, который сейчас превращен в огромную яхтенную гавань. Лоция сообщает, что тут стоит больше тысячи лодок. Действительно, войдя туда, мы увидели обширный бассейн, весь заставленный причалами с яхтами.

Множество лодок сновало во всех направлениях. Там были коммерческие кораблики, возящие туристов на остров Иф, катера и яхты, надувные лодки с моторчиками, и даже гребные лодки. В общем, мы неожиданно очутились среди оживленного движения. Лоция сообщила нам, где находятся места для яхт-визитеров, мы пошли туда и примерно посередине гавани, на южной стороне, увидели пирс, с надписью: «ACCUEIL», что на французском означает: «Прием».

Мы встали к пирсу, и я пошел искать капитанерию. Не нашел, пошел обратно на лодку и столкнулся с негром, который ткнул пальцем в сторону моей лодки и спросил что-то по-французски. Понятно было, что он спрашивает, моя ли эта лодка. Я кивнул, и тогда он отвел меня к свободному месту на пирсе и показал знаками, чтобы я перегнал лодку сюда. Я сделал, как он сказал, а затем пошел с документами на лодку к нему в офис. Документы были нужны для того, чтобы он узнал длину моей лодки.

Для моей лодки стоимость стоянки составила 12,5€. Негр был не очень любезен с нами. Он не желал разговаривать по-английски и оживился только тогда, когда узнал, что мы - русские. После этого он стал более дружелюбен и старался как-то загладить свою нелюбезность. Наверное, вначале он принял нас за англичан.

В этой гавани такая система швартовки: на дне лежат мертвые якоря, концы от которых прикреплены к причалу. Ничего необычного, кроме того, что для каждого места предусмотрены две веревки от мертвых якорей. То есть двумя концами лодка привязывается за нос, и двумя - за корму.

Место нам дали не слишком удачное. Поначалу мы обрадовались: мы стояли совсем близко к туалету, но оказалось, что на втором этаже капитанерии расположен ресторан, в котором вскоре начала играть музыка. И играла она до самой ночи. Если я еще раз попаду в Марсель, буду вставать не в этом месте, а в другом, ближе к входу. Там тоже есть места для визитеров. К счастью, шумели они не долго - ровно до полуночи. После этого мы смогли спокойно уснуть.

Мы сели ужинать в кокпите, потому что в каюте было слишком душно. Уже стемнело, рядом, в десяти метрах от нас, на втором этаже в ресторане кипела жизнь: играла музыка, цветные пятна света плясали по потолку, люди танцевали и пили шампанское. А мы тихо сидели в кокпите, нас никто не видел, потому что мы сидели в тени и нас заслонял большой катер. Мы ели русский борщ со сметаной. Гавань окружена старыми красивыми домами, ночью их подсвечивают огнями, отчего они становятся еще красивее. Эта большая гавань, сейчас расчерченная на ячейки выступающими в море причалами, когда-то была свободна от них, и тут стояли большие многомачтовые парусные корабли, приходящие сюда со всего света. Я смотрел на гавань и пытался представить себе эту картину.

Всего лишь месяц назад мы были в пасмурной, прохладной Англии, а сейчас мы здесь, в горячем южном городе. Причем дом наш (наша лодка) не изменилась, не изменились и мы сами, только декорации стали другими. Интересное ощущение.

Координаты: N 43-17,615’ E 005-22,188’ Пройдено: 25,8 мили.


30 мая 2009, суббота - В Марселе

Спалось хорошо, чему весьма способствовала мысль, что мы стоим в защищенной гавани, надежно привязанные четырьмя веревками, а не прижимаемся боком к каменной стенке, о которую нас может шарахнуть в любой момент волной от проходящего парохода. Но проснулся я каким-то уставшим. Наверное, накопилась усталость за последние дни, когда пришлось много работать и, главное, много волноваться.

Утром нас будили три раза. Вначале пришел хаба-мастер (не тот негр, что был вчера, а белый мистер, который довольно прилично говорил по-английски) и попросил, чтобы я показал ему квитанцию об оплате. У них там произошла какая-то путаница, и наша лодка не была отмечена в журнале. Увидев квитанцию, он извинился и ушел.

Затем тузик, который я привязал у себя за кормой на короткую веревку, за ночь отошел от лодки и стал биться веслом о борт соседней яхты. Пришлось вставать, перевязывать его заново.

А затем нас разбудил стук капель воды о палубу. Вначале мне показалось, что это дождь, но это был не дождь - кто-то поливал из шланга нашу лодку. Вначале я подумал, по советской привычке, что это соседи с яхты, о которую ночью бился наш тузик, решили нам таким образом отомстить. Дурацкая мысль! Европейцы - не такие дикие, чтобы вести себя подобным образом. Оказалось, что это сосед с катера решил помыть свое судно и струя из шланга, отражаясь от его рубки, падала на нашу лодку. Я вылез на палубу, он жизнерадостно мне улыбнулся, и мне совсем не захотелось с ним ссориться. Он спросил, голландцы ли мы. Я ответил, что мы русские. «О!» - воскликнул он по-русски. - «Я не понимаю русского!» Кроме этой фразы, он, наверное, не знал больше ничего, но и это было приятно услышать. В дальнейшем он называл меня «русский» и предложил свой шланг, чтобы я мог помыть свою лодку. Лодка у нас в самом деле была грязная. Мы не успели её помыть после французских каналов, да и во время мистраля нас сильно занесло песком. А от покрышек, которыми мы защищали борта лодки во время стоянки у стенки, остались черные следы.

Мы составили список дел, который озаглавили так: «Как мы должны отдохнуть в Марселе». Вообще, мне забавно читать описания путешествий, где люди пишут так: «Мы пришли в гавань, приняли душ, переоделись в свежую одежду и пошли гулять в город. Там мы поужинали в уютном ресторанчике, выпили вина, затем вернулись на лодку и легли спать. На следующее утро, позавтракав, мы отправились дальше». Не знаю, как им это удается. Так можно жить, когда у тебя полно прислуги на борту. А когда вас лишь только двое, все приходится делать самим. Вот, например, что мы запланировали на этот день:

1) Помыться

2) Купить продуктов

3) Купить топливо

4) Найти Интернет, скачать прогноз погоды

5) Отмыть лодку

6) Подключить провода от якорного огня к разъему у мачты

7) Проложить провода от АИСа вдоль лееров до каюты

8) Закрепить носовой релинг, чтобы не шатался

9) Отремонтировать люк в форпике (перестало держать крепление)

10) Залить масло в сальник гребного вала

11) Найти прачечную, постирать швартовы, кокпитные подушки и чехлы от кранцев

12) Перевязать по-другому кранцевые доски

13) Проложить маршрут в ноутбуке до Тулона, загрузить его в картплоттер

14) Нанести этот маршрут на бумажную карту

15) Посмотреть город

16) Подстричься

17) Приготовить ужин, помыть посуду

18) Выбросить мусор

19) Набрать воды в бак

К 12 часам дня мы выполнили только один пункт из этого списка. К тому же ветер дул с востока (как я и предполагал вчера), поэтому решено было остаться в Марселе еще на одну ночь.

Сходили в город. Долго искали супермаркет, нашли, купили много продуктов. Притащили все на лодку, затем Милая ушла искать Интернет, а я стал прокладывать маршрут до Тулона. До него было 40 миль, я хотел пройти их за один переход. Милая вернулась, принеся прогноз погоды. Она нашла Интернет недалеко от какого-то отеля, и скачала grib-файл. Прогноз обещал, что завтра будет слабый восточный ветер, который постепенно отойдет к югу. Я назначил время выхода на завтра на 6 утра. Я рассчитывал, что ветер вначале будет нам попутный, затем, когда повернем за мыс, станет встречным, и мы пойдем под мотором. Потом, через пару часов, ветер снова позволит идти под парусами. Я был наивен. В западной Средиземке направление ветра у берега имеет мало общего с тем, что показывает прогноз, потому что здесь преобладающие ветра - бризы.

Марсель - южный город. Это чувствуется во всем. Днем тут постоянно гудят машины, воют сирены, а вечером толпа футбольных болельщиков весь вечер пела своё «Але». Видимо, шел какой-то матч, и они смотрели его в барах, которых много возле гавани. В целом, город мне понравился, но он слишком шумный.

Мы помыли лодку. Терли щеткой, поливали водой… Да, правильно говорит Милая: чтобы лодка была чистой, она должна стоять в гавани. Когда я покупал эту лодку, она стояла на берегу в Швеции и, судя по всему, редко использовалась. Её корпус был белым и сиял на солнце. А сейчас на нем полно пятен и потертостей. И как ни три его, а сделать его таким белым, каким он был, у не получается. «Боевая лодка» - как выразилась Милая.


31 мая 2009, воскресенье - Тулон

Проснулись мы в 7 часов. Будильник я завел на 6, но ночью решил, что часом раньше, часом позже - роли не играет, и выключил его.

Мы позавтракали, затем я отправил Милую скачать свежий прогноз погоды из Интернета, а сам пошел искать заправку, которая должна была находиться где-то на другом берегу гавани. Заправку я нашел, но, во-первых, в воскресенье она работала с 9 часов, а во-вторых, топливо там было дорогое: 1,28 € за литр. Топливо у меня еще было: почти полный бак и еще две канистры, так что я решил, что заправлюсь в Тулоне.

В половине девятого мы стартовали. Ветер был слабый, восточный. GRIB-файл обещал, что к середине дня ветер отойдет к югу и станет нам попутным. Так что я надеялся часа 2-3 помоторить против ветра, а потом идти с ветром в бейдевинд или галфвинд.

Но мои ожидания не оправдались. Весь день я ждал попутного ветра, но он был или в лоб, или в крутой бейдевинд. Так что пришлось двигателю работать весь день. Паруса мы тоже поставили, в помощь мотору. Какую-то прибавку к скорости они давали.

Сразу же, как только вышли из гавани, включили автопилот. Причем я попробовал включить его в Track Mode - то есть, чтобы он сам следовал по маршруту. Получилось! Картплоттер передавал в автопилот данные о следующей путевой точке, и автопилот вел лодку точно по маршруту. А когда лодка доходила до путевой точки, где надо было повернуть, автопилот делал поворот сам. Нам всё это очень понравилось. Теперь наша задача была только сидеть в кокпите и «бдить» - то есть наблюдать за окружающей обстановкой.

Небо было пасмурное. С утра оно было наполовину закрыто облаками, а в течении дня облачность еще усилилась и солнце совсем скрылось за облаками. Еще и ветер посвежел, пошла волна, и Средиземное море стало похоже на Северное. Похоже, но не совсем. В Северном море вода - стального цвета, даже на вид холодная, а в Средиземке вода глубокого темно-синего цвета, очень красивого. Сидя на вахте, я долго разглядывал эту воду, и удивлялся её красивым оттенкам.

В целом, плавание протекало спокойно. Ветер дул не сильный, дождь собирался-собирался, но так и не пошел. Мы оделись в непромоканцы, потому что было довольно прохладно. Но все же тут, на Средиземке, переносить плохую погоду гораздо легче, чем на севере.

Мы хотели сегодня дойти до Тулона. Там, в марине Pin Rolland, нас ждал один наш знакомый из интернета, Marinaio. Мы с ним списались при помощи смс-ок и договорились о встрече.

Мы благополучно дошли и в 7 вечера пришвартовались в марине. Марина Pin Rolland - большая, хорошая. Есть душ, туалет, стиральная машина. Интернета нет.

Поужинали, затем я написал смс-ку Marinaio, сообщил ему, где мы стоим, и стал ждать в гости. Но в это день мы с ним не встретились.

Координаты: N 43-04,827’ E 005-54,436’ Пройдено: 40,3 мили.


1 июня 2009, понедельник - Пропали деньги

Утром мы встретились с Marinaio (Игорем). Его лодка стоит в этой же марине. Мы посидели, попили чая, поговорили… Хорошо было бы постоять в этой марине несколько дней, отдохнуть, подремонтировать лодку, пообщаться. Но нам надо было идти дальше.

Но вначале нам надо было купить топлива. Спросили у Игоря, где тут можно купить дизтоплива. Он сказал, что только в Тулоне. До Тулона было 3 мили, идти туда не хотелось. В книжке Рода Хейкеля написано, что топливо также продается в марине St Mandrier, которая находилась немного ближе, чем Тулон, и мы пошли туда. Пришли, и обнаружили, что, может, когда-то там и продавалось топливо, но сейчас там идет большая стройка, и никакого топлива там нет. Когда мы кружили по марине, высматривая заправочную станцию, к нам на катере лихо подкатила молодая девушка и что-то спросила по-французски. По-моему, она хотела нам указать место, где можно пришвартоваться. Но я хотел узнать у неё, где здесь заправочная станция. «Тулонь!» - ответила она и махнула рукой в сторону севера. Делать нечего, пришлось идти в Тулон.

Заправочная станция в Тулоне действительно была. Но она была нелюбимого мной типа: без человека. Платить надо было банковской картой. Я уже имел опыт общения с такой станцией в Дании, и он был неприятным. Там с меня, по ошибке, дважды сняли деньги (потом, правда, вернули). Если бы у меня был выбор, я бы ушел. Но топливо мне было необходимо, поэтому пришлось доставать кредитку. Увы, и эта станция повела себя плохо. Она списала с моей карточки 180€!!! В то время как топлива я там купил всего лишь на 30€. Когда я увидел, что с карточки списалось 180€ (а узнал я об этом, получив смс-ку из моего банка), я стал искать кого-нибудь, кому можно было бы пожаловаться. В капитанерии никого не было. Я мимоходом рассказал о своей проблеме одному англичанину, а он, неожиданно для меня, развил большую активность: пригласил каких-то французов и они стали что-то оживленно обсуждать. Затем подошла еще одна лодка, заправилась - у них все получилось без проблем. Их тоже привлекли к обсуждению. Выдвигались разные версии, вплоть до того, что сумма с моей карточки списалась в старых деньгах, то есть во франках. В конце концов, мне было сказано, что то, что со мной произошло - невозможно. Мне все это уже осточертело, поскольку толку от этого не было никакого. На мою просьбу позвонить куда-нибудь, французы ответили, что у них сегодня - выходной. Какой выходной?! Понедельник ведь! В ответ на это французы рассмеялись и сказали, что у них, на юге Франции, народ работящий и работает во все дни недели, кроме понедельника, вторника, среды, четверга, пятницы, субботы и воскресенья.

Оставалось надеяться, что деньги эти все-таки мне вернутся (деньги действительно вернулись через 10 дней). Не люблю я банки, платежные системы и все такое прочее. Я предпочитаю старый добрый способ: наличные и человека, которому можно эти наличные вручить.

Я скомандовал Милой: «Уходим!», и мы ушли. Было 12 часов дня. У нас был запланировал небольшой переход, 24 мили. Ветер был попутный, прогноз - благоприятный. Прогноз обещал попутный ветер весь день, только пугал возможными грозами. Прогноз оправдался полностью - и ветер был попутный, и гроза тоже. Все как заказывали, как говорится.

Ветер был довольно свежий. Подняли паруса, на гроте я взял один риф. Пошли в полный бакштаг, делая 5,5-6 узлов. Лодка летела, расправив белые крылья. Плохо было только то, что волна, накатывая сзади, все время сбивала с курса. Автопилот пришлось отключить и рулить вручную. Причем у Милой не хватало сил держать лодку на курсе, пришлось рулить мне. Зато шли мы хорошо, быстро. Потом зашли за острова, волна стала пониже, а ветер - потише, и я попросил Милую сменить меня на руле, а то рука уже затекла от напряжения. А потом мы вообще поставили паруса на «бабочку» и включили автопилот. Сидели, отдыхали, и вдруг - бац! - неожиданно гик перебросился на другой борт. Самопроизвольный поворот через фордевинд. Просто неожиданно большая волна накатилась сзади, и автопилот не успел среагировать. Гика-шкотом Милую ударило по руке так, что образовался синяк. И еще мы лишились спасательного круга. Видимо, гика-шкотом его сорвало с места и выбросило в море. Сразу мы это не заметили, а потом, когда увидели, что круга нет, решили, что было так.

В 4 часа дня Милая сказала мне: «Что-то там у берега странное. Как будто дым какой-то». Участок берега был закрыт густой дымкой. Я не мог понять, что это такое, но скоро стало ясно, что это - стена дождя, которая быстро приближающаяся к нам. Весь день мы слышали далекие раскаты грома (как и обещал прогноз), и вот сейчас гроза решила достать нас. Мы оделись к непромоканцы - и вовремя.

Начали падать первые капли дождя, гром гремел все ближе и ближе. Стало ясно, что от грозы не уйти. Страшно не было, было досадно - до гавани было всего лишь час хода, и тут такой подарочек напоследок. Запустили двигатель, убрали стаксель, включили навигационные огни. Грот оставили - и зря. Во время грозы, под тучей, ветер крутило так, что он дул все время с разных направлений, поэтому толку от паруса не было.

Дождь лил все сильнее и сильнее, и когда казалось, что все, сильнее он идти не будет, он опровергал это, устремляясь к земле еще более мощным потоком. Дождевые капли лупили по телу так, что было реально больно, даже под непромоканцем. Я пересел поближе ко входу в каюту, под доджер, и рулил при помощи удлинителя румпеля. Глаза к небу невозможно было поднять - лицо сразу же начинало сечь каплями, как будто градинами. Берег стал невидим за стеной дождя. Казалось, мы вдали от берегов, в открытом море. Только экран картплоттера, показывающий наше положение, доказывал, что это не так. В этот день я сильно порадовался тому, что у меня есть картплоттер и АИС. Утешала только мысль, что гроза не бывает долгой. Но время - понятие субъективное. Одно дело - провести час за просмотром интересного фильма, и совсем другое дело - провести этот час в море, под проливным дождем.

Но все кончается - и плохое, и хорошее. Кончилась и эта гроза. Стена дождя начала редеть, мы увидели берег, и другие яхты, которые тоже, как и мы, стремились в гавань.

В 6 часов вечера мы пришли в марину Le Lavandou. За стоянку в марине я заплатил 17,22€. Марина эта - типичное «злачное место», созданное для зарабатывания денег на туристах. Здесь множество ресторанов, баров и магазинчиков. Роскошные (и не очень) яхты стоят плотными рядами вдоль множества причалов. Хорошо одетые люди сидят за столиками в кафе и ужинают, глядя на море и стоящие у причалов яхты. Мы бродили между ними как чужие. Чувствовалось, что этот праздник - не для нас. Мы любим места попроще. Да и туалет там - единственный на всю гавань. И к нему постоянно выстраивалась очередь, а ночью он вообще закрыт. В общем, не понравилось нам там.

Координаты: N 43-08,217’ E 006-22,541’ Пройдено: 28 миль.


2 июня 2009, вторник - Канны

В этот день мы поставили перед собой задачу дойти до Канн (40 миль). Почему до Канн? Потому что лоция Хейкеля сообщала, что в Каннах - одна из самых дешевых марин на Лазурном берегу. Стоянка там должна была стоить примерно столько же, как в Марселе. В Сан-Тропе я по этой причине решил не заходить - книжка сообщала, что там очень дорогие марины. Хотя и хотелось посмотреть на порт Гримо, эту маленькую французскую Венецию, но наш скромный бюджет вынуждал нас искать места подешеле.

Прежде чем уходить, мы купили топливо на стоянке в марине. Дизтопливо здесь стоило 1,15€ за литр, в то время как в Тулоне оно стоило 1,29€. И, что более важно, топливо здесь продавал не автомат, а барышня. Так что я заполнил все пустые канистры.

В 11 часов мы вышли. Ветер, по прогнозу, должен был быть западным, постепенно, в течении дня, отходящим к югу. Но прогноз - прогнозом, а в реальности ветер оказался опять встречным. Он дул точно с запада. Это был классический бриз, который повел себя точно так, как написано в учебнике: начал дуть в середине утра, достиг максимальной силы к 4 часам дня, и к 6 утра стих почти до нуля. Так что пришлось идти под мотором.

Маршрут был простой: всего лишь три путевые точки, два поворота. Когда мы дошли до первого поворота и повернули, ветер стал нам в галфвинд, чем мы сразу воспользовались: подняли все паруса. Но бриз был слабый, и без мотора лодка тащилась со скоростью 2-2,5 узла. Поэтому пришлось опять включить мотор и так весь день мы и прошли - под мотором и парусами. Даже когда бриз достиг полной силы, все равно он не мог разогнать нашу лодку выше 3 узлов. А нам надо было идти со скоростью не ниже 4 узлов.

В половине третьего мы миновали залив Сан-Тропе, затем прошли город Сан-Рафаэль. Все это время у нас рулил автопилот. Я включил его в Track Mode (то есть, чтобы он сам рулил по маршруту), и это оказалось очень удобно. Можно было вообще не корректировать работу автопилота - картплоттер делал это, и лодка шла точно по указанному маршруту. Наша задача была только сидеть и бдить, то есть следить за окружающей обстановкой.

Бриз развел волну, примерно полметра-метр высотой, которая была нам попутной. Я думал, что автопилот не справится с рулежкой, но он сумел. Молодец. Пока с ним (тьфу, тьфу, тьфу) - никаких проблем. Мы поставили паруса на «бабочку» и шли в фордевинд. В 6 часов вечера, как по расписанию, бриз стих. Осталась волна, поэтому грот, который остался без ветра, стал хлопать и перелетать с борта на борт. Мы убрали паруса и дальше шли только под мотором.

Подходя к Каннам, мы увидели множество яхт, стоящих на якорях у островов и вдоль берега. Там много мест, где можно стать на якорь. Но мы пошли в гавань, потому что мне хотелось посмотреть город. Пришвартовались к гостевому причалу (он находится сразу у входа), рядом с английской яхтой. Швартоваться там надо носом или кормой. Там на дне лежат мертвые якоря, концы от которых привязаны к пирсу.

Я взял документы на лодку (французы - формалисты, и требуют документы на лодку, чтобы узнать её длину, на слово не верят), и пошел искать капитанерию. Долго шел по причалу, вдоль которого стояли, кормой к пирсу, огромные катера. Никогда не видел такого количества роскошных катеров одновременно. Их там было штук 30, не меньше - один больше другого. Я назвал это место: "Набережная Тщеславия".

Я прошел мимо казино и других каких-то зданий, но капитанерии так и не было видно. Наконец, увидел стрелочку, на которой было написано «Бюро порта», и пошел туда. Нашел это «бюро», но оно было закрыто. Закрыты были и туалеты, которые расположены в этом же здании. Так что ночевать мы остались у этого гостевого причала. Там нас немного болтало, потому что проходящие мимо лодки поднимали волны, но в целом было неплохо. И вода, и электричество на этом причале есть.

Координаты: N 43-32,839’ E 007-00,958’ Пройдено: 43,2 мили.


3 июня 2009, среда - Монако

Утром нас разбудило урчание моторов большого катера, швартующегося недалеко от нас. Он кое-как втиснулся на свободное место, толкнув при этом соседнюю яхту своими кранцами. Флаг на катере был немецкий, а команда - итальянская. Яхта, которую толкал катер, принадлежала англичанам. Англичане вылезли на палубу, когда катер наехал на них, но, что характерно, не проронили ни слова недовольства. Молча помогли отпихнуть катер от их лодки и ушли снова спать.

Мы позавтракали, затем посетили туалет возле капитанерии (чтобы попасть в туалет, надо было нажать кнопку возле двери, и когда охрана спросит, что надо, сказать им кодовое слово: «Бонжур»). Затем я сделал еще одну вялую попытку заплатить за ночлег. У меня сложилось твердое ощущение, что никому мы, со своей маленькой лодочкой, в этом гнезде роскоши не интересны. Но все же позорить флаг не хотелось, и я пошел в капитанерию. Капитанерия была открыта, но там никого не было. Ну, и ладно, с легким сердцем решил я. Значит, не судьба.

Мы отвязали швартовы, и ушли, по дороге зайдя на заправку, где залили топлива в бак. Здесь топливо стоило 1,22€ за литр.

Было 10 часов, когда мы вышли из Канн. Вокруг сновали катера и яхты, двигающиеся в разных направлениях. Один раз мне пришлось свернуть вправо, чтобы дать дорогу какому-то катеру, который пер прямо, несмотря на то, что должен был, по правилам МППСС, уступить мне дорогу. Я человек не гордый, уклонился, а потом, когда катер проходил мимо, прочитал на его борту: «Жандармерия». Надо же, а я вначале подумал, что это подростки выехали покататься, судя по их бесцеремонности.

Прошли проливом между материком и островом Сент-Маргерит. Пролив мелкий, глубина была кое-где меньше 3 метров. Затем легли на нужный нам курс, который должен был довести нас до самого Монако.

Ветер, как обычно, был встречный. Но я не очень расстраивался, потому что знал, по опыту, что бриз, по мере усиления, должен отойти к югу и, тем самым, сделаться нам попутным. Так оно и произошло. Ветер стал вначале дуть нам в бейдевинд, а затем - в галфинд. Мы поставили паруса, и шли, делая 5,5-5,8 узлов (под парусами и мотором). Потом, когда бриз окреп, я уже собрался совсем заглушить двигатель, но тут Милая начала читать мне статью про Монако и я узнал, что там есть Аквариум, один из лучших в Европе. Это меняло дело. Я обожаю посещать аквариумы. Аквариум работает до 7 часов вечера, и если мы придем в Монако часам к 3 дня, то вполне можем успеть туда попасть. Поэтому мы так и шли до Монако под двигателем и парусами.

Мы пришли в Монако в половине третьего. В Монако две марины. Род Хейкель говорит, что марина Fontvieille имеет «charge band» (то есть - уровень цен) равный четырем. Мы уже ночевали в марине с таким уровнем цен и тогда с нас взяли 17 евро. Но тут с нас взяли 38€! Н-да… Дороговато. К тому же в этой марине были такие розетки для электричества, что подключиться к ним нам было невозможно. Здесь стоять какие-то огромные розетки, с четырьмя или пятью штырьками. А у нас обычная вилка, трехштырьковая. Мы спешили в океанариум, поэтому решение вопроса с электричеством я оставил на вечер.

Билет в океанариум стоит 13€. Нам понравилось. Темные, прохладные залы, а на стенах, как живые картины, подсвеченные лампами - аквариумы, полные живых рыб. Очень красиво. Еще там есть океанографический музей, в том же здании. Мы побродили по нему, тоже интересно.

Вернулись на лодку, по дороге зайдя в магазин, чтобы купить продуктов. Еще купили несколько шорт, а то в такую жару ходить ни в чем другом невозможно. Гуляя по Монако, мы много раз слышали русскую речь. А в магазине одна женщина сразу обратилась ко мне по-русски. Видимо, у меня типично русская физиономия.

Я попросил в капитанерии какой-нибудь переходник, чтобы я мог подключиться к электричеству, и парень принес мне огромную вилку, из которой я должен был сам сделать переходник. Взамен он взял у меня документы на лодку, в качестве залога. Я долго возился с этой вилкой-переходником, никак не удавалось заставить её работать, а потом оказалось, что парень просто забыл включить предохранители на столбе, к которому я подключался. В конце концов, электричество у нас появилось, что не могло не радовать, потому что мне надо было подзарядить ноутбуки, чтобы проложить маршрут на следующий день.

Туалета в марине нет. Меня забавляет эта средиземноморская система: построить большую красивую марину, и при этом туалета в ней либо вообще не предусмотреть, либо сделать его маленьким, на одного-двух человек. Глупость какая-то, ей-богу. Хаба-мастер сказал мне, что можно пользоваться общественным туалетом, метрах в 500 от марины. Мы с трудом нашли этот туалет. Оказалось, что там есть и душ с горячей водой, что нас весьма обрадовало.

Еще одним недостатком марины в Монако является то, что в ней качает. Видимо, вход в неё сделан неудачно, и волны, отражаясь от скал, заходят в марину. Нас всю ночь качало, иногда довольно сильно.

Сам город Монако нам понравился. Тут очень красиво, видно, что люди вложили много денег и труда, чтобы создать вокруг себя всю эту красоту. Но стоять на яхте в Монако я больше не стану - очень уж тут все неудобно сделано для яхтсменов. И дорого.

Координаты: N 43-43,721’ E 007-25,283’ Пройдено: 25 миль.


4 июня 2009, четверг - Италия!

Утром я прочитал прогноз, который вывесили на стене капитанерии. Прогноз обещал ветер встречный (с востока-северо-востока), но не сильный (2 балла). Можно было идти. Но Навтекс принял какой-то «warning» для MetArea 3 (то есть для нашей области). Сообщение было принято с ошибками и самая интересная часть - где и с какой силой будет дуть ветер - отсутствовала. Я колебался, не зная, что предпринять. Поэтому попросил Милую найти Интернет и скачать для меня grib-овский файл, а сам занялся подготовкой лодки к выходу. Милая нашла Интернет в Макдонольдсе неподалеку и принесла мне то, что я просил. ГРИБ-файл обещал прямо противоположное прогнозу от MeteoFrance - что ветер будет попутный (с юга). Сходились они в одном: сильного ветра не будет. Кстати, ГРИБ оказался более прав - ветер был, в основном, с юга. В любом случае, нам надо было уходить из этого злачного места, потому что платить еще раз 38 евро за стоянку я не хотел. В конце концов, решено было так: мы выйдем, а если не понравится - спрячемся в ближайшую марину, благо марин на нашем пути достаточно.

Я разобрал «переходник», который соорудил вчера и отдал парню из капитанерии, а он вернул мне документы на лодку. При этом он спросил меня, заплатил ли я за стоянку. Меня это покоробило: во-первых, он сам вчера видел, как я платил деньги, а во-вторых, у меня сложилось ощущение, что в этой марине люди заняты тупым зарабатыванием денег и ничего, кроме этого, их не интересует. В половине двенадцатого мы покинули Монако без всякого сожаления. Город красивый, да, но мы чувствовали себя так как-то неуютно. Мы любим места попроще, примерно как та деревушка, в которую пришли к вечеру этого дня.

При выходе передо мной стояла трудная задача: выйти так, чтобы не зацепить ни один из роскошных катеров, между которых нас втиснули. Лодка моя на заднем ходу движется довольно непредсказуемо. Хочешь повернуть её влево - а она поворачивает вправо. Поэтому мы с Милой четко обговорили порядок действий: отдаем швартовы, я встаю за руль, а она толкает лодку назад и запрыгивает на нос. Затем она проталкивает лодку вдоль большого катера, у которого мы стоим, и мы по инерции (как я надеялся) развернемся кормой вправо, где был небольшой участок свободного места.

Все получилось. Правда, не совсем так, как я планировал. Пришлось немного поволноваться, когда нос лодки прошел вдоль полированного борта катера, но обошлось. Мы развернулись и пошли потихоньку к выходу из гавани.

Мы еще не вышли из гавани, как нас стало ощутимо качать. Моя Милая - молодец. Она предвидела это и успела убрать швартовы и кранцы еще пока мы шли по внутренней гавани. А когда мы вышли из гавани, волны стали прикладывать нас с еще большей силой. Я решил, что волны отражаются от отвесных скал у входа в гавань и поэтому создают толчею, но оказалось, что и в море волнение такое же сильное.

Ветер был вначале в бейдевинд, затем отошел к галфвинду. Но ветер был слабый, и поднимать паруса не имело смысла: они бы хлопали на каждой волне и гик летал бы с борта на борт. К тому же у меня не было никакого желания посылать Милую к мачте на таких волнах. Так что мы шли под мотором. Рулить было тяжело, рука затекала от постоянного напряжения, приходилось пересаживаться с борта на борт, чтобы поменять руку. Автопилот я пожалел, и включать не стал. Через полчаса такой езды, когда стало ясно, что это всерьез и надолго, и волнение не собирается уменьшаться, мы решили не мучить себя и лодку и зайти в гавань. Но в ближайшие гавани заходить не хотелось - они были дорогие. Поэтому мы пошли в гавань Bordighera (Бордигера) - первую гавань на итальянском побережье, до которой было десять миль.

Зашли мы туда как раз вовремя. Впереди нас видимость резко упала, и сгустились грозовые тучи. Видимо, там шел дождь. Мы ждали, что он дойдет и до нас, но обошлось. Было душно, и влажно, все небо закрыла пелена облаков. Циклон, сидящий над Лигурийским морем, проявлял себя во всей красе.

Про гавань Бордигера в книжке Хейкеля написано, что она может быть переполнена летом. Так оно и оказалось. Лодок было очень много, и я засомневался, что мы найдем себе место. Но потом мы увидели свободное место в ряду катеров и встали туда. Спросили у местного жителя: можно ли здесь стоять? Он ответил (на плохом английском), что место это частное, но хозяина не будет 3 дня, так что стоять можно. Итальянцы, в отличие от французов, как мне показалось, не испытывают неприязни к английскому языку.

На причале была вода и электричество. Капитанерия работает с 9 до 11 часов утра, то есть когда мы пришли, она была закрыта. Над капитанерией висели флаги разных стран, среди которых был и флаг России. Вечером к нам подошел какой-то мужик и вручил листок бумаги. Милая начала разговаривать с ним, пока я искал документы на лодку и кошелек. Но, когда я вышел, мужик замахал на меня руками и повторил несколько раз: «Домани» (Завтра). Я взял у него анкету, которую надо было заполнить, а решение всех остальных вопросов отложил на завтра.

Затем этот мужик еще раз появился на причале, в забавном виде: на нем был только полотенце, обмотанное вокруг бедер. Он позвал меня и открыл мне душ, показав жестами, что оставит его открытым, чтобы мы могли пользоваться. Нам понравилось это местечко - простое, не пафосное. Люди просто живут тут, и не озабочены выколачиванием денег из туристов. На берегу стоят лодки, их хозяева красят их, рыбаки занимаются своими сетями… Нам с Милой нравятся такие места. В таких местах чувствуешь себя свободным - все здесь просто, все можно. Тут нет секьюрити, камер видеонаблюдения и табличек с надписью «Privаt».

Из гавани была видна вывеска Макдональдса, а где Макдональдс - там Интернет. Поэтому Милая взяла ноутбук и пошла на поиски Интернета, пока я занимался составлением маршрута на завтрашний день. Маршрутов я составил два: на 20 и на 40 миль. Если погода будет плохая, пройдем 20 миль, если хорошая - постараемся пройти 40. Правда, прогноз, который принесла Милая, не обещал хорошей погоды.

Мы поужинали, сходили в Интернет (до него было 30 минут ходьбы), вернулись на лодку и легли спать. Я надеялся, что нам, наконец, удастся как следует выспаться.

Во дворике одного из домов мы видели самое настоящее банановое дерево. Это было первое банановое дерево, виденное нами.

Координаты: N 43-46,756’ E 007-40,528’ Пройдено: 12 миль.

Фотографий в этот день не делали.


5 июня 2009, пятница - Diana Marina

Утром я сходил на заправку, залил топлива в пустую канистру, образовавшуюся у меня после того, как я накануне перелил из неё топливо в бак. На заправке был милый старичок, который залил мне топливо доверху в канистру, причем сделал это очень аккуратно, с большим знанием дела. Интересно: во Франции на заправках не было заправщиков, а в Италии - они есть на всех.

Милая сходила к отелю, возле которого мы вчера нашли Интернет, и скачала свежий прогноз погоды. Прогноз обещал слабый попутный ветер с юга-запада, силой 3-4 балла. Навтекс принял сообщение от римской станции, в котором был подробный метеорологический прогноз. Рим, кстати, принимался всегда хорошо, практически без ошибок, но почему-то сообщений от этой станции было мало, в отличие от Тулона, который слал по несколько сообщений в день. Небо было затянуто облаками, ветер дул в предсказанном прогнозом направлении.

Мы вышли из марины в 12 часов дня, подняли паруса, заглушили двигатель. Но под парусами скорость была всего лишь 2,5 узла, так что мы снова запустили двигатель и пошли 5-5,3 узла. Часа через полтора ветер вообще ослабел, пришлось убрать стаксель, чтобы не хлопал, а затем и грот.

Мимо проплыла большая ветка с острыми торчащими сучками. Если бы наш тузик, который мы буксируем за кормой, напоролся на неё, она бы могла его продырявить.

В половине пятого пришли в Diana Marina, пройдя 21 милю. Diana Marina - это маленькая марина, в которой стоят, в основном, местные жители. Но она дешевая (уровень цен - 2, согласно лоции Хейкеля), поэтому мы выбрали её.

Войдя в марину, мы медленно пошли вдоль внешнего волнолома, потому что только там глубина была достаточная для яхт. У причалов, слева от входа, стояли только катера, потому что там глубины меньше 2 метров. Мы увидели свободное место в ряду яхт и начали туда заходить. На берегу появился какой-то итальянец, который дружелюбно сказал по-английски, что это частное место и нам нельзя туда заходить. Я спросил его, куда же тогда нам встать. К нему подошел еще один итальянец, они о чем-то посовещались и спросили, сколько мы хотим тут стоять. Мы сказали: одну ночь. Тогда они разрешили нам встать и взяли за ночлег 15€

На причале есть вода и электричество (правда, предохранители всего лишь на 6А, поэтому вскипятить чайник нам удалось с трудом - он постоянно выключался), а ключ от туалета надо брать в капитанерии и, попользовавшись, возвращать обратно.

В городке много маленьких магазинчиков и небольшой супермаркет. Интернет мы нашли в центре города, возле одного из кафе.

Наш картплоттер, Standard Horizon 300, работает, в общем, хорошо, но показывает какую-то ерунду относительно пройденного расстояния - он постоянно завышает результаты. Например, в этот день он показал, что мы прошли 26 миль, хотя реально мы прошли 21 милю. Поэтому используем ручной GPS Garmin, чтобы знать точное расстояние, которое мы прошли.

Координаты: N 43-54,557’ E 008-05,202’ Пройдено: 21 миля.

Фотографий в этот день не делали.


6 июня 2009, суббота - Итальянская пицца

Прогноз погоды, который мы получили накануне, не обещал на этот день ничего плохого. Напротив, мы надеялись, что облака, заслоняющие небо последние три дня, наконец-то рассеются. Но ночью лодку начало покачивать - сначала слабо, затем все сильнее и сильнее. Я старательно спал, пытаясь не обращать на это внимание, но, в конце концов, лодку стало трясти так сильно, что пришлось выйти и посмотреть, что происходит.

Небо было сплошь затянуто облаками. Густые темные тучи висели над горами. С моря дул ветер, начинающий посвистывать в снастях. Я поднялся на волнолом, посмотрел на море, и увидел длинные пенистые валы, катившиеся на побережье. Стало ясно, что сегодня мы, скорее всего, никуда не пойдем.

Вернувшись на лодку, я завел дополнительные концы от кормы до причала (мы стояли носом к причалу, прицепившись к «мертвяку»). Затем перевязал все кранцы на правый борт, которым мы терлись о стоящую рядом лодку, и подвязал туда же обе кранцевые доски. Подумал, и перевесил кранцы на соседней лодке, чтобы они лучше работали. Подтянул швартовы потуже. Всё, больше ничего было сделать нельзя. Вернулся на лодку и лег спать.

Спалось плохо, потому что качало. Кроме того, беспокоила мысль, что вот, еще один день потерян. С другой стороны, я чувствовал тайную радость: наконец-то у нас появился законный повод отдохнуть. Поэтому когда к обеду ветер стал немного стихать, я даже забеспокоился: не стихнет ли он совсем, и тогда хаба-мастер откажет мне в просьбе остаться еще на одну ночь. И, пока ветер не стих совсем (что было напрасным беспокойством, так как ветер дул весь день), мы пошли в капитанерию. Там дежурил тот же парень, что и вчера. Я только успел сказать ему «буэно джорно» - «с добрым утром», и больше ничего объяснять не пришлось. Он сам сказал, что погода плохая, и мы можем остаться тут еще на один день, причем если мы уйдем завтра утром, то платить за этот дополнительный день не нужно. Это была приятная новость. «Милле грация!» (большое спасибо) - от души сказали мы ему, и пошли гулять по городу.

Городок был очень милый. Его название: Диано-Марина. Красивые дома, ухоженные улицы. По улицам гуляло много людей - видимо, в честь субботы. Мы купили арбуз и большую пиццу. Это была первая итальянская пицца - настоящая, диаметром 50 см, стоимостью 9€. Очень вкусная.

Ветер дул весь день. К вечеру, казалось, начал стихать, но ГРИБ-файл надежды не оставлял - завтра ветер будет, возможно, еще сильнее.


7 июня 2009, воскресенье - Ждем погоды

Утром ветер дул хоть и слабее, чем вчера, но все равно сильно. Море было в белых барашках. Я не особо расстраивался, так как нам надо было отдохнуть. Эти два дня, которые мы тут простояли, принесли нам большую пользу. К концу второго дня уже появился интерес к морю, хотелось идти дальше.

Днем мы погуляли по городу (очень красивом, вообще все итальянские городки очень симпатичные), и занимались разными мелкими делами: сходили в магазин, я отремонтировал анемометр на лодке, аккуратно проложил кабель для АИСа вдоль лееров, чтобы он больше не путался под ногами в кокпите, надел чехол на тузик, и поделал еще кое-какие дела.

Но основная задача была отдыхать. В капитанерии взяли с нас еще 15€, когда мы сказали им, что хотели бы остаться еще на день. То есть за 3 ночи мы заплатили 30€.

Купили еще одну пиццу. Пиццу можно купить целиком или кусками. В пиццерии есть коробки под целую пиццу, под половинку и под четвертинку. Пиццерий тут множество, на каждом углу.

К вечеру ветер стал слабеть, но на небе появились перистые облака. Неужели это признак нового циклона? Навтекс сообщает, что на западе Средиземки происходит что-то нехорошее. Там опрокинулась лодка с 15 людьми на борту, ведутся их поиски. Когда же кончатся эти циклоны? Похоже, Лигурийское море - не очень хорошее место. Скорей бы пройти его.

Милая что-то приболела. Хорошо, что мы целый день отдыхали - к концу дня ей стало лучше. Посмотрели фильм, погуляли. Хорошо, когда не надо никуда спешить.

Я сегодня размышлял: почему мы так устаем? Вроде, не трудное это дело - вышел в море, часов 5-6 посидел в кокпите, и всё. Делать ничего, в общем-то, не надо. Настроил паруса и иди. Автопилот рулит, все, что тебе остается - это наблюдать за морем. Вроде бы не трудно, но все равно устаешь. От чего? Я поразмышлял и подумал, что даже если просто просидеть шесть часов на табурете - и то ведь устанешь. А если этот табурет еще и постоянно дергается под тобой - устанешь вдвойне. Так что ничего удивительного, что мы устаем. Получается, что у нас полноценный рабочий день, почти по восемь часов каждый день в море. А выходных у нас почти не бывает.

Путешествовать надо не спеша. Это - самое главное.


8 июня 2009, понедельник - Савона

Вышли в половине десятого утра. Волна около метра, ветер слабый, в галфвинд. Подняли стаксель, но ветер был такой слабый, что толку от паруса него не было - он только хлопал на волне. Так что убрали его. Но ветер начал постепенно усиливаться и спустя какое-то время мы вновь поставили стаксель. И так шли около часа. Надо было бы поставить и грот, но для этого надо было посылать Милую к мачте, а волна, которая шла сзади в правую раковину, сильно раскачивала лодку. Поэтому я ничего не предпринимал, пока, наконец, Милая сама не предложила поставить грот.

Мы развернулись носом на ветер. Автопилот держал курс, Милая стояла у мачты, привязанная к ней страховочным концом. Я сидел в кокпите, чтобы тянуть фал. Расстегнули чехол на гике, в котором у нас уложен грот и тут неожиданно все пошло не так, как обычно. Пришла большая волна и грот стряхнуло с гика, и он упал серединой в воду. Попробовали вытянуть его - не получалось, парус был полон воды и очень тяжелый. Тут еще пришло несколько больших волн, грота-фал выскочил из рук Милой и обвился вокруг мачты. Наконец, чудовищными усилиями, мы исправили ситуацию: распутали фал, вытянули грот из воды и подняли его. Уф. Обычно мы грот поднимаем за 4 минуты. Сейчас же провозились минут 15. Помню, кто-то из моих знакомых яхтсменов удивлялся: почему многие ходят на лодках под одним стакселем, без грота? А что тут удивительного? Стаксель развернуть-свернуть - ерундовое дело, а поднять или убрать грот - это целая история. 

Подняв грот, развернулись на прежний курс. Тут выяснилось, что ветер отошел и стал дуть нам в спину. Так что стаксель оказался в тени у грота и стоять не мог. Поставить паруса на «бабочку» было невозможно из-за волны. Так что пришлось стаксель убрать, и дальше шли под одним гротом. Получилось, что мы зря тратили силы на постановку грота. Стаксель на полном курсе тянет лучше, чем грот, и лучше было бы оставить его. Но убирать грот, который мы только что с таким трудом поставили - было выше наших сил.

Впрочем, через час ветер опять изменил направление, и мы смогли поднять и стаксель, идя курсом бакштаг. Двигатель по-прежнему не выключали, так как без двигателя лодка шла со скоростью меньше 3 узлов, а с двигателем - 4,5-5 узлов. А нам нужно было делать не меньше 4 узлов, если мы хотели попасть в Геную, до которой было 40 миль. Так что шли, как обычно, в режиме «мотосейлинга». Правильно говорят опытные люди: в Средиземке ветра или слишком много, или слишком мало. Чтобы нормально ходить тут под парусами, нужны паруса для легких ветров.

Ветер был слабый, но волны почему-то становились все больше и больше, и достигли 2-метровой высоты. Мы определяли их высоту по кормовому релингу - они явно превосходили его. Почему высота волн росла - для меня загадка. Может быть, в море, вдали от берегов, дул более сильный ветер?

К середине дня на меня напала какая-то тоска. Не было ни страха, ни куража, ни интереса. Одна скука. Делать было совершенно нечего. Автопилот рулил, паруса настроены, двигатель работал, картплоттер показывал где мы находимся… Ну, совершенно нечем было заняться! Мысль о том, что еще часов 6 придется вот так вот сидеть в кокпите и маяться от безделья - угнетала. Читать я не мог (потому что укачивало), музыку слушать не хотелось, хотелось лечь и спать. Но спать было невозможно, так как сильно трясло. Внутри, в каюте, укачивало мгновенно. Такое состояние бывало у меня раньше, когда едешь долго в поезде. Когда все книги уже прочитаны, все разговоры переговорены, и есть неохота, и спать неохота - и только сидишь и маешься, и считаешь часы, оставшиеся до прибытия. Тягостное состояние, я с трудом его переношу. Чтобы развеять скуку, мы с Милой начали петь песни. Спели все, что знали, но потом и это нам надоело.

К этому времени мы дошли до Савоны. До Генуи оставалась еще миль 15, то есть часа 3-4 хода. Но я больше не мог переносить эту маяту, да и Милой было плохо. Ей было еще хуже, чем мне, потому что её укачало. Поэтому мы решили не идти в Геную, а зайти в Савону. Изменили курс и уже через час были в порту Савоны.

Там оказался большой коммерческий порт, а за ним, ближе к берегу, обширный бассейн, в котором располагалось несколько яхтенных гаваней. Мы пошли вглубь, попробовали встать на свободное место у одного из причалов, но нас оттуда прогнали, сказав, что место занято. В конце концов, мы пришвартовались у входа в порт, где было несколько плавучих понтонов, у которых стояли небольшие катера и яхты. На причале были вода и электричество, а вокруг - ни одного человека. Похоже было, что причал принадлежал судостроительной верфи. Причал выходил на обширный пустырь, заросший высокой травой, и обнесенный забор, так что выйти с него было нельзя. На берегу, за забором верфи, стоял гигантский (метров 80 длиной) катер, сверкающий белизной и хромом. Бригада девушек мыли его щетками и окатывали водой из шлангов. Видимо, скоро катер должны были спускать на воду, поэтому наводили последний лоск.

Координаты: N 44-18,975’ E 008-29,620’ Пройдено: 36,3 мили.

Фотографий в этот день не делали.


9 июня 2009, вторник - Плохая ночь

В автомобильном атласе была обозначена заправка рядом с тем местом, где мы ночевали. Утром я попросил Милую найти её, а сам занялся подготовкой лодки к отходу. Но Милая быстро вернулась и сообщила, что выйти с территории невозможно - тут везде заборы. Я разглядел в бинокль неподалеку от нас яхтенную заправку, и мы заправились там. Топливо стоило 1,16€ за литр.

В 11 часов вышли в море. На это день я приготовил три маршрута - на 15 миль, на 28 и на 40. Куда пойдем - это зависело от того, какая будет волна и ветер. Вначале пошли по самому короткому маршруту - в Геную. По пути выяснилось, что волна небольшая и ветер попутный. Решили сменить маршрут: идти 28 миль в городок под названием Camagli (Камольи). Этим мы срезали угол, не заходя в Геную.

Подняли паруса, заглушили двигатель. Наконец-то! Идем без мотора, со скоростью 4,5-5 узлов. Ветер в бейдевинд. Часа 3 продолжалась эти идиллия, затем ветер зачах, скорость упала до 2-2,5 узлов, пришлось запустить двигатель. Так, под двигателем и парусами, и шли до самого Камольи.

К шести часам вечера подошли к Камольи. Там, на скалах над морем, расположился красивый городок. Итальянские городки вообще красивые, а этот - особенно. Рассказывать об этом невозможно, это надо видеть: разноцветные дома, узкие улочки, светящийся крест на куполе церкви, рыбацкая сеть, увешенная сердечками с именами влюбленных… Городок хороший, а вот гавань нам совсем не понравилась. Хорошую часть гавани, за внутренним волноломом, заняли лодки местных жителей. Нам там места не нашлось, так что пришлось стоять во внешней гавани, возле волнолома.

Когда мы вошли, то, как и написано в лоции Хейкеля, увидели рядом с оконечностью внешнего мола надпись: «Transit» - то есть стоянка для транзитных яхт. Хейкель писал, что надо отдавать якорь с кормы и подходить к причалу носом. Но я надеялся, что тут тоже, как обычно, найдутся «мертвяки», не хотелось мне возиться с якорем. Мы подошли к причалу носом, спрыгнули на него, и увидели, что никаких «мертвяков» нет. А еще и волна, заходящая в гавань, не на шутку раскачивала лодку. Поручив Милой подержать лодку за нос, я пошел вдоль причала, надеясь все-таки найти веревку, уходящую от причала к «мертвяку». «Скорее!» - закричала Милая. - «Я не могу её удержать!». Волна была такая сильная, что лодку подкидывало чуть ли не на полметра. Я прибежал обратно, и мы попытались пришвартовать лодку лагом. Плохая идея, но ничего другого не оставалось, так как лодку начало разворачивать боком. Правильнее всего было бы отойти и отдать с кормы якорь, но я надеялся обойтись без этого. Я хотел временно пришвартоваться лагом, а затем прикрепить веревку к огромному каменному блоку, лежащему в воде метрах в пяти от берега и растянуть лодку между этим блоком и берегом по диагонали. Правда, до блока нужно было плыть на тузике, так что неизвестно, что было, на самом деле, легче - отдать якорь, или заводить конец. Но тут лодку ударило килем о дно, хотя глубина была метра 4. Хейкель писал, что в воде могут лежать камни, отвалившиеся от мола и, видимо, на один из этих камней мы и наскочили. Пришлось передвигать лодку вперед, и, в процессе передвижения, я все-таки нашел веревку от «мертвяка», уходящую от причала в воду и мы к нему прикрепились. Уф. Сумасшедшая швартовка. А итальянцы, гуляющие по причалу, просто с интересом смотрели на нашу борьбу со стихией, и никто не попытался помочь. Французы, я думаю, давно бы уже пришли на помощь. Но я не осуждаю итальянцев, я уверен, что если бы я попросил о помощи, они бы тут же откликнулись, просто вот такое вот отличие в национальных психологиях. Я, кстати, тоже не лезу помогать без необходимости, если вижу, что люди и сами справляются. Другое дело - если попросят о помощи.

Закрепили лодку, растянув её между мертвым якорем и берегом. Завел пять швартовых на берег - четыре с носа, под разными углами, и один с кормы. Кормовой швартов помогал удерживал лодку от разворачивания боком, когда накатывала волна, идущая от входа в гавань. Носовая утка, к которой было прикреплено четыре веревки, стала опасно потрескивать под нагрузкой. Пока я стоял в маринах, на спокойной воде, мне трех уток, имеющихся на лодке, вполне хватало. Теперь же стало понятно, что стоит на баке установить дополнительный прочный битенг. Да и на корме тоже. И посередине борта поставить какие-нибудь прочные кольца (наподобие вант-путенсов), чтобы к ним тоже можно было привязываться.

Волна так раскачивала лодку, что Милая категорически заявила, что ночевать будет на берегу, потому что на лодке она спать не сможет. Я с ней согласился, глядя с берега, как лодку бросает из стороны в сторону. Но к вечеру волнение немного улеглось, и мы решили все-таки ночевать на лодке. Наверное, это было неправильно. Нормально поспать нам не удалось. Всю ночь просыпались от резких рывков лодки и в результате утром были совсем не отдохнувшие, и из-за этого на следующий день прошли только 10 миль. Собственно, поэтому и нужны марины: чтобы можно было нормально выспаться и восстановить силы.

Координаты: N 44-21,091’ E 009-09,008’ Пройдено: 29,7 мили.


10 июня 2009, среда - Лаванья

Проснулись мы рано, потому что спать, когда лодку жестоко трясет, практически невозможно. Сон был прерывистым и, поднявшись утром, я вспомнил слова из песни Цоя: «Я только что встал, и уже устал». Да, плохая была стоянка. В хорошую погоду эта гавань, может, и ничего, но при волнении стоять здесь - сущее мучение. Хорошо хоть, что денег за это развлечение не берут.

В половине десятого запустили двигатель, вышли в море, легли на курс, включили автопилот. Решили сегодня не идти далеко, а перейти в марину города Лаванья (Lavagna), до которой было миль 12. Если бы мы нормально отдохнули ночью, то пошли бы в Специю (40 миль), но сейчас у нас было одно желание - найти место, где не качает, и где можно было бы нормально выспаться. Переход был спокойным, хотя небо было хмурое, ветер дул в лоб, и волна достигала 1,5 метров. Волна шла не по направлению ветра, а сбоку и явно не соответствовала силе ветра. Ветер был слабый, а волна - совсем не слабая. Я объяснял это тем, что волна разгонялась ветром, дующим далеко от берега. До берега этот ветер не доставал, а волна, образованная им, доходила.

Через 3 часа зашли в гавань Лаванья. Там оказалась огромная марина, даже не марина, а целый туристический комплекс (рестораны, магазины, верфи, различные агентства). Мы встали на понравившееся место, в дальнем углу марины. Привязались, и обнаружили, что к электричеству подключиться не сможем - на причале установлены какие-то странные розетки: похожи на обычные, трехштырьковые, но большего размера. Мы сходили в капитанерию, но она была закрыта. Работает она с 9-30 до 12-30, а затем с 15 до 19. Туалеты, душ - все имелось, но вход только по ключу-карточке. Нашли прайс-лист, висящий на стене. Минимальная цена, для лодки длиной от 8 до 9 метров, была 26€. А у нас лодка меньше 8 метров. Значит, нам платить не надо? 

Затем мы обнаружили другие причалы, с нормальными розетками, в другом конце марины, недалеко от входа, и перешли на лодке туда. Туалет мы нашли на пляже, недалеко от марины.

Пообедали и решили сходить в город, поискать прачечную. Прачечную мы искали долго, но не нашли. В городе много «лавандерий», но это, похоже, не прачечные, а химчистки. А обычную автоматическую прачечную мы найти не смогли и нам сказали, что в городе её нет. Позже мы убедились, что в Италии, Греции и Турции практически нет автоматических прачечных. Тут в прачечных сидит человек, который принимает у вас белье, стирает и отдает обратно.

Вернувшись на лодку, мы занялись делами: я решил помыть лодку, а Милая взялась за приготовлением ужина. Начиная с Монако, где мы стояли в окружении сверкающих катеров и яхт, а у нас борта были в черных разводах, я стал испытывать чувство стыда за то, что у нас такая неухоженная лодка. Но у нас не было раньше ни времени, ни сил её помыть. Не трудно держать лодку чистой, когда она неделями стоит у причала, а попробуйте-ка делать то же самое во время похода. Но сегодня я решил исправить эту ситуацию и, вооружившись губкой и чистящим средством, начал тереть борта. Черные пятна, оставленные автомобильными покрышками, к моей радости, оттерлись довольно легко. «Ajax», которым мы обычно чистили раковину и плиту, оказалось, хорошо чистит и пластик. Затем мы помыли палубу, и лодка приобрела совсем другой вид.

Усталые и довольные, мы сели ужинать. Ели жареную картошку - что может быть вкуснее!

Затем я сходил на заправку, имеющуюся в марине. Когда пришел туда, там заправлялся катер. Не очень большой катер, метров 10 длиной. Но он залил себе топлива на 1300€! Не знал, что у катеров такие огромные баки (литров 800, примерно). После этого катера я, со своей маленькой канистрой, выглядел не солидно. Но заправщик отнесся ко мне со всем уважением: взял у меня канистру и залил доверху топливом. При этом меня удивило, как он беспечно относится к пролитому топливу: когда он заправлял катер, топливо побежало из переполненного бака по борту катера прямо в воду. А он глазом не моргнул и даже не подумал вытереть борт катера. И когда заполнял мою канистру, тоже перелил топливо. Я, наслушавшись рассказов о страшных экологических штрафах в Турции за пролитое топливо, увидел, что в Европе к этому относятся гораздо спокойнее. Зато мою канистру, в отличие от борта катера, заправщик тщательно вытер бумагой. За что мне такое уважение - не знаю.

Милая нашла Интернет в городе, скачала прогноз погоды. ГРИБ-файл обещал на завтра встречный ветер силой 10 узлов. Но со скоростью ветра ГРИБ всегда врет, существенно занижая. Если пишет, что 10 узлов - значит, скорость ветра будет примерно узлов 15. К тому же дальше в море, у берегов Корсики, скорость ветра прогнозировалась в 20-30 узлов. Так что я подумал, что, скорее всего, завтра придется стоять на месте. Утром решим - скачаем свежий прогноз, посмотрим на небо, и тогда будет видно.

В марине был яхтенный магазин. Выбор там был не особо богатый, но я купил себе электрический переходник к той большой розетке, которую мы встретили на первом причале. Еще я купил такую же вилку, которую мне давали в Монако, чтобы я соорудил себе переходник. За все заплатил 50€. Электричество - это одно из основных благ цивилизации, из-за которых мы заходим в марины, так что переходники - вещь необходимая. Так же как переходники для водопроводных кранов.

Проверил снова свою банковскую карточку и увидел, что мне наконец-то вернули «уворованные» на заправке в Тулоне 150€. В прошлый раз, в Дании, тоже так было, но тогда мне пришлось ждать возврата денег 5 дней, а сейчас - целых 10. В общем, еще раз говорю: не люблю я эти электронные системы. Я бы лучше платил наличными, человеку.

Координаты: N 44-18,322’ E 009-20,453’ Пройдено: 12,3 мили.


11 июня 2009, четверг - Хватит спешить

Ночью ветер начал свистеть в снастях, в море поднялась волна, заметная по тому, что лодки в гавани стало раскачивать. Навтекс принял предупреждение о сильном ветре у берегов французской Ривьеры и Корсики. Нам предстоял переход до Специи (30 миль). На этом участке берега от Лаванья до Специи больше нет марин, только пара маленьких рыбацких гаваней, стоять в которых в плохую погоду лоция не рекомендует. Так что если бы погода испортилась, укрываться было бы негде. Поэтому мы решили, что постоим этот день на месте.

Мы приняли стратегическое решение не стремиться попасть в Грецию до конца наших виз, а оставить лодку где-нибудь в Италии. Это решение избавляло нас от необходимости гнать изо всех сил, чтобы успеть до 20 июля попасть на Корфу. Какая разница, в общем-то, где оставлять лодку - на Корфу или в южной Италии? Мы решили идти так, как будет получаться. Главное - получать удовольствие. А спешка убивает всякое удовольствие.

Как приятно, проснувшись утром, иметь возможность полениться! Просто полежать, глядя через люк на верхушки соседних мачт и наслаждаться ощущением покоя. Мысль о том, что сегодня не надо никуда спешить, радовала душу. Но, как всегда, у нас было много других дел. Милая помыла транец, который был черным от копоти из выхлопной трубы. Я написал отчет. Сходили в город, нашли там скамеечку, где ловился Интернет, посидели там, отправили отчет и скачали прогноз погоды. Затем сняли деньги в банкомате, купили продуктов и вернулись на лодку. Поужинали. Сходили в душ. Затем посмотрели фильм и легли спать. Такая простая хорошая жизнь.


12 июня 2009, пятница - Специя

Утро было прекрасное. Через открытый люк было видно безоблачное небо. Дул легкий ветерок со стороны берега. Волна, раскачивавшая лодку всю ночь, улеглась.

Около 9 часов утра у носа нашей лодки кто-то осторожно свистнул. Вначале я решил, что мне показалось, но потом решил все-таки выглянуть. На причале стоял мужик, который, увидев меня, что-то сказал по-итальянски. Хороший язык - итальянский. Простой. Даже не поняв ни слова, я уловил, что он хочет, чтобы мы освободили это место, потому что сюда идет лодка, законный владелец этого места.

Мы отдали швартовы и через несколько минут отошли. Навстречу нам осторожно двигался большой катер, чтобы занять освободившееся место. Что меня поразило, так это полное отсутствие злобы или агрессивности со стороны итальянцев. Мы ведь заняли их место, а они просто вежливо попросили нас уйти. Я представил себе аналогичную ситуацию у нас в России… да, утро было бы безнадежно испорчено. А так мы просто перешли на другое место и сели завтракать.

Потом Милая ушла в город, чтобы скачать прогноз погоды из Интернета, а я подготовил лодку: проверил масло, залил воды в бак, подключил автопилот, вскипятил воду, чтобы пить в течение дня, убрал продукты в холодильник, отключил один из аккумуляторов (он заряжался всю ночь, а уходя в море я его отключаю, чтобы он был в резерве), смотал электрический провод, прочитал сообщения на Навтексе, разложил вещи по местам, перевязал тузик по-походному.

В 11 часов мы вышли в море. Небо было безоблачным, сияло солнце. Дул встречный ветер, точно в лоб. Причем когда мы, достигнув очередного мыса, поворачивали, ветер тоже поворачивал, так и дул всю дорогу нам навстречу. Была волна, вначале около метра, затем, в течении дня, постепенно уменьшающаяся. Поэтому вначале скорость наша была 3,5 узла, а затем, по мере уменьшения волны, она стала расти. Плавание было спокойным, только вначале нас немного (часа три) потрясло на волнах, а затем стало легче.

Делать было нечего, кроме как наблюдать за морем, поэтому мы всю дорогу слушали аудиокниги. Недавно мы открыли для себя этот вид времяпровождения и он нам очень понравился, потому что читать книжки на вахте трудно, так как, во-первых, укачивает, и во-вторых, надо ведь следить за морем, а не в книжку смотреть. А следить за морем надо обязательно, потому что в день по нескольку раз обязательно встречаются какие-нибудь буйки, которые надо объезжать или плавающие предметы (ветки, доски, обломки бревен). Но просто глядеть на море - скучно, поэтому аудиокнига - это самое то.

До Специи мы дошли благополучно. В 6 часов вечера прошли проливом между островом Пальмария и материком, миновали порт Венеро и пошли дальше, налево, в залив Специя. Там, с левой стороны, сразу за военно-морской базой, имелась бухта Le Grazie, где мы и встали на ночевку, прицепившись к буйку.

Вначале мы хотели встать на якорь, даже приготовили его на баке, но, покружив по бухте, в конце концов прицепились к буйку. Так что не пришлось нам сегодня попрактиковаться в постановке на якорь. Честно говоря, за полтора года наших странствий мы на якорь ни разу еще не становились - не было необходимости. Зато когда мы пришли в Грецию, «наякорились» мы вдоволь. В Греции ведь мало оборудованных гаваней.

Мы поужинали и легли спать, выставив на гик фонарь на батарейках и включив светодиодный якорный огонь на верхушке мачты. Из множества яхт, стоящих вокруг на якорях и «мертвяках» только одна, так же как и мы, зажгла якорный огонь.

Координаты: N 44-04,164’ E 009-50,312’ Пройдено: 30,1 мили.

Фотографий в этот день не делали.


13 июня 2009, суббота - Ливорно

Ночь прошла спокойно. Залив этот хорошо защищен от ветра и волны, так что ночевать там было так же хорошо, как и в гавани. Еще одним плюсом якорной стоянки является то, что можно сразу собраться и выйти в море. На земле обычно много дел, которые надо сделать перед отходом. А тут - выбрал якорь, и - вперед.

Позавтракав, мы вышли в море. Море было гладкое, ветра почти не было. Вокруг было множество яхт. Залив Специя - отличное место для занятия яхтингом, он большой и хорошо защищенный. Часа через два начался бриз, и мы смогли поднять паруса, идя курсом бейдевинд. Ветер был слабый (может быть, потому, что мы шли далеко от берега), так что двигатель мы, как обычно, не выключали. Шли со скоростью 5 узлов.

На этот день у нас был запланирован переход до Пизы (30 миль), но мы вышли рано и, вследствие отсутствия волны, подвигались быстро. Так что, подходя к Пизе, мы увидели, что еще рано вставать на ночевку и решили идти дальше, в Ливорно, до которого было еще миль 10.

По дороге видели дельфинов. Немного, всего двух, и издалека. Но Милая была в восторге. Теперь я, кажется, выполнил все свои обещания. Я обещал ей, что на Средиземке будет тепло, что там можно будет купаться, и что мы увидим дельфинов. И, как честный человек, сдержал все свои обещания.

К 5 вечера подошли к Ливорно. На подходе к Ливорно наконец-то начался хороший ветер, жалко было его упускать. Даже подумывали о том, чтобы идти дальше. Но дальше нет дешевых гаваней, в которых можно было остановиться, так что решили все-таки зайти в Ливорно, потому что книжка Хейкеля обещала, что тут не должно быть слишком дорого.

Книжка нас обманула: здесь с нас взяли 35€, это самая дорогая стоянка, которая у нас была, за исключением Монако.

Ливорно - это большой порт. Он - побратим Новороссийска, и когда-то тут стояла эскадра графа Алексея Орлова, идущая в Турцию, чтобы сразиться с турками в знаменитом Чесменском сражении. Мы входили в Ливорно в конце выходного дня, когда множество яхт и катеров возвращались домой после дневной прогулки. Такого столпотворения мы не видели со времен Кильской бухты. Катера проносились мимо на большой скорости, совершенно не заботясь о том, что поднимают волну. В гавани стояла такая толчея волн, что лодкой было трудно управлять.

Вначале мы подошли к заправке, залили топлива и поинтересовались у заправщика, где здесь можно остановиться. В гавани множество причалов, но, судя по всему, они частные. Заправщик указал нам направление, и мы пошли туда. Сразу у входа, направо, были причалы яхтклуба, который предоставляет места для гостевых яхт. Туда мы и встали. На причале нас встретил взлохмаченный черноволосый мужик, который знаками показал нам куда вставать, затем помог пришвартоваться и выписал квитанцию об оплате. Душ и туалет тут работают с 8 утра до 7 вечера. Электричество и вода есть на причале. Интернета мы тут так и не нашли, хотя долго ходили по городу, пытаясь найти какую-нибудь сеть, к которой можно подключиться. Даже в Макдональдсе сети не было.

Мы спросили у хаба-мастера, есть ли здесь прачечная. Он дал нам карту, на которой отметил искомое нами заведение. Пока Милая готовила ужин, я сходил в город и действительно нашел нормальную автоматическую прачечную, причем не очень далеко от гавани (минут 20 ходьбы). Это была хорошая новость, так как нам давно надо было постираться и, собственно, это было одной из основных причин, по которым мы решили зайти в Ливорно (мы надеялись, что тут, в большом городе, найдется прачечная).

Так что после ужина мы собрали все наши грязные вещи и отправились в прачечную. Стоимость стирки и сушки - 10€. Постиралось и высушилось все отлично. Это самая хорошая прачечная, которая встретилась нам на пути. Обычно прачечные плохо сушат, так что приходится досушивать на лодке, но эта справилась с делом на «отлично».

Пока шла стирка, мы походили по городу, поискали Интернет. Интернета не нашли, но познакомились с ночной жизнь итальянского города. Итальянцы - веселые и очень говорливые люди. Кажется, рот у них никогда не закрывается. Если они не беседуют друг с другом, то общаются по телефону. Доходы мобильных операторов в Италии, я думаю, фантастические. Еще нас позабавило взаимное поведение водителей и пешеходов. Водители и не думают останавливаться на пешеходном переходе, даже видя, что ты их ждешь, но стоит только броситься почти что им под колеса - сразу тормозят, причем не выражая ни малейшего недовольства. Мы не сразу привыкли к итальянской манере перехода улиц, поэтому обычно следовали за итальянцами, которые бесстрашно пересекали улицы, подавая нам пример.

Координаты: N 43-32,881’ E 010-17,896’ Пройдено: 39 миль.


14 июня 2009, воскресенье - Купаемся

В гавани Ливорно стоять не очень комфортно, так как тут много волн от лодок и больших кораблей. Правда, к ночи все угомонились и спали мы нормально. Но утром опять началось - лодки начали шнырять по гавани, поднимая волну, причал стал раскачиваться и дергать лодку. Так что пришлось вставать.

Мы позавтракали, затем я составил маршрут на это день, пока Милая ходила в город, поискать Интернет (чтобы скачать прогноз). Интернет она так и не нашла, так что мы остались без прогноза. Впрочем, Навтекс никаких грозных предупреждений не получал, небо было ясное, ветра почти не было, так что я не волновался.

В 10 часов, вышли, наконец, в море. В море волны не было, ветра почти тоже. В бейдевинд он еще как-то ощущался, но после того как мы повернули в нужную нам сторону, ветер практически исчез. Тем не менее, грот мы подняли, надеясь, что хоть пол-узла он нам добавит. Стаксель подняли и тут же убрали, так как он начал хлопать на слабом ветре. Часа через 2 появился небольшой ветерок. Мы подняли стаксель, уменьшили обороты двигателя и так и шли, делая 5-5,3 узла.

День был очень жаркий, мы обливались потом. Много пили, но вся влага тут же выделялась через кожу. Хотелось купаться, но останавливаться для купания я не хотел, а купаться на веревке, как мы это делали на Черном море, при работающем двигателе я тоже не хотел. Обливаться водой из ведра не хотелось. Мы просто умывались водой из бутылки - очень помогало.

Сегодня я решил ночевать не в марине, а на якорной стоянке. Род Хейкель рекомендовал залив Barati, возле полуострова Пьомбино, как удобную якорную стоянку.

Там мы и встали на глубине 5 метров. Я вытравил 10 метров цепи и еще метров 10 каната. Потом дал задний ход, чтобы проверить, как держит якорь. Все было нормально. Это был первый раз, когда мы стояли на якоре, так что я немного волновался. До этого мы ночевали либо в марине, либо на «мертвяках». Кроме нас, в заливе стояло еще много катеров и яхт. Но катера и катамараны ближе к ночи все ушли куда-то, осталось только 4 яхты. У берега, на «мертвяках» стояло еще много яхт местных жителей. Мы же стояли в некотором отдалении от них, у пляжа. Ветер, дующий с востока, к ночи утих, но с море шла небольшая зыбь, которая раскачивала лодку.

Встав на якорь, мы наконец-то искупались. Это было наше первое купание в этом году. Замечательное дело! После купания мы почувствовали себя так, как будто и не прошли сегодня 40 миль. А для Милой это вообще был первый раз в жизни, когда она купалась в море.

Пока Милая готовила ужин, я надел маску и понырял вокруг яхты, обследуя состояние её подводной части. К моему удивлению, тяжелой «бороды» из водорослей и ракушек я на корпусе лодки не обнаружил. А ведь лодка находится в воде уже полтора года! Наверное, я покрасил её хорошей необрастайкой, поэтому она так мало обросла. Обследовал винт. Обнаружил, что вокруг него намоталась рыболовная леска. Снял её. Искал вертушку лага, чтобы прочистить её (что-то лаг стал врать, показывает на узел-полтора скорость меньше, чем на самом деле), но почему-то не нашел. Наверное, она где-то глубоко находится, в районе киля.

Мы поужинали. Я составил маршрут на завтрашний день. Если погода будет такая же хорошая, как сегодня, постараемся пройти 55 миль, до Сан-Стефано. Затем я залил топливо в бак, масло в сальник дейдвуда, включил на картплоттере «якорную сигнализацию», зажег якорный огонь на верхушке мачты и поставил еще одну лампу на гик, привязав к топенанту. Теперь можно было ложиться спать.

Координаты: N 42-59,590’ E 010-30,447’ Пройдено: 35,8 миль.


15 июня 2009, понедельник - Бухта Cala di Forno

Вчера мы легли рано, так что и встали достаточно рано - в половине восьмого. Умылись, позавтракали, и стали собираться в море. Из пяти яхт, ночевавших вместе с нами, две уже ушли. Прежде чем сниматься с якоря, подняли грот. Как потом выяснилось - зря.

Запустили двигатель, выбрали якорь и пошли. Завернули за мыс, и тут выяснилось, что ветер, который казался нам попутным, пока мы стояли в бухте, был вовсе не попутным, а встречным, причем достаточно сильным. Но спускать грот не хотелось, так что мы так и шли часа два, надеясь, что ветер переменится. Ветер действительно менялся за каждым мысом, но все равно общее его направление не менялось - он дул нам навстречу. Наконец, мы вышли на прямую, которая должна была привести нас в порт Сан-Стефано и окончательно убедились, что ветер нам в этом не помощник. Он дул точно в лоб и развел волну, которая сильно замедляла движение. Мы двигались со скоростью около 3 узлов. Как ни печально, но приходилось признать, что в Сан-Стефано (до которого было 50 миль) мы сегодня не попадем. Надо было выбирать другое место назначения. Решили идти в Кастильоне-делла-Пескайя, до которого было 25 миль. Убрали грот, и скорость возросла примерно на 0,5-1 узел. Перед этим пересекли оживленную морскую дорогу, по которой ходят паромы на остров Эльба из порта Портофино. Два раза приходилось менять курс, чтобы пропустить паромы.

Шли 5 часов, пересекая залив Фоллоника. Вдали синели туманные очертания острова Эльба, места ссылки Наполеона. Ветер постепенно ослабел, но не сильно, а вот волна, образованная им, ослабела значительно. Так что к месту назначения мы подошли раньше намеченного, часам к 2 дня.

Встал вопрос: заходить в гавань или идти дальше? Вначале решили идти в гавань, но затем, уже на подходе к гавани, я представил себе раскаленные бетонные причалы, хаба-мастера, с которым надо беседовать, всю эту береговую суету… и мне захотелось от всего этого избавиться. В 15 милях от этого места была бухта Cala di Forno. Хейкель сообщал, что при южных ветрах там можно неплохо стоять. Ветер как раз был южный, так что я предложил Милой идти туда. Она одобрила мой план, мы изменили курс и пошли к Cala di Forno.

Пришли мы туда в половине восьмого вечера. Бухта была небольшая, мелкая, вряд ли тут могут стоять одновременно больше двух-трех яхт. Только в середине бухты глубины достаточные, а по краям - мелко, там песчаный пляж.

Мы отдали якорь в середине бухты, на глубине 3 метра. У скал стоял еще какой-то катер, но он ушел с наступлением темноты. На берегу бухты стоял большой дом, возле которого на пляже суетилась куча ребятишек. Мы искупались, поужинали, затем я составил маршрут на следующий день. Вернее, несколько маршрутов: на маленькую, среднюю и большую дистанцию (на 10, 20 и 50 миль). Куда пойдем - это зависело от погоды.

Пока ужинали, в бухте началось какое-то непонятное волнение. Гора неплохо нас прикрывала от южного ветра, и волнение с моря в бухту почти не заходило. А тут вдруг началась качка, причем довольно сильная. «Как же мы будем тут спать?» - жалобно спросила Милая. Да, спать тут было бы трудновато при таком волнении. И, главное, непонятно было, откуда оно берется. Потом я заметил, что ветер постепенно отходит к западу (начинался вечерний бриз) и подумал, что, может быть, причина в том, что ветер начал дуть против волн и это увеличило их высоту. Если это так, то когда бриз установится, то волнение успокоится. Так оно, в общем-то, и произошло. Волнение улеглось, и мы смогли лечь спать.

Координаты: N 42-37,113’ E 011-05,153’ Пройдено: 39,3 мили.


16 июня 2009, вторник - Порто-Эрколе

Ночь прошла не очень спокойно. В середине ночи мы проснулись от того, что лодку опять стало подбрасывать волнами. Спать стало трудно. Откуда бралось это волнение - непонятно. Вроде бы, и ветер был не сильный, и дул к тому же с берега. Потом волнение опять улеглось, и мы смогли заснуть. Потом опять сквозь сон почувствовали, что откуда-то стали приходить большие волны. Потом снова утихло. Да, все-таки ночевать на якорной стоянке - довольно беспокойное дело.

Проснулись рано, позавтракали и в половине девятого вышли в море. Сегодня мы хотели дойти до Чивитавеккья, до которого было 50 миль. И если бы ветер был попутный, думаю, мы бы дошли. Но ветер только на первом участке пути помогал нам, а затем, когда мы завернули за мыс Уомо (на полуострове Арджентарио) он стал встречным. Хотя ветер был не сильный (10-15 узлов), и волна образованная им, не превышала полуметра, он сильно замедлял наше движение. Вместо положенных 5 узлов мы делали лишь 3,5. С такой скоростью мы бы пришли в Чивитавеккью часам к 10 вечера. Шарахаться в темноте по переполненной незнакомой гавани, ища свободное место, куда приткнуться, мне не хотелось, поэтому мы решили идти в Порто-Эрколе, до которого нам оставалось миль пять. Мы бы пошли дальше, ближе к Чивитавеккья, но на этом участке берега от Порто-Эрколе до Чивитавеккья (30 миль), к сожалению, нет больше гаваней, доступных для яхт.

Про Порто-Эрколе Хейкель пишет, что там есть гостевые места для яхт, со всеми удобствами, в том числе с туалетом и душем. Правда, «charge band» он обещал высокий: 4. То есть для нашей лодки это стоило бы примерно 30-40 евро. Мы считали, что после двух дней, проведенных на якорных стоянках, можем позволить себе немного пороскошествовать и предвкушали горячий душ и свежекупленную пиццу.

Но нашим мечтам не суждено было сбыться. Войдя в гавань, мы пошли к заправке, намереваясь купить там топливо и получить информацию от заправщика - где тут можно остановиться. Но, во-первых, заправка не работала (сиеста!), а во-вторых, когда мы подходили к заправке, какой-то итальянец крикнул нам, что там мелко. Действительно, уже в 10 метрах от заправки глубина была 2,5 м. Мы повернули и пошли искать место, куда пришвартоваться. Увидели свободное место на углу каменного мола, и приткнулись туда. Место было неудобное, привязаться было не к чему (нам пришлось заводить длинный конец на соседний причал), и нам казалось, что оно ничье. Но вскоре подошел итальянец и сказал, что это место занято, что оно частное и мы не должны стоять здесь. Мы спросили: «Где же нам встать?» Итальянец пожал плечами. По его словам, все свободные места вокруг - частные, и занимать их нельзя. Мы сказали ему спасибо, но уходить не стали, решив, что если придет хозяин этого места, тогда и уйдем. Но через полчаса подошел другой итальянец и сказал то же самое: здесь стоять нельзя. Но этот хотя бы посоветовал встать на причал к рыбакам, дескать, там есть свободное место.

Мы запустили двигатель и осторожно выползли задним ходом из щели, где стояли. Хозяин и хозяйка катера, стоящего рядом с нами, вышли поглядеть на наши маневры, и я чувствовал себя как на экзамене. Слава Богу, вышли, никого не задев. Перешли на причал к рыбакам, встали рядом с дайверским ботом. Ни воды, ни электричества здесь не было. Стоим, ждем - не погонят ли нас и отсюда? Но все было спокойно.

Тогда я отправил Милую в магазин, чтобы она сняла деньги с карточки и купила продуктов. Мы договорились с ней, что если меня будут гнать с этого места, пока её нет, я отойду и встану на буек неподалеку и буду её ждать. Затем заберу её, и мы пойдем на якорную стоянку, которая была неподалеку, возле острова Изолотто (мы видели там несколько стоящих яхт, когда входили в Порто-Эрколе). Но ночевать на якоре не хотелось, так как там опять могло качать, а нам хотелось нормально выспаться.

К счастью, мы не заняли ничье место. Один за другим в гавань входили рыбацкие суда и швартовались рядом с нами, но никто не говорил нам, чтобы мы уходили. Только хозяин дайверского бота, возле которого мы стояли, вдруг почему-то проявил обеспокоенность, и стал с нами беседовать, причем английский он знал очень плохо, так что понять его было сложно. Но, кажется, он заподозрил, что мы хотим обворовать его бедное суденышко. После беседы с нами он, вроде бы, успокоился, но все же подозвал какого-то старичка и попросил его присмотреть за нами. А нам он все время говорил что-то про полицию. Пугал, что ли?

Вот такое оно, морское цыганство. Приходишь в незнакомый город, к незнакомым людям, у которых своя жизнь и которым до тебя нет никакого дела. Ты не знаешь их обычаев, их нравов, не знаешь, что можно делать, а чего нельзя, даже языка не знаешь, чтобы толком объясниться с ними… Для людей, путешествующих на яхтах, создана специальная инфраструктура - марины, заправки, отели, верфи - где тебе будут рады, тебе создадут все условия, потому что ты принес им деньги. А вот в таком городе, как Порт-Эрколе, людям даже денег наших не надо, они готовы лишь терпеть нас, да и то при условии, что мы не создаем им беспокойства. А вообще, они предпочли бы, чтобы нас тут вообще не было.

Мы выбросили, наконец-то, мусор, накопившийся на лодке за те дни, что мы не заходили в марины. Как-то раньше мне не приходило в голову, что избавляться от мусора - это тоже проблема. Купили продуктов и топливо. Я составил маршрут на следующий день, и заменил масло в двигателе. У нас кончалась пресная вода, и мы хотели рано утром приткнуться к какому-нибудь причалу, где стоят яхты, и набрать там воды. Но потом мы увидели, что рыбаки, стоящие рядом с нами, откуда-то протянули себе шланг с водой и попросили у них его, чтобы залить воды в бак. Позже выяснилось, что мы набрали какую-то плохую воду, которая зацвела в нашем баке и стала неприятно пахнуть. Милая поискала в городе Интернет, но не нашла. Вообще, что-то плохо в Италии с Интернетом.

Координаты: N 42-23,495’ E 011-12,616’ Пройдено: 23,3 мили.

Фотографий в этот день не делали.


17 июня 2009, среда - Санта-Маринелла

В гавани не было волнения, так что мы хорошо выспались. Даже рыбаки, уходящие рано утром на промысел, нас не потревожили.

В половине десятого мы тоже запустили двигатель, и пошли в море. Какой-то старик подошел проследить - не поцарапаем ли мы дайверский бот, рядом с которым стояли. Смешно. Этот ржавый бот - не велика ценность, чтобы так о нем беспокоиться. Мы изящно отошли от причала, не причинив никому беспокойства и, помахав старичку ручкой, отправились к выходу из гавани.

Ветер был, по традиции, встречный. Хорошо хоть, что слабый. Волна, образованная им, не превышала полуметра, так что скорость нашу замедляла примерно на узел. Вместо 5 узлов, мы шли 4. Навтекс принял метеорологический прогноз из Рима, в котором говорилось, что ветер сегодня будет юго-восточный, слабый, а к вечеру изменится на северо-западный. Все так и произошло, в точности.

Примерно к часу дня начал проявлять себя дневной бриз. Ветер отошел немного к западу и стал нам слегка попутным. Мы смогли поднять оба паруса и идти в крутой бейдевинд. Скорость сразу возросла на узел. Мы делали 5-5,5 узлов. Для проверки я выключил двигатель и убедился, что без двигателя мы можем идти лишь со скоростью 2,5-3 узла. Нам надо было сегодня пройти почти 40 миль, так что лишнего времени у нас не было. Я снова включил двигатель. Так и шли весь день. Ветер, к счастью, нам помогал почти всю дорогу. Лишь к вечеру ветер ослабел, паруса обвисли и стали хлопать. Пришлось убрать их.

День был жаркий. Мы обливались водой из ведра - очень помогало. Слушали аудиокниги - замечательнейшая вещь! В море ведь делать совершенно нечего: сиди и смотри по сторонам, ищи взглядом пароходы и буйки, да угадывай названия мест, мимо которых проплываем. Поэтому аудиокниги оказались для нас просто спасением.

В 6 часов мы пришли куда намеревались - в Santa Marinella (Санта-Маринелла). Я ожидал увидеть там такую же рыбацкую гавань, как на предыдущей стоянке, в Порто-Эрколе, но тут оказалась вполне современная марина. К нам сразу подъехал мужчина на резиновой лодке и показал, куда вставать. Стоимость стоянки здесь для нашей лодки: 35€. Но зато тут есть вода, электричество, туалет и, главное, душ. Мы наконец-то смогли помыться. Приятно очутиться в цивилизованном месте. Дорого, конечно, но зато тут по-настоящему отдыхаешь.

Испробовали наконец-то Windscooper, который я купил еще в Англии. Оказалось - замечательная вещь. Создает довольно сильную тягу через форлюк. В лодке на стоянке теперь веет приятный легкий сквознячок. Хорошо, а то мы начинаем потихоньку изнывать от жары.

Координаты: N 42-02,087’ E 011-52,346’ Пройдено: 38,8 миль.


18 июня 2009, четверг - Рим

Дни становились все жарче и жарче. Полтора месяца назад, когда мы мерзли на ночевках в каналах на севере Франции, я сказал Милой: «Скоро ты будешь мечтать о том холоде». Тогда это звучало почти насмешкой. Но вот, настало это время. Ура! Наконец-то мы могли сидеть в кокпите в одних трусах и даже в таком виде изнывали от жары.

Все-таки есть огромная разница между яхтингом в теплых морях и хождением под парусом на севере, которое и «яхтингом», честно говоря, язык не поворачивается называть. Яхтинг - это когда лодка скользит по лазурному морю, покачиваясь на небольшой волне, поднятой ласковым бризом, и люди сидят в кокпите в купальниках. Я так начинал ходить на Черном море, и именно такой яхтинг я опрометчиво обещал свой Милой, когда в прошлом году брал её с собой на переход из Швеции в Англию. Но на севере все было иначе, совершенно иначе, чем здесь.

У Милой появилось развлечение: она каждый день читает мне выдержки из судового журнала - что с нами происходило в этот день год назад. Разница между тем, что происходит с нами сейчас - колоссальная, всё равно что день и ночь, или лето и зима. В общем, кто хочет приобщить своих женщин к яхтингу - начинайте с южных морей. Ну, или выбирайте для приобщения только хорошую погоду. А я боюсь, что совершил ошибку, и навсегда поселил в душе Милой страх перед морем. И это меня печалит. В целом же, общий тонус и настроение у нас значительно повысился. После того, как мы покинули Лигурийское море, все пошло как-то легче. У нас стало больше сил, и наши взгляды на жизнь стали радостней. Мы постепенно удлиняли наши переходы, и они давались нам всё легче и легче. Лето окончательно вступило в свои права, и Средиземное море стало совсем ласковым.

В этот день мы совершили короткий переход до Рима (26 миль). Хотели идти дальше, до Анцио, но решили все-таки остановиться, потому что в Анцио мы бы пришли к часам к 9 вечера, то есть уже после заката. Зайти в гавань в темноте - это не большая проблема. Гораздо больше меня заботит как искать в темноте в переполненной гавани место для стоянки. Тут и днем-то с трудом удается его отыскать, а уж в темноте…

Поэтому решили остановиться в гавани Porto Turistico di Roma. Хейкель пугал тем, что это очень дорогая гавань (уровень цен - 5). Но я еще зимой посмотрел в Интернете сайт этой марины и знал, что для нашей лодки цена будет 27,8€. Так оно и оказалось. Вообще, надо сказать, что оценка дороговизны марин у Хейкеля какая-то своеобразная. Были случаи (как в Монако, например), когда с нас брали огромные деньги, в то время как Хейкель обещал дешевую марину. Вообще же, из опыта, у меня сложилось такое ощущение: в старых маленьких переполненных гаванях обычно берут большие деньги (при почти полном отсутствии сервиса), а в новых больших маринах, построенных специально для обслуживания туристов, цены более разумные.

Навтекс принял утром прогноз погоды из Рима. Прогноз обещал гладкое море и легкий ветер с северо-запада. Так оно и оказалось. Море было почти без волн, легкий ветер подгонял нас сзади. Мы поставили все паруса, и они давали существенную прибавку к скорости. Ради эксперимента я несколько раз останавливал двигатель и замерял скорость яхты под одними парусами. Результаты таковы: под парусами - 3-3,3 узла, под мотором - 4-4,2 узла, под парусами и мотором - 5-5,5 узлов. Так что мы все время идем под мотором и, если позволяет ветер, под парусами. Паруса дают существенную прибавку к скорости. Но если идти только под парусами, тогда надо планировать переходы по 15-20 миль, а мы хотели проходить за день миль 40, поэтому мотор мы использовали постоянно.

В прошлом году мы неоднократно совершали переходы продолжительностью более 50 миль, но то ли мы в том году были моложе, то ли задора у нас было больше, но почему-то сейчас мне стало тяжело находиться в море больше 8 часов. Как-то надоедает все, начинает раздражать. Сидеть много часов в лодке, почти без движения, и, в общем-то, почти без дела - это довольно-таки скучно. Хорошо, что есть аудиокниги, они помогают спасаться от скуки. Но пока мы не придумаем чем заниматься на длинных переходах - мы не сможем ходить ночью.

В 4 часа дня пришли в Porto Turistico di Roma. На входе там имелась заправка. Я стараюсь держать полными все канистры, вот и сейчас мы пришвартовались к заправке, чтобы залить бак, хотя я и заполнял его на прошлой стоянке. Негр, обслуживающий нас на заправке, удивился, что я залил в бак всего лишь 6 литров топлива. Он привык совсем к другим объемам. «Маленькая лодка, маленький бак!» - сообщил я ему, улыбаясь. Мы с ним разговорились. Оказалось, он из Бангладеша и в следующем году собирается посетить, наконец-то, свою родину. Он спросил, откуда мы. Я ответил, что из России, идем из Швеции в Турцию. «На этой маленькой лодке?» - спросил он. «Да» - ответил я. «Вы сумасшедшие» - сказал он.

В марине нас встретила надувная лодка со служащими марины, которая указала нам место, где встать и помогла швартоваться - пихнула носом в корму (хотя я и без их помощи встал бы куда надо). Нас поставили на самый дальний причал, в ряду мелких катеров. Было даже как-то немного обидно очутиться среди такой мелкой водномоторной публики. Выход с причала был закрыт на замок. Мы долго безуспешно пытались его открыть, пока, наконец, не догадались посмотреть назад - там, на столбике, имелась кнопка, открывающая замок. А мы уже собирались перелазить через калитку!

В капитанерии с нас взяли 27,8€ за стоянку и 30€ в качестве залога за ключ от калитки. Этот же душ подходит к душевой. Имеется стиральная машина, но надо покупать где-то жетоны. Туалеты здесь открыты для всех. Вода, электричество - на причале. Интернет нашелся рядом со зданием Guardia Costiera (Береговая охрана). В общем, марина хорошая. Единственный недостаток - над ней, бывает, низко пролетают самолеты, взлетающие с близлежащего аэропорта Леонардо да Винчи.

Придя в марину, мы сразу же подняли WindScooper над форлюком. Отличная вещь, теперь мы ею постоянно пользуемся. Без него в лодке тяжело находиться, а с ним - нормально, легкий сквознячок создает приятную прохладу.

Координаты: N 41-44,195’ E 012-15,097’ Пройдено: 25,6 миль.


19 июня 2009, пятница - Анцио

Утром началось с разочарования - в душе марины, где мы ночевали (Porto Turistico diRoma) не оказалось горячей воды. Видимо, итальянцы считают, что в таком жарком месте горячая вода не нужна. Нам, однако, мыться в холодной воде не захотелось.

Мы скачали прогноз, сдали ключ от туалета (в обмен на 30€), позавтракали и приготовились к выходу в море. В частности - убрали тузик (который до этого тащили за собой на буксире), на палубу рубки. Для этого пришлось тузик сдуть, но не полностью. Полностью сдувать тузик означало вытаскивать из него фанерные пайолы, а это, в свою очередь означало, что быстро воспользоваться им, в случае необходимости, мы бы не смогли. Но нам удалось найти удачный компромисс: тузик сдули, но пайолы вытаскивать не стали. Полусдутый тузик поместился на рубку, перед доджером, и там он почти не мешал, за исключением того, что обзор из кокпита стал хуже. Но с этим пришлось смириться, потому что это все же лучше, чем таскать тузик за собой на буксире.

В 12 часов мы вышли в море. Подняли паруса, пошли в бейдевинд. И выяснилась шикарная вещь: без тузика на буксире мы смогли идти под одними парусами, без мотора, со скоростью больше 4 узлов, хотя ветер был обычный, средней силы. Эх, я, конечно, догадывался, что тузик тормозит яхту, но я не знал, что он насколько тормозит! Он отнимал у нас не меньше узла, а может и больше. Так что не удивительно, что нам все время приходилось подрабатывать мотором. Теперь же мы смогли идти под одними парусами. Почти забытое ощущение тишины и покоя окутало лодку. Это было замечательно. Мы шли, делая от 4 до 4,5 узлов. Переход на сегодня был запланирован не большой - 27 миль - так что мы могли себе позволить не торопиться.

В 7 вечера пришли в гавань Anzio (Анцио). Это рыбацкая гавань, забитая рыбацкими лодками и яхтами местных жителей. Недалеко, в нескольких милях, имеется туристическая гавань Неттуно. По-хорошему, нам надо бы было идти туда, но Хейкель написал (хотя в этом вопросе Хейкелю не стоит сильно доверять), что там «уровень цен» - 4/5, то есть очень дорого. Так что мы решили вначале попытаться стать в Анцио, а если не получиться, то либо встать на якорь рядом со входом в гавань, либо пойти в Неттуно.

Первая попытка пришвартоваться в Анцио оказалось неудачной. Мы приметили свободное место в ряду стоящих катеров и нацелились туда стать. Место было небольшое, как раз для нашей маленькой лодки, и мы думали, что никто нам препятствовать не станет. Но когда мы уже входили в эту щель, на берегу появился старик и стал махать на нас руками (без злобы) и говорить, что тут вставать нельзя. Ничего не поделаешь, пришлось подчиниться. Попробовали пришвартоваться рядом с большими рыбацкими лодками - тоже получили отказ. Наконец, пошли в дальний угол гавани, где торчали мачты яхт. И там нашли свободное место, явно чье-то, потому что на берегу лежал трап, а к причальным кольцам были привязаны швартовы. Но место было пустое, и мы надеялись, что сегодня никто и не появится.

Мы пришвартовались и стали ждать - не погонят ли нас и отсюда? Но вокруг было тихо, людей не было видно, так что мы успокоились и сели ужинать. В Анцио, в общем-то, много свободных мест, но, по-видимому, все они частные, и хозяева, отлучаясь, просят присмотреть за их местами, чтобы, вернувшись, не обнаружить свое законное место занятым какой-нибудь транзитной яхтой. В общем-то, их не сложно понять, но все же несколько обидно было видеть вокруг кучу свободных мест, и при этом не иметь возможности куда-нибудь приткнуться.

Координаты: N 41-26,864’ E 012-37,897’ Пройдено: 28,5 миль.


20 июня 2009, суббота - Гаэта

Мы ушли из Анцио рано, в 8 часов. Вокруг не было ни души, платить за ночевку было некому, чему мы нисколько не огорчились. Вышли в море, легли на курс и обнаружили, что ветер, по традиции, встречный. Кроме того, небо было пасмурное, а море - неровное. Волна была вроде бы и небольшая, до полуметра, но крутая и частая, и она сильно тормозила лодку. Часто лодка просто останавливалась, после серии ударов волн. Средняя скорость движения упала до 2 узлов. Настроение у нас тоже упало. Нам надо было сегодня пройти хотя бы 27 миль, до Сан-Феличе (это была самая близкая гавань), а таким ходом мы бы шли до него часов 15. Появилась даже мыслишка вернуться назад, в Анцио, и дождаться там попутного ветра. Но прогноз обещал, что ветер будет отходить к западу, и мы, понадеявшись на прогноз, пошли дальше.

Прогноз наврал - ветер весь день упорно дул в одном направлении, точно нам в лоб, но волна постепенно сгладилась. Я не понимаю почему это произошло, может быть влиял берег, к которому мы постепенно приближались, или еще что-то, но факт остается фактом - по непонятной причине волна, весь день раздуваемая встречным ветром, не увеличилась, а наоборот, уменьшилась. Наверное, это действительно было влияние берега. Какова бы не была причина, но скорость нашего движения увеличилась и к мысу Черчео, за которым расположена Сан-Феличе, мы подошли к 2 часам дня. Мыс Черчео - это гора, высотой 541 метр. Облака окутывали вершину горы, а на склонах горы, поросших лесом, лепились домишки.

Лодка теперь шла хорошо, несмотря на встречный ветер и волну. Мы делали, в среднем, 4 узла. Облака рассеялись, проглянуло слепящее солнце, стало жарко. Я стал думать: что лучше - остановиться в Сан-Феличе или идти дальше, в Гаэту, до которой было еще 25 миль? Гаэта расположена в глубине залива, в который нам, в общем-то, углубляться было незачем. Лучше было бы пересечь залив напрямик, это составило бы 49 миль. Если делать это, тогда надо останавливаться в Сан-Феличе и, на следующий день, идти через залив. Но проблема была в том, что прогноз обещал на завтра, на воскресенье, сильный ветер. И, возможно, нам придется день или два стоять на месте. А если стоять, то уж лучше стоять в Гаэте, потому что это относительно большой город и там можно купить продуктов, топлива, и, возможно, отыскать Интернет. В маленьких итальянских городках, как мы убедились, с выбором продуктов довольно туго, а про Интернет и говорить нечего. С другой стороны, прогноз мог и наврать, и тогда идти в Гаэту смысла не было. Посовещавшись, мы решили все-таки идти в Гаэту. Даже если прогноз ошибся и сильного ветра не будет, все равно Гаэта расположена южнее, чем Сан-Феличе, так что эти мили не будут напрасными. А прерывать движение в середине дня, когда мы так хорошо шли, нам не хотелось. Изменили курс и - надо же! - выяснилось, что и ветер повернул, и теперь мы можем поднять оба паруса и идти в бейдевинд. Это был подарок судьбы. Мы подняли грот и стаксель, и пошли, делая 5-5,5 узлов. Двигатель, к сожалению, выключить не получилось. Без двигателя мы шли чуть меньше 4 узлов, а это означало, что в Гаэту мы придем уже после 9 вечера, когда солнце сядет.

Неожиданно перестал работать эхолот. Вообще, электронные приборы у меня постепенно один за другим ломались. За две недели до этого перестал работать анемометр, а потом и лаг стал показывать ерунду. А теперь вот эхолот вырубился. Но если без анемометра и лага я мог обойтись, то без эхолота обходиться не хотел, поэтому сразу стал разбираться, в чем дело, и обнаружил, что разболтался разъем. Разъем надо было менять, а пока я обмотал его изолентой. Эхолот начал работать, хотя и выключался в самый неподходящий момент. Это было досадно. Эхолот и картплоттер - два самых важных прибора на лодке. Я решил, что как только будет время, сразу же займусь ремонтом эхолота. Экран картплоттера, который сегодня был целый день на солнце, к вечеру потемнел по краям. Я знал, что такое возможно от перегрева и накрыл картплоттер крышкой. Он остыл, и экран опять стал нормальным.

В середине дня было так жарко, что я смог больше сидеть в кокпите, залез в форпик и сел там, высунув голову из форлюка. Оказалось, оттуда удобно следить за морем, потому что паруса и тузик, лежащий на крыше рубки, не загораживают обзор. И там было хорошо, прохладно. Я подумал: может, сделать тут второй пост управления? Установить репитеры приборов, провести пульт дистанционного управления от автопилота…

В Гаэту пришли в половине девятого вечера. Зашли в гавань и увидели причалы с торчащим лесом мачт. Пошли вдоль причала, отыскивая свободное местечко, и поняли, что попали не туда - тут стояли одни большие яхты, от 12 метров длиной. Но проход был узкий, развернуться в нем нам было бы трудно, поэтому мы продолжали идти вперед и неожиданно увидели свободное место в ряду яхт. Хоть это место было слишком велико для нас, мы встали туда. Встали временно, чтобы затем сходить в капитанерию и попросить дать нам более подходящее место. На это дело я отправил Милую, у которой врожденный талант беседовать на незнакомых языках. Милая ушла, вооруженная кошельком, но спустя какое-то время вернулась и удивленно сообщила, что никто не хочет брать с нас деньги. В капитанерии она пообщалась с каким-то человеком, не говорящим по-английски, потрясла перед ним кошельком, тыкая пальцем в сторону причала и пытаясь объяснить ему, что хочет заплатить, но человек категорически отказался брать деньги. Потом мы узнали, что это был не хаба-мастер, а просто сторож, а хаба-мастер работает только до 7 часов вечера.

В общем, мы остались стоять на этом месте. Подключились к электричеству, поужинали. Затем Милая нашла Интернет (он ловился прямо с лодки). Скачала свежий прогноз, и Интернет тут же вырубился, больше мы не смогли его поймать. Прогноз обещал на завтра сильный ветер, так что все-таки не зря мы решили идти в Гаэту. В этот день мы провели в море 13 часов. Мы по очереди несли вахты, Милая даже ухитрилась заснуть внизу (молодец, совсем оморячилась, даже спать может при качке). Пока шли, особой усталости не чувствовалось, но все же всегда, когда приходишь в гавань, накатывает сильная усталость. Стоит только пришвартовать лодку, расслабиться, сказать себе: «Все, приехали» - и накатывает. Хочется лечь и хотя бы полчаса не шевелиться.

Координаты: N 41-12,933’ E 013-34,377’ Пройдено: 51 миля.


21 июня 2009, воскресенье - Вернулись в Гаэту

Утром мы заплатили за ночлег (35€), купили топлива, продуктов и скачали прогноз погоды. Прогноз со вчерашнего дня не слишком изменился: по-прежнему ближайшие два дня должен был дуть сильный ветер. У берега, правда, ветер был не слишком сильный (меньше 20 узлов), и, в принципе, можно было бы идти. Но сильный ветер (до 40 узлов) дул всю ночь и я полагал, что он должен был развести приличную волну. Правда, в гавани никакого ветра и волнения не ощущалось. Небо было почти безоблачно, день был жаркий и похож на обычный. Может, прогноз опять наврал? Мы решили выйти в море и посмотреть, что там происходит.

В 10 часов мы запустили двигатель, и пошли в море. Я обратил внимание на неровный, как зубья пилы, горизонт. Это означало, что там волна, и немаленькая. Но вначале, пока мы шли под прикрытием берега, нам показалось, что все не так плохо. Ветер был не сильный, а волна, хоть и высокая (1-2 метра), была пологая и нестрашная. Мы подняли паруса и шли в бейдевинд хорошим ходом.

Но по мере удаления от берега начало приходить понимание, что не все так просто. Волна стала расти, её могучие валы молча вспухали сбоку от нас, накатывали на лодку, валили её, и прокатывались дальше. Волна была, как я уже сказал, пологая, и потому особых трудностей нам не доставляла. Но Милая вдруг попросила меня повернуть и вернуться в гавань. Идти 35 миль по такому морю ей совсем не хотелось. Ей было страшно. Я подумал… и согласился.

Я хочу объяснить, почему я принял такое решение. На мой взгляд, ситуация не была опасной. Да, волна была высокая, но скорости движения она не замедляла, так как шла сбоку. Ветер был попутный, мы могли идти под одними парусами, без двигателя. В принципе, идти было можно. Но Милой было страшно. Я мог приказать ей терпеть - и она бы послушалась. Я мог бы сказать ей: «Ведь нельзя же ходить по морю только в хорошую погоду! Значит, надо привыкать». Но как - привыкать? Мне говорили другие яхтсмены, что надо просто ходить и ходить, преодолевая свой страх. Но в прошлом году мы так и делали: ходили практически в любую погоду. И чего мы добились? Ничего хорошего. Даже я, мужчина, начал чувствовать отвращение к морю. Каждое утро мне приходилось преодолевать это. К концу путешествия я уже смотреть не мог на море. А у Милой было еще хуже: у неё появился почти панических страх перед морем, который не прошел и за те полгода, которые мы провели на берегу. Когда говорят, что надо преодолевать себя, бороться со своим страхом, говорят, в общем-то, правильно. Только вот забывают добавить, что тут очень важно соблюдать чувство меры. Надо выдавать человеку ровно такую порцию страха, с которой он может справиться. Если страха будет больше, чем человек может преодолеть, то «непереваренный» страх просто отложится в подсознании, и человек будет помнить только то, что в было плохо. И, естественно, не будет испытывать желания повторить это. Всякого рода «экстрим», «адреналин» хорош лишь до тех пор, пока он эпизодичен и краток. Когда этого «адреналина» слишком много, то он вызывает не кайф, а тошноту.

В общем, мы повернули назад. Через час пришли обратно в гавань Гаэты, но в марину не пошли, а встали на якорь недалеко от городской набережной. Якорь мы отдавали несколько раз - он никак не хотел ухватиться за дно. Наконец, я заменил 7-килограммовый якорь Брюса на 10-килограмовый Данфорт, и он хорошо зацепился. Вытравил всю цепь (10 м) и десять метров веревки. К якорю привязал томбуй. Его красный шарик хорошо сигнализировал, ползет наш якорь или нет. Затем мы занялись хозяйственными делами на лодке. Я отремонтировал разъем, идущий к панели приборов - взял и обрезал все провода, и соединил через колодку, минуя разъем. Разъемы, как я убедился - штука ненадежная. У мачты у меня стоят еще два разъема, и они тоже всегда барахлят, надо выкинуть их, пропустить провода внутрь через «гусак», и соединить через обычную электрическую колодку. Это просто, дешево, и надежно.

К ночи ветер начал дуть со стороны залива и развел неприятную волну. Небо закрыли облака, и вдали начал греметь гром и сверкать молнии. Мы стояли слишком близко к берегу, и мне это было неприятно. Я вытравил побольше якорного каната, и решил нести ночью якорную вахту. Вначале на вахту заступил я, а затем меня должна была сменить Милая. Включили якорный огонь, и «якорный аларм» на картплоттере. Милая ушла спать, а я уселся в кокпите с ноутбуком. Но вскоре ветер изменил направление и стал дуть со стороны берега, хотя по прогнозу он должен был дуть со стороны залива всю ночь. Волна сразу же стала меньше. Я посидел на вахте часа два, убедился, что все нормально, и ушел вниз, спать. Помню, года два назад один человек рассказывал, как его яхту снесло на мель во время якорной стоянки. И я тогда с умным видом заметил ему, что надо было нести якорную вахту. Сейчас вспоминаю об этом со стыдом. Легко давать «умные» советы, начитавшись книжек. А практика показывает, что не так-то просто это сделать. Попробуй-ка посиди всю ночь в кокпите, уставший, когда хочется спать и, главное, совершенно нечем заняться. Ну, сколько можно вынести такое скучное бдение? Час? Два?.. В общем, теория - это одно, а практика - это другое.

Координаты: N 41-13,138’ E 013-34,335’


22 июня 2009, понедельник - В Гаэте

Ночь на якоре прошла спокойно. Волнение, начавшееся вечером, на наше счастье не продлилось долго. Ветер повернул и волны улеглись. Мы хорошо выспались и встали полные сил и готовые к подвигам. Правда, подвигов на сегодня не предвиделось. Еще вчера, посмотрев прогноз, я решил, что этот день мы постоим на месте. Хотя у берега ветер обещали не сильный, зато в море ветер должен был дуть под 40 узлов. А это означало, что у берега будет волна, пришедшая из моря, и немаленькая.

Утром мы скачали свежий прогноз и убедились, что он не стал лучше. Так что мы с чистой совестью занялись хозяйственными делами, которых, как всегда, было много. Пока мы завтракали, к нам приехали в гости шведы с соседней яхты - мужчина и женщина. Они предложили отвести нас на берег на их тузике, потому что им показалось, что у нас тузика нет. Мы поблагодарили их и сообщили, что наша лодка - из Швеции, и что идем мы в Турцию. «О!» - воскликнула женщина. - «Я тоже из Турции». Оказалось, что она турчанка, замужем за шведом. Она не знает шведского, а он - турецкого, хотя живут вместе уже 7 лет. Между собой они общаются на английском.

Подвесной моторчик, который я купил в последние дни перед уходом из Англии, наконец-то пригодился. Мы спустили на воду свой тузик и съездили на берег, чтобы набрать воды. Вода в нашем баке с недавнего времени неприятно пахла. Видимо, где-то мы набрали не питьевой воды (наверное, в Порто-Эрколе, у рыбаков). Мы слили всю воду из бака и, съездив на берег, привезли воды в канистрах (у нас их четыре, складных, по 15 литров). Вылив одну канистру в бак, мы снова выкачали из него воду, чтобы промыть. Затем вылили в бак воду из остальных канистр и еще раз съездили на берег за водой. Бак у нас объемом 60 литров, так что в два приема мы наполнили его полностью, и еще две канистры остались полными. После этой операции неприятный запах воды исчез, но ненадолго. Спустя несколько дней нам опять пришлось заниматься этой проблемой.

Затем Милая собрала грязные вещи в рюкзак, чтобы постирать их в прачечной, которую обнаружила на берегу. Я отвез её на берег, а сам занялся мелким ремонтом на лодке. Починил, в очередной раз, анемометр. Дело там было в плохом разъеме, стоящем у мачты. Я соединил провода напрямую, через колодку, и обмотал все изолентой. К сожалению, эта конструкция тоже долго не продержалась - через неделю анемометр опять стал показывать ерунду.

Милая вернулась из города с сумками, набитыми едой и с невыстиранной одеждой. Та прачечная, которую она нашла, была закрыта. Милая поинтересовалась в соседних лавках: будет ли прачечная сегодня открыта? Ей уверенно ответили, что да, в 4 часа. Милая подождала час, затем еще час, а затем от соседей-итальянцев поступила очередная информация о том, что нет, сегодня прачечная работать не будет. Уф. Хоть бы расписание работы повесили на дверь! У итальянцев и французов нередко бывает, что на двери магазина нет расписания. Это очень неудобно.


23 июня 2009, вторник - Стоим в Гаэте

В этот день мы тоже решили стоять на месте. Можно было, в принципе, идти, потому что прогноз обещал с утра не сильный ветер, около 15 узлов. Но после обеда ветер должен был усилиться до 30 узлов - а это очень много. Если бы мы вышли рано, часов в 6, то могли бы успеть дойти до следующей гавани до того, как придет сильный ветер. Но я подумал-подумал, и решил, что лучше еще один день обождать. Прогноз - это всего лишь прогноз, сильный ветер может начаться и раньше обеда. Поэтому, проснувшись утром в половине шестого, мы скачали прогноз, посмотрели его и легли спать дальше.

За два дня стоянки на якоре аккумуляторы у нас изрядно подсели. Так что пришлось запустить двигатель и дать ему поработать пару часов, чтобы подзарядить аккумуляторы.

День прошел спокойно, хотя несколько раз собирались тучи, гремел гром и шел дождь. Мы занимались разными делами. Милая опять решила попробовать постирать вещи в прачечной. Поехала на берег, но скоро вернулась: оказывается, эта прачечная - вовсе не прачечная-автомат, а обыкновенная химчистка. А автоматической прачечной в городе, похоже, нет.

Я решил прицепить к гику лези-джек, раз есть свободное время. В прошлом году я пользовался лези-джеком, а в этом решил его не ставить. Лези-джек мешает поднимать грот, так как латы цепляются за веревки. Кроме того, когда убираешь грот, трудно уложить его правильными складками в чехол лези-джека. Зато, если стоит лези-джек, нет опасности уронить грот за борт. В общем, все как всегда: в чем-то выигрываешь, в чем-то проигрываешь. Я поставил лези-джек, решив, что если не понравится - уберу. Последующая эксплуатация показала, что лези-джек все-таки больше облегчает, чем усложняет жизнь, так что мы его оставили.

Весь день ездили на тузике на берег, по разным делам. Наконец-то тузик и подвесной моторчик оказались полезными, а то я думал, что мы так и не используем их ни разу за все наше путешествие.

Я, наконец-то, постригся, а то оброс как медведь. Стрижка стоила всего-навсего 10€ - я удивился дешевизне. Купили пиццу и продуктов в супермаркете. Еще я купил предохранителей и опять удивился дешевизне: 10 штук предохранителей стоит 1,8€, в то время как в Дувре я покупал 3 штуки за 5 фунтов.

Вообще, Италия - недорогая страна, что касается еды, топлива и вещей. Но стоянки в маринах тут стоят совершенно сумасшедших денег. Хотя тут немало мест, где можно стоять бесплатно. Так что, в целом, стоянки обошлись нам недорого: мы потратили за июнь на стоянки 320€, то есть если считать в среднем, каждая ночь нам стоила 11€.


24 июня 2009, среда - остров Прочида

Сегодня мы поставили себе цель дойти до острова Прочида, который расположен на входе в залив Неаполя.

Утром мы скачали прогноз погоды - ГРИБ-файл и С-Map (программа PC-Planner, которую я купил, чтобы работать с картами С-Мар, позволяет так же скачивать из Интернета прогноз погоды, который ценен тем, что показывает высоту волн). Увидели, что ветер будет попутный, не сильный, а волна - не больше полуметра. Над Гаетой висела черная туча, но в той стороне, куда нам надо было идти, облаков было меньше.

Позавтракали, затем я съездил на берег, чтобы выбросить мусор и привести воды. Переждали дождь, который вдруг начал идти, затащили тузик на палубу, и в 10 часов утра пошли, наконец, в море.

В море оказалось, что волны нет, ветра тоже. Пошли под мотором. Затем постепенно начал появляться ветерок, но не с той стороны, откуда обещал прогноз, а с противоположной. Наверное, это туча, висевшая над Гаэтой, тянула под себя воздух. Часа через два, когда мы отошли подальше от берега, ветер сменил направление и задул, как и положено по прогнозу, с севера-запада. Но ветер был слабый и волна, пришедшая с моря, не давала поднять паруса, потому что они тут же начинали хлопать.

Только к часу дня ветер окреп достаточно, чтобы можно было поднять паруса. Мы подняли грот и стаксель. Через час ветер совсем окреп, мы заглушили двигатель и часа четыре шли под парусами, делая от 3 до 4,5 узлов.

Когда подошли к проливу Прочида, ветер ослаб, а волна - усилилась. Убрали грот, который слишком хлопал на волне. Оставили один стаксель - главным образом для того, чтобы нас было лучше видно в море. Здесь, в проливе, ходит много паромов, и я хотел быть как можно заметнее.

В марину на острове Прочида заходить не стали, так как «уровень цен» там - 5, то есть очень дорого. Пошли на южную сторону острова, в залив Sant Antonio, чтобы встать там на якорь. Кроме нас, там еще встало на ночевку около десятка яхт. Ветер был с северо-запада, а залив окружен высокими скалами, так что ветер там почти не ощущался. Волнение, однако, заходило в залив и порой начинало довольно сильно раскачивать лодку.

Род Хейкель рекомендовал зайти за волнолом, за которым стоят рыбацкие лодки, но мы даже пробовать не стали - нам показалось, что там битком все набито. Наверное - зря, стоило хотя бы попробовать. Нас всю ночь качало, так что спали мы плохо. Плохая стоянка была.

Координаты: N 40-45,410’ E 014-01,393’ Пройдено: 37,2 мили.


25 июня 2009, четверг - Безумный день

Проснулись мы рано, в 6 часов - из-за того, что спать нормально в таких условиях (когда лодку постоянно трясет) практически невозможно. Как люди спят в море на длинных переходах? Пока для меня это остается загадкой.

В половине восьмого запустили двигатель, и пошли пересекать Неаполитанский залив. Волна была какая-то противная: небольшая, но беспорядочная, и сильно замедляла движение. Ветер был слабый, и попытка поднять стаксель ни к чему не привела - парус только хлопал на волне, толку от него не было. А затем ветер вообще повернул и стал дуть в лоб. Милая ушла вниз, постелила себе на полу одеяло и легла на него, укрывшись спальным мешком. Она надеялась поспать. Почему на полу? Потому что там удобнее всего спать при волнении - близко всего к центру тяжести лодки, там меньше всего амплитуда движения. Кроме того, в тесном проходе удобно упираться плечами в стенки, когда лежишь. Когда я был в Санкт-Петербурге на крейсере «Аврора», то видел там парусиновые матросские койки-гамаки. А ведь удобная вещь, наверное! Спать в такой койке при качке, наверное, намного легче.

Я сидел в кокпите и бдил. Несколько часов не происходило ничего интересного. Только волна росла и ветер усиливался. Причем так усилился, что мы стали идти со скоростью меньше 3 узлов. Я занялся грустными подсчетами: ветер встречный, силой 12-16 узлов. Волна крутая. Продвигаемся мы со скоростью 2,8-3,2 узла. Значит, чтобы пройти намеченные на сегодня 51 милю, надо 17 часов. Вывод: придется менять планы. Впереди лежал залив Салерно. Мы хотели пересечь его напрямик, но в это день это сделать не получалось. Надо было останавливаться где-нибудь у северного края залива. А где остановиться? Выбор однозначно падал на Капри, потому что все остальные гавани находились в глубине залива, а нам углубляться в залив не было никакого смысла. Ну, что ж, решено - идем на Капри. Первоначально я не собирался заходить на этот остров, так как Хейкель предупреждал о том, что стоянка там очень дорогая («charge band - 5»). Но я надеялся, что Хейкель опять слегка преувеличил. Стояли же мы в Риме с таким же уровнем цен, и получилось совсем не дорого. Может, и на Капри с нас возьмут всего лишь 30-40 евро?

В 12 часов мы пришли на Капри. В довольно-таки тесной гавани был настоящий бедлам: паромы входили и выходили, катера, яхты и катамараны сновали по гавани. Мы вписались в общую толчею, сделали несколько кругов, уворачиваясь от паромов и, увидев свободный яхтенный причал, пошли к нему. Пришвартовались рядом с какой-то яхтой, но не успели мы отдышаться, как прибежал служащий марины и сказал, чтобы мы встали на другое место, так как там, где мы стоим, это место для больших лодок. И он показал нам наше место - узкую щель между двумя лодками с другой стороны понтона. Ну ладно, мы перешли туда и втиснулись в эту щель. Ей-богу, я не знаю, как я сумел это сделать так хорошо. Подходя к «щели», я дал задний ход, чтобы остановить лодку, и лодка плавно повернулась почти на месте и вошла в «щель» как нож в ножны. Смотрелось это красиво, но не знаю, сумел ли бы я это повторить на «бис». Служащий марины показал большой палец, и я вспомнил, что за последнюю неделю нам уже несколько раз выражали одобрение, глядя как мы швартуемся. А по мне, так ничего особенного - подошли носом к причалу, я погасил скорость, Милая выпрыгнула с веревками на понтон… Но приятно, конечно, когда тебя хвалят. Хочу заметить, что швартовка - это всегда дело случая. Предвидеть всего невозможно и не всегда швартовка получается удачной. Всякое бывает, даже у опытных рулевых.

Пришвартовавшись, мы пошли искать офис марины. Нашли с трудом. Марина в Капри не произвела на нас особого впечатления. Причалы качаются, туалет - один, и чтобы попасть в него, надо обходить всю гавань. И еще - смешно! - перед туалетом сидит на табурете тетушка в форменной одежде. Контроллер? Прямо как в России? Мы первый раз увидели такое на Западе. А величина цен на стоянку нас просто убила - 80€ для нашей лодки! Я спросил, нельзя ли дать нам какое-нибудь место попроще и подешевле (я как раз заприметил там для себя щель, куда можно было втиснуться), но нам отказали. Тогда мы вернулись на лодку, и пошли в море. Платить 80€ за стоянку в этой убогой марине, где причалы раскачиваются и туалет находится черти где - нет уж, увольте. А если бы мы пришли в субботу или воскресенье цена была бы в два раза выше! Нет уж, пропади он пропадом, этот Капри. Больше я туда - ни ногой.

Когда выходили из «щели», неожиданно в проход между причалами на приличной скорости вылетел РИБ. Идиот! Не может он ехать нормально, как все люди, надо обязательно прокатить свою барышню «с ветерком». Краем борта этот РИБ задел нашу корму. Ничего страшного не произошло, но я, честно говоря, испугался. Еще не хватало вляпаться тут в дорожный инцидент.

Мы осторожно вышли из марины, и пошли вдоль северного берега залива Салерно. Мы шли в Амальфи, который находится посередине между городом Салерно и мысом Кампанелла. Да, не хотелось нам углубляться в залив Салерно, но теперь у нас выхода не было. Пересечь залив засветло мы не успевали, теперь оставалось только дойти до ближайшей гавани на северном берегу залива и остановиться там. Весь день ветер дул нам навстречу, и я предвкушал, что теперь, когда мы повернули, ветер станет нам попутным, мы сможем поднять паруса и быстро дойдем до цели. Но ветер повернул вместе с нами! Да что такое! Я чуть не взвыл от досады. Опять придется долбиться против ветра, тащась со скоростью 3 узла! В этот день все было против нас. Но ничего не оставалось, пришлось идти так: под мотором, против ветра и волны, со скоростью 3-3,5 узлов. По пути встретили забавный катер с АИСом, который показывал на экране нашего картплоттера, что катер двигается нам навстречу, в то время как на самом деле он двигался в одном направлении с нами.

Побережье, вдоль которого мы шли, было очень красиво. Высокие горы, покрытые лесом и усеянные аккуратными домиками. Потом в путеводителе я прочитал, что это побережье считают самым живописным местом Италии - и согласился с этим.

В 6 вечера пришли в Амальфи. Подходя к гавани, увидели «карусель» из движущихся лодок у входа в гавань - еще хуже, чем мы видели на Капри. Я бросил только один взгляд на битком забитую гавань и почувствовал, что здесь мы места себе тоже не найдем.

Мы зашли в гавань, пришвартовались к заправке, залили топлива, затем попытались найти себе место. В общей суматохе, царившей там, трудно было найти человека, который мог бы дать нам внятный ответ - куда вставать. На все наши вопросы: можно ли здесь встать? - отвечали: нет. Паромы входили в гавань, разворачивались, грузили пассажиров и выходили. Рыбацкие лодки входили в гавань и становились на бочки. Яхты и катера входили в гавань и шли на свои места у причалов. Я почувствовал, что зверею от всей этой суеты и предложил Милой: «Пойдем отсюда, встанем где-нибудь на якорь». Мы вышли из гавани и стали искать место, где можно встать на якорь. Но с моря катились волны, и было ясно, что якорная стоянка будет очень не комфортной - еще хуже, чем в прошлую ночь.

«Пойдем в Салерно» - предложила Милая. «Пойдем» - согласился я уныло. Получалось, что мы забираемся в самую глубь залива. Но ничего другого не оставалось. И мы пошли в Салерно. Как будто нам было мало сегодня огорчений, еще и погода напоследок решила нам насолить. Собрались густые тучи, низкой пеленой нависнув над морем, и начал дуть ветер - к счастью, попутный. Ветер быстро раздуло до 15-18 узлов. Море покрылось волнами с белыми барашками. И пошел дождь. Одно радовало: с таким ветром мы под одним стакселем летели делая 5,5 узлов.

Но даже с таких ходом до Салерно еще оставался час хода, а уже стемнело (из-за туч). Нам пришлось зажечь бортовые огни. Недалеко от Салерно есть рыбацкая гавань Cetaro (Четаро). И я решил зайти в неё. «Будут гнать - не уйду!» - с ожесточением подумал я, ведя лодку в гавань. - «Нет такого закона, чтобы выгонять людей ночью в море в плохую погоду».

К счастью, на этом наши несчастья на сегодня кончились. Мы увидели свободное место и ткнулись туда. Затем подошли к хаба-мастеру и попросили оставить нас на одну ночь. Это не гостевая гавань, а яхт-клуб, и мы заняли чье-то место. Хаба-мастер спросил, когда мы уйдем. Получив ответ: завтра утром, он разрешил нам остаться. Я спросил у него про деньги. Он ответил: заплатите завтра, а пока можете пользоваться водой и электричеством.

Стоимость стоянки для нашей лодки: 20€. Сравните: 80€ на Капри и 20€ в этой деревушке, которая находится в 20 милях от Капри. Причем в этой деревушке стоять намного комфортнее, чем во взбаламученной гавани Капри.

Мы с облегчением вернулись на лодку и наконец-то расслабились. Сегодня был трудный день. Нам не везло во всем: вначале мы плохо выспались (из-за качки), затем ветер, который по прогнозу должен был дуть с севера, стал дуть с юга, нам навстречу, затем разочарование на Капри, потом встречный ветер с запада, неудача в Амальфи, гроза в конце пути… Уф. Многовато для одного дня. Но, слава Богу, кончилось все хорошо.

Координаты: N 40-38,686’ E 014-42,105’ Пройдено: 39,2 мили.


26 июня 2009, пятница - Аччароли

Утром я заменил масло в двигателе, который уже отработал 52 часов после последней замены. Я меняю масло в два раза чаще, чем рекомендовано производителем. Я ведь очень дорожу своим старым дизелем. Меняя масло, я по ошибке залил примерно полстакана трансмиссионного масла в канистру с новым моторным маслом. Это меня сильно огорчило, потому что это была последняя канистра моторного масла, имеющаяся у меня. В начале путешествия, в Кале, я купил несколько канистр дешевого минерального масла по цене 7€ за 5-литровую канистру и надеялся, что этого хватит до конца путешествия. Если бы я не испортил последнюю канистру, то хватило бы. А теперь надо было где-то искать новое масло. Хорошо хоть, что я успел залить в двигатель свежее масло.

Заплатив 20€ за стоянку, мы запустили двигатель и в 11 часов пошли в море. Выйдя из-под прикрытия мыса, убедились, что ветер есть, и неплохой. Подняли паруса, и пошли в бейдевинд. Это был бриз, который как раз начинает дуть часов с 10. Двигатель пока не выключали, чтобы быстрее убраться с пути больших пароходов, идущих в порт Салерно. Через час Милая вдруг заметила плавающий в воде арбуз. Вот это да! Мы сразу развернули лодку, убрали стаксель и стали ловить арбуз. Занимались мы этим минут пятнадцать. Арбуз-то круглый, его не ухватишь! Кое-как поймали его у кормы (для этого мне пришлось свеситься за борт, чтобы схватить его обеими руками). Разрезали, оказалось - красный, но не очень. Ладно, ничего, как говорится: дареному арбузу в зубы не смотрят. Пол-арбуза мы съели, а больше не смогли - очень уж большой он был.

Ветер уже раздуло прилично, так что мы заглушили двигатель и пошли под парусами, делая 4-4,5 узла. Так и шли весь день, хотя иногда скорость падала до 2,5 узлов. Средняя скорость движения за весь день составила 3,7 узла.

Решив помыть палубу, а зачерпнул ведром воды за бортом и… не удержал. Ведро вырвалось из рук и поплыло по волнам. Пришлось разворачиваться и ловить его. Сегодня у нас день спасения плавающих предметов. Ведро мы спасли быстро - это же не арбуз, его есть за что ухватить.

Милая ушла в каюту и легла спать. А я сидел в кокпите и бдил. Затем мы поменялись - я ушел вниз, а Милая заступила на вахту. Там и менялись весь день. Начиная с 4 часов дня ветер начал слабеть. И в половине шестого пришлось запустить двигатель, так как скорость упала до 2,5-2,8 узлов, а нам еще надо было пройти миль 15. К половине седьмого ветер стих совсем. Убрали паруса, пошли под одним двигателем.

Заход солнца состоялся в половине девятого. Мы включили бортовые огни. Нам оставалось минут двадцать хода до гавани Acciaroli (Аччароли), в которую мы шли. Огни на оконечностях мола, окружающего гавань, не горели. Хорошо, что было еще не темно. По-настоящему темно делается через час после заката.

Зашли в гавань, приготовившись увидеть привычную картину забитой лодками гавани, но оказалось, что гавань эта - шикарная: большая и полная свободных мест. Мы пришвартовались носом к молу между двумя яхтами. На мол была выведена веревка от «мертвяка», так что якорь, который я приготовил на корме, не понадобился. Здесь же, на молу, стояли столбики с электричеством и водой. Есть туалет, душ (правда, только с холодной водой). К тому же гавань оказалась бесплатная. Приятное место, одним словом.

Координаты: N 40-10,567’ E 015-01,612’ Пройдено: 35,4 мили.


27 июня 2009, суббота - Парящий Иисус

Я думал, что на жарком юге мы жить не сможем без холодильника, а оказалось, что теперь даже в маринах, где есть электричество, мы его включать перестали. Дело в том, что холодильник хорош тогда, когда он работает постоянно. Тогда можно покупать продукты, предназначенные для хранения в холодильнике. А если возможность включить холодильник появляется лишь раз в день, а то и реже, то масло, сметана, мясо, колбаса, которые мы раньше хранили в холодильнике, теперь портятся на жаре. Так что пришлось нам эти продукты из рациона исключить. И большие консервы тоже оказались непрактичными - успеваешь съесть только половину банки, остальное портится. Поэтому мы стали покупать небольшие консервы, которые можно съесть за один раз. Можно было, конечно, брать лед у рыбаков и засыпать его в холодильник, но нам было лень с этим возиться. Холодные напитки тоже оказались не актуальными. Жажду вполне утоляла обычная вода, хранящаяся в тени, или холодный чай.

Проснувшись утром, мы первым делом выкинули остатки арбуза. Вокруг ведра с арбузом, стоящего в кокпите, уже вовсю кружились плодовые мушки.

В 9 часов мы вышли в море. Погода была прекрасная: ясное небо, гладкое море, легкий бриз. Мы подняли паруса, заглушили двигатель пошли со скоростью около 3 узлов. Но, к сожалению, часа через 2 ветер стал слабеть, и когда скорость наша упала до 2 узлов, пришлось включить двигатель. Остаток дня ветер дул слабо, так что пришлось идти под двигателем и парусами, делая 3,5-4 узла. Средняя скорость движения за день составила 3,7 узла.

Плавание протекало спокойно и мирно. Делать было нечего, мы по очереди отдыхали в каюте, слушали аудиокниги, я пытался учить английский, пели песни, стирали вещи за бортом (волоча их за собой на длинной веревке), в общем, развлекались как могли.

В 7 вечера пришли в Maratea (Маратеа). Это большая гавань, построенная в рамках специальной правительственной программы по развитию туризма. Здесь стоит много лодок, но хватает и свободных мест. На причале нас встретили мальчики, которые помогли нам пришвартоваться. Мне показалось, что они хотят за это денег, и я дал им 4€, но потом оказалось, что это было лишнее - мальчики встречали все лодки у причала (это была их работа), и я не видел, чтобы кто-то еще им платил. Капитанерия марины находится где-то в городе, её трудно найти. Туда ходила Милая и смогла найти её только с помощью ребят из Береговой Охраны, которые проводили её туда. Стоянка обошлась нам в 25€. Не дорого, если сравнивать с Капри, и довольно дорого, если сравнивать с севером Европы, где стоянки обычно обходились нам в 10-12€. Но сейчас мы радуемся, когда удается заплатить хотя бы меньше 30€. Здесь есть вода и электричество, есть и туалет, правда идти до него далеко.

Подходя к Маратеа, мы увидели над ним на горе статую Христа с распростертыми руками. Не знаю, какой высоты эта статуя, но видно её на вершине горы издалека. А ночью она еще и подсвечивается. Горы в темноте не видно и кажется, что в небе, на огромной высоте, парит белая фигура с простертыми в стороны руками. Впечатляющая картина. Здесь, в этой части Италии, вообще много статуй. На оконечностях почти всех молов стоят статуи Мадонны. Это очень красивый край, нам тут нравится. И хорошо, что большинство яхтсменов проходят мимо этого уголка Италии - благодаря этому тут нет той сутолоки, которая так неприятно поразила нас на Капри. Там, где ходят толпы туристов, смотреть нечего - выжженная земля.

Координаты: N 39-59,244’ E 015-42,607’ Пройдено: 35,9 миль.


28 июня 2009, воскресенье - Четрара

Милая утром сообщила мне, что в шесть утра нас атаковали комары. «А почему в шесть-то»? - тупо спросил я. «Откуда я знаю?» - сердито ответила Милая. - «Может, завтрак у них». Вчера вечером мы включили «Фумитокс» и ночь проспали спокойно. Но утром, видимо, действие препарата кончилась, и мы подверглись комариной атаке. Причем кусали они предпочтительно Милую, мной мало интересовались.

Вышли в море в 9 часов. Ветер был слабый, встречный. Часа через четыре ветер немного отошел, и мы подняли паруса. Но толку от них было мало - они еле тянули, а волна, раскачивающая лодку, заставляла паруса хлопать. Поэтому стаксель я постоянно свертывал и развертывал, ловя меняющийся ветер, а грот так и стоял, без толку. Он даже тени приличной не создавал. В общем, шли под мотором, делая 4 узла. Ближе к вечеру с моря пришла длинная и высокая (около метра) волна. Видимо, где-то в море дул хороший ветер. А у нас был почти штиль, паруса обвисли и громко хлопали на волне. Терпение у меня кончилось, и мы убрали и грот, и стаксель.

В 5 вечера пришли в гавань Cetraro (Четрара). Это большая гавань, видимо, недавно построенная, поскольку тут еще ведутся работы. Яхтенная гавань не работает, хотя понтоны с водой и электричеством уже стоят. Но поперек входа в эту гавань натянута лента, запрещающая вход.

Так что мы встали возле внешнего мола, носом к нему, отдав с кормы якорь. Вначале я попробовал якорь Брюса, 7,5 кг, на 30-метровой веревке. Якорь не взял. Выбирая веревку, я почувствовал, что она идет легко, значит - якорь скользит по дну, не цепляясь. Мне и раньше казалось, что этот якорь вообще не хочет цепляться за дно, сейчас я в этом окончательно убедился. Плохой якорь, я решил его больше не использовать. Пришлось отходить и швартоваться заново. На этот раз я использовал 10-кг якорь Данфорта, с 10 метрами цепи и длинной веревкой. Якорь взял очень хорошо. В дальнейшем я использовал всегда только этот якорь и он отлично работал.

Когда мы пришвартовались, к нам подошел какой-то местный житель и сказал, что стоять тут можно бесплатно, но мы должны сходить с документами в Береговую Охрану, чтобы отметиться. Мы взяли папку с документами и пошли. В Береговой охране у нас впервые за полтора года нашего пребывания в Европе проверили документы: посмотрели наши паспорта (причем на визы не обратили никакого внимания), посмотрели свидетельство о регистрации лодки в США, и, самое главное, спросили про страховку и внимательно изучили её. После этого я заполнил какую-то анкету, и нас отпустили с миром, пожелав доброго пути. Я попросил у них метеопрогноз на завтрашний день и один из парней сходил куда-то наверх и принес мне распечатанный лист.

Почти никаких благ цивилизации в этой гавани нет. Нет ни туалета, ни электричества. Есть только вода (неизвестно, питьевая или нет) и мусорка. Зато гавань - большая, и почти пустая. Множество свободных мест, стой, где хочешь. Вечером, когда мы готовили ужин на нашей спиртовой плите, спирт каким-то образом выплеснулся из плиты и, горящий, разлился по столу, на котором стояла плита. Милая срочно вылила на него чайник воды, и пожар был ликвидирован в зародыше. Уф. Ничего подобного с нами раньше не происходило. Почему загорелся спирт - я не знаю. Может быть, потому, что я перед этим наполнял спиртовку, и часть спирта осталась сверху на канистре? Но я ведь вытер канистру бумагой! А может, это волна подтолкнула лодку, и спирт выплеснулся из излишне полной канистры? Хотя какая тут, в гавани, волна? В общем, непонятно, почему это произошло.

Фотографий в этот день не делали.


29 июня 2009, понедельник - Тропеа

Сегодня мы совершили большой переход до Tropea (Тропеа). Для этого встали в 6 утра, чтобы в половине восьмого выйти в море. Ветер вначале дул с берега (ночной бриз), волна была длинная и пологая, идущая с моря. Мы подняли грот и стаксель, но ночной бриз быстро угас, и вместо него начал дуть дневной бриз (с моря на сушу), постепенно набирающий силу. До 2 часов дня ветер был слабый, и только после обеда бриз, наконец, окреп, и отошел немного к западу, позволив нам идти в крутой бейдевинд со скоростью 5-5,5 узлов. Там мы шли часов до 6 вечера, после чего бриз, как и положено, угас. К тому времени мы были рядом с Тропеа. День был солнечный, море - спокойное, ветер - попутный. В общем, идеальный день для хождения под парусом. Правда, мотор мы все же не выключали, так как нам надо было пройти 51 милю, поэтому скорость надо было поддерживать не меньше 4 узлов, чтобы успеть до темноты. А под одними парусами, без мотора, мы шли примерно 3,5 узла.

Тропеа - симпатичная гавань, где есть все блага цивилизации: вода, электричество, душ, туалет и стиральная машина. Лоция обещала так же Интернет, который нам был жизненно необходим для того, чтобы купить билеты на самолет. Но в офисе марины нам сказали, что Интернет сейчас не работает, может быть, будет работать завтра. Тьфу ты, незадача! А мы шли сюда очень рассчитывая на местный Интернет. Нас заверили, что завтра Интернет будет работать.

Стоянка для нашей лодки здесь стоила 33€. Недешево! А с 1 июля начинается высокий сезон, и тогда стоянка для нас будет стоить уже 46€. Н-да… И это ведь у нас еще маленькая, 7,6-метровая лодка. А что делать тем, у кого большие лодки?

Координаты: N 38-40,788’ E 015-54,209’ Пройдено: 51,2 мили. Средняя скорость движения: 4,5 узла.


30 июня 2009, вторник - В Тропеа

Интернет в марине так и не наладили. Пришлось идти в город, который расположен на скале над гаванью. Вход туда - по единственной узкой дороге, вьющейся вдоль скалы. Вначале мы шли по обочине, остерегаясь автомобилей, проносящихся рядом, затем стали карабкаться по крутой лестнице. Наконец, попали на вершину скалы и очутились в самом центре старого итальянского города. Узкие улочки были запружены народом. Обилие баров, кафе, ресторанчиков и сувенирных лавок свидетельствовало о том, что это - раскрученное туристическое место. Если бы не это обстоятельство, нам бы тут, наверное, понравилось, но мы не любим туристические места - там все ненастоящее, искусственное, выставленное напоказ специально для туристов. Мы видели другие места - настоящие рыбацкие городки-деревни, где люди живут обычной жизнью, а не занимаются обслуживанием туристов. Вот такие места нам очень нравятся.

Город, хоть и крохотный, но представляет собой настоящий лабиринт из узких улочек, так что найти Интернет-кафе нам удалось с трудом. Опрос местного населения ничего не дал, на кафе мы наткнулись совершенно случайно. Если бы не вывеска у входа, на которой было написано «Internet point», мы бы ни за что не догадались, что это такое. На вид это обычная сувенирная лавка, заставленная всякой подарочной ерундой. И только в глубине, у стены, стояли столики, на которых виднелись компьютеры. Одна минута доступа в Интернет стоила 0,07€. У нас взяли паспорта, зачем-то переписали с них данные, и вернули нам. После чего мы подключили наши ноутбуки к сети, и получили, наконец-то, доступ в Инет. Милая искала билеты на самолет, а я - информацию по маринам по пути нашего дальнейшего следования. Меня интересовала, в частности, марина Salina Ioniche. Род Хейкель сообщает, что в этой марине было несколько случаев ограбления яхт и настойчиво не рекомендует заходить в эту марину, за исключением случаев крайней необходимости. Но тогда получается, что нам надо будет делать переход в 61 милю - не смертельно, конечно, но и нелегко будет. Так что мне хотелось найти какую-нибудь свежую информацию об этой марине, но, к сожалению, я ничего не нашел. Дешевых билетов мы, к сожалению, тоже не нашли. В час дня кафе закрылось (сиеста!), так что мы ушли, решив вернуться сюда попозже, в четыре часа дня.

По пути назад в марину зашли в маленький продуктовый магазинчик и услышали там русскую речь. Продавщица - наверное, украинка - говорила по-русски. Мы купили у неё продуктов, получили кое-какую полезную информацию и, попрощавшись, пошли домой. День был очень жаркий, что не удивительно - середина лета скоро. Большинство лодок, ночевавших рядом с нами, ушло, осталась только самая большая лодка, Najad 520. Её хозяин вчера, когда мы швартовались, вышел помочь нам. Помощь нам не требовалась, но я подумал: удивительно, что владелец этой дорогой лодки не стал смотреть на нас, маленьких, высокомерно с борта своей красивой лодки, а вышел нам помочь. В этом европейцы коренным образом отличаются от наших «новых русских». Я помню, как как-то шел на одной лодке возле Кронштадта и капитан решил подойти к другой лодке, чтобы спросить у них что-то. И эти придурки проорали нам издалека: «Водки у нас нет!» - и показали пальцем, куда нам надо идти. Омерзительно. Чем больше нахожусь за пределами России, тем с большей болью ощущаю насколько же мы все-таки дикая страна. Наш менталитет, наш «посконный русский» менталитет - это адская смесь глупости и бахвальства. Только побывав здесь, в Европе, и увидев других людей, я начал понимать наше отличие от них. И объяснить это отличие тем, кто не был здесь и не видел, как МОЖНО жить - невозможно.

Стирка в марине стола 3,5€. Стиральная машина была не очень большая, так что пришлось стираться два раза. Вчера мы постирали первую партию, развесили на леерах, думали - утром солнышко пригреет, и все высохнет. Но утром облака, сгустившиеся за ночь, разрядились сильным дождем. Правда, уже к 9 утра небо стало чистым, и солнце начало жарить во всю мощь. Хорошо тут. Все-таки юг - есть юг. Голубое небо, лазурное море, ласковый теплый ветер… Тут гораздо лучше, чем на севере, где мы путешествовали в прошлом году. Нам нравится тут, на юге, несмотря на дороговизну. Милая наконец-то поверила, что яхтинг может быть делом приятным.


1 июля 2009, среда - Баньяна Калабра

Под утро опять пошел дождь. И опять намочил белье, которое сохло у нас на леерах.

Мне не хватало 100 евро, чтобы оплатить билеты на самолет, которые мы нашли вчера. Брат еще вчера положил мне денег на карточку, но что-то там заклинило в банковском хозяйстве и деньги пока не поступили. В ожидании денег мы решили прогуляться в город. И черт нас дернул зайти там в агентство по продаже билетов. В агентстве нам предложили билеты за 420 евро - туда и обратно, Рим-Москва. Мы обрадовались - это была хорошая цена. К сожалению, карточки они не принимали, так что пришлось идти к банкомату, чтобы снять там наличку. Мы уже радовались, что нашли такой хороший вариант - и зря. То ли мы их не поняли, то ли они нас, но эта цена - 420 евро - была только на ОДНОГО человека, хотя я им ясно говорил, что нас двое и показывал два паспорта. В общем, за 840 евро мы, конечно, брать билеты не стали. В Интернете можно найти значительно дешевле. Но беда в том, что теперь у нас не осталось денег на карточке, и купить билеты по Интернету стало невозможным. А положить деньги обратно на карточку мы, естественно, не могли. Вот такая вот случилась неприятность, вызванная «языковым барьером» - итальянцы плохо говорили по-английски, а мы так же плохо их понимали. Теперь надо было как-то пополнить запас безналичных денег, только тогда мы могли купить билеты. Я написал письмо брату, попросил помочь.

Вернулись мы на лодку удрученные и стали собираться, чтобы идти в море. Купили топлива, залили полный бак и все канистры. Отдали ключ от туалета. Тропеа не оправдала наших надежд - тут было дорого, не было обещанного Интернета и мы потерпели неудачу в попытке купить билеты на самолет. Мы решили идти дальше, искать более счастливое место.

В 2 часа дня вышли в море. Подняли паруса, легкий бриз наполнил их, и мы пошли на юг. «А ты прогноз проверил?» - спросила вдруг Милая. Мы посмотрели друг на друга и расхохотались. Дело в том, что мы скачали прогноз из Интернета, когда сидели в интернет-кафе, но посмотреть его я забыл. Да, хорошая морская практика, ничего не скажешь - иметь прогноз и даже не взглянуть на него. Я хотел спуститься в каюту, включить ноутбук и посмотреть Гриб-файл, но потом махнул рукой - какая разница, в общем-то? В любом случае нам надо идти дальше, потому что стоять в Тропеа мы больше не могли - там было слишком дорого. К тому же погода была отличная, море спокойное, а до гавани, в которую мы шли, оставалось всего лишь 20 миль.

Настроение постепенно улучшилось. Солнце, ласковый ветерок и спокойное море действовали умиротворяюще. Досада, вызванная неудачей с билетами, постепенно улетучилась. Ладно, Бог с ними, с билетами, разберемся как-нибудь.

В гавань Bagnara Calabra (Баньяна Калабра) мы пришли в половине девятого вечера. Солнце уже село, швартовались мы в сумерках. Здесь обнаружились новые недостроенные причалы, о которых Род Хейкель не упоминал в своей книжке, и к одному из них мы и пришвартовались. На причале стояли столбики с электричеством и водой. Вода там была, а электричества не было. Причалы были явно недостроенные, отсутствовала даже лестница, ведущая с причала на берег, вместо неё лежал грубо сколоченный трап из двух досок. Мы спросили у местных: можно ли здесь стоять? Да, ответили они. Стоянка бесплатная. Ну, и хорошо.

Мы поужинали, подготовились к завтрашнему переходу и легли спать.

N 38-17,935’ E 015-48,877’ Пройдено: 27 миль. Средняя скорость: 4,2 узла.


2 июля 2009, четверг - Реджо-ди-Калабрия

В рыбацких гаванях утро начинается рано. Рыбаки спешат в море, за уловом, и едва рассветет, гавань заполняется шумом моторов и голосами людей. Так что долго поспать в таких гаванях не удается.

Я проснулся от звуков каких-то ударов. Вокруг было так шумно, что я решил, что уже часов 10, но, взглянув на часы, увидел, что лишь 8 утра. Выглянув посмотреть, что же там шумит, я увидел удивительную картину: экскаватор ковшом сбивал резиновый амортизатор, прикрученный к бетонному причалу. Шутники эти итальянцы: вместо того, чтобы открутить болты и снять амортизатор, они решили его попросту разломать, для чего подогнали экскаватор и ковшом стали сковыривать. То ли они такие ленивые, то ли у них просто не было подходящего ключа…

Еще вчера, заходя в гавань, я заметил в сумерках очертания странных лодок - обычные моторные рыбацкие лодки, но с решетчатой мачтой и огромным, невероятной длины, бушпритом. Длина бушприта в три-четыре раза превышала длину самой лодки, которая сама была длиной метров 9. В темноте я не смог их как следует рассмотреть, а сейчас, при свете дня, изучил. У этих лодок огромный решетчатый бушприт, сваренный из стальных прутьев и такая же мачта. На верхушке мачты - корзина, где помещаются два человека. Эта рыбацкая лодка, но что они ловят и зачем им такой огромный бушприт - для меня осталось загадкой. Утром мы увидели, как эти лодки уходят в море. В корзине наверху сидело два человека, еще человека три суетились на палубе. Выйдя в море, эти лодки стали ходить недалеко от берега, периодически меняя курс. Род Хейкель упомянул в своей книге некие «sword-fishing boat». Потом мы выяснили, что это лодки для ловли меч-рыбы. Люди на верхушке мачты высматривают рыбу сверху, а затем охотник с бушприта бросает в рыбу гарпун.

В половине десятого мы вышли в море. Бриз уже набрал силу, но, к сожалению, дул точно в лоб. Так что мы шли под мотором, лишь у входа в Мессинский пролив ветер отошел, и мы смогли поднять стаксель. Грот не стали поднимать - не хотелось возиться. В половине первого дня прошли мимо города Сцилла, и вошли в Мессинский пролив. Тут я впервые в жизни увидел летучую рыбу! Эта рыба выскочила из воды и, развернув свои розовые плавнички, пролетела по воздуху метров 10, прежде чем вернуться в воду.

Мессинский пролив мы прошли буднично. Мы вообще сейчас все делаем буднично. Я опасался паромов, курсирующих через пролив, но всё получилось удачно: мы прошли мимо порта Villa San Giovanni (Вилла-Сан-Джованни), из которого ходит большинство паромов, идущих через Мессинский пролив, как раз тогда, когда два парома прибыли, разгрузились и начали загружаться. Всего у них на эту процедуру уходит минут пятнадцать, после чего они отправляются в обратный путь. Мы прошли мимо порта как раз за эти пятнадцать минут, а дальше ни мы паромам, ни они нам уже не мешали - мы шли вдоль берега, а они - по проливу. Паромов тут много. Я насчитал шесть штук, находящихся одновременно в море, и это, думаю, не предел. Но больше всего меня насмешил одинокий рыбак на катере, спокойно удящий рыбу посредине пролива, в то время как вокруг него в разных направлениях шли паромы. Железные нервы у парня. 

В 2 часа дня пришли в Reggio Calabria (Реджо-ди-Калабрия). Это большой порт, из которого тоже ходят паромы. Здесь имеется яхтенная гавань, отгороженная от остального порта бетонной стенкой. Мы сунулись туда, но, несмотря на явное наличие свободных мест, нас там не приняли - какой-то парень замахал на нас руками и прокричал, что мест нет. Пришлось развернуться и пойти искать себе какое-нибудь место. Вначале попробовали встать возле заправки. Но заправщик сказал нам, что тут могут стоять только яхты, стоящие в очереди на заправку, а мы можем встать вдоль стенки в порту, за пределами яхтенной гавани, и стоять там бесплатно. Ну, раз бесплатно - значит, жди подвоха. Так оно и оказалось. Мы пришвартовались к стенке в порту, но первая же волна от прошедшего парома живо напомнила нам времена, когда мы стояли у бетонного причала во Франции - волна приподняла нас и бросила на стенку, мы еле-еле смогли удержать лодку от удара. Самое удивительное, что рядом стоял катер, пришвартованный таким же образом, как и мы, но он, похоже, выдерживал удары спокойно. Впрочем, мне было некогда на него смотреть, я был занят спасением собственной лодки. Мы попробовали перейти в другое место и встать в противоположном углу гавани, рядом с какими-то военными катерами. Но пришел мужик и сказал, что иностранным лодкам нельзя стоять рядом с итальянскими военными кораблями. Пришлось опять сниматься и переходить на другое место. Попробовали пришвартоваться в третий раз, но опять пришла волна от парохода, и наш швартов натянулся с такой силой, что вырвал у нас носовой релинг! Не целиком, только с одной стороны, но оторвал вчистую. Релинг, впрочем, и раньше уже шатался, а теперь шурупы вырвало совсем.

Нет, тут стоять мы не можем, решил я. Мы отошли на середину гавани и стали думать, что делать дальше. Я предложил отдать якорь с носа и подойти к причалу кормой. Но здесь никто так не стоял, да и Хейкель писал, что пользоваться якорем тут запрещено. К тому же глубины были 12-14 метров - не совсем подходящие для якорения. Но другого выхода у нас не было, и я готов был наплевать на запрет, но Милая предложила сходить еще раз в марину и попросить их приютить нас хотя бы на одну ночь. Я не верил, что из этого что-то получится, но согласился.

Мы зашли в марину, и, к моему удивлению, нас приняли, помогли пришвартоваться и взяли за постой 40 евро. Почему за час до этого нас прогоняли, а потом - приняли, я понять не могу. Мы решили, что останемся здесь на два дня, чтобы спокойно купить билеты на самолет. В марине имелсяWiFi, и нам сказали, что мы можем им свободно пользоваться, но подключиться к нему нам почему-то не удалось.

Пообедав, мы решили сходить в город, поискать Интернет и продуктов. Перед уходом мы попробовали узнать у хаба-мастера, почему мы не можем подключиться к Интернету. Итальянцы, все кто был вокруг, тут же собрались вокруг нас и стали горячо что-то обсуждать между собой, тыкая пальцем в наш ноутбук и антенну. Было удивительно наблюдать такое их горячее участие к нашему делу. Но толку от этого не было. Их компьютер к Интернету подключался, а наш, на котором мы делали всё то же самое, что и они - нет. Так что пришлось все-таки идти в город.

Интернет мы нашли возле какого-то отеля. Милая занялась поиском билетов на самолет, а я решил прогуляться по окрестностям, поискать продуктовый магазин. Ходил я долго, обошел весь центр, но большого продуктового магазина так и не нашел. Попадались мелкие лавочки, торгующие чем-нибудь специфическим: сыром, мясом или хлебом, но большого магазина не было. Когда я вернулся к Милой, она, проявив в очередной раз свой талант говорить на незнакомых языках, поговорила с милой пожилой парой итальянцев, которые не знали ни слова по-английски, но поняли нас и сказали, что надо идти «примо, примо» по улице. Мы пошли в указанном направлении и действительно, скоро нашли супермаркет. Загрузились продуктами, и пошли на лодку. По дороге купили еще в овощной лавке арбуз. Это был настоящий арбуз - спелый и вкусный. Наконец-то! Я уже не надеялся найти когда-нибудь настоящий арбуз. То, что продают в супермаркетах - это не арбузы, это жалкое подобие арбуза. Еще мы купили в этой же лавке… желтый арбуз! Поразительно: плод, размером с арбуз, с точно такой же, как у арбуза полосато-зеленой коркой, но внутри он - желтый! Видимо, это помесь арбуза с дыней, потому что чувствовался легкий привкус дыни. Хотя, в общем-то, арбуз как арбуз, только желтый.

В марине мы познакомились с австралийцами, идущими на своей лодке из Австралии. Я спросил у них, сколько же времени они в пути. «Семь лет!» - ответили они. Лодка у них большая, метров 12, хорошо оборудованная. Они провели в Турции год, год в Хорватии. Куда идут теперь - я забыл спросить. На следующее утро они ушли.

Вечером, когда стемнело, мы прогулялись по набережной. Море было спокойным, и тихо шумело, разбиваясь о камни. А на другой стороне неширокого Мессинского пролива были видны огни острова Сицилия. Огоньки вились по берегу как новогодняя гирлянда по елке - белые, желтые, зеленые, красные, розовые... Мы долго стояли, обнявшись, возле бетонного парапета набережной и смотрели на эту картину. Я знаю, что когда я буду вспоминать Италию, я буду вспоминать эти огни - огни острова Сицилия.

Во внешней гавани у той стенки, где мы пытались днем пришвартоваться (и где поломали релинг) встало на ночевку несколько яхт. Паромы уже перестали ходить, поэтому ночь они, наверное, провели спокойно. Но днем, пока еще ходили паромы, эти яхты тоже поколотило изрядно - на борту одной из яхт я заметил большие свежие ссадины, а у другой был отломан флагшток и плавал у кормы.

На следующий день я специально пошел понаблюдать как ведут себя эти яхты на волнении - и был удивлен. Да, конечно, их тоже валяло волнами, как и нас, но о стенку, в общем-то, не било. Волна от прошедшего парохода начинала раскачивать яхты, сильнее и сильнее, затем яхту прижимало к стенке, кранцы принимали на себя удар, выглядело это довольно страшно, но все же ничего серьезного не происходило. В чем же разница? Почему нашу лодку так крепко прикладывало к стене, а эти лодки стоят и ничего им не делается? Может быть, тут играет роль разница в весе? Моя лодка весит 3 тонны, а те лодки, которые я видел, были 12-15 метровые, то есть весили примерно в 5 раз больше. А может, играла роль ширина лодки? Моя лодка - узкая (2,5 метра), и волна, подкатываясь, кренит её в сторону причала. А большие лодки, вследствие их большей ширины, волна кренит значительно меньше, поэтому на стенку их не бросает, а просто поднимает и опускает вдоль неё. В общем, я не знаю точно, в чем причина. Наверное, тут играют роль многие факторы, например и то, что у тех лодок, что стояли у стенки, были большие толстые кранцы. Мои кранцы - это, как убедился, игрушка. Для того, чтобы стоять у стенки при волнении, нужны толстые кранцы толщиной не меньше 30 см (а вообще - чем толще, тем лучше).

Координаты: N 38-07,649’ E 015-39,085’ Пройдено: 17,6 миль. Средняя скорость: 3,7 узла.


3 июля 2009, пятница - Знатно отдохнули

Сегодня мы, как выразилась Милая, «знатно отдохнули». Это означает, что набегались до одурения. Вначале, утром, мы отправились искать магазин, где я мог бы купить масло для дизеля. То масло, которые я купил еще во Франции, в славном городе Кале, закончилось, и теперь я хотел приобрести новую партию, причем взять много, чтобы хватило до самой Турции. На заправке, которая была рядом с нами, продавали 4-литровую канистру масла за 50€. Поскольку я хотел взять пять таких канистр, мне важно было найти магазин, где цена была бы более разумной. Мы долго бродили по городу, опрашивая прохожих, но толку от этого было мало. Наконец, мы разделились, я пошел налево, а Милая - направо. Договорились, что если найдем магазин, отправим об этом смс-ку.

Я нашел, наконец, большой гипермаркет, где продавалось всё - продукты, одежда, и искомое мной масло. Отправил смс-ку Милой, описал маршрут, которым надо идти и стал её ждать. Где-то через час Милая появилась, и мы купили тележку продуктов, сложили в рюкзаки и потащились на лодку. Пришлось, обливаясь потом, тащить тяжелые рюкзаки в гору, а потом долго искать проход через железную дорогу, которая проходит вдоль берега моря. Прохода нигде не было. Железная дорога была огорожена высокой оградой, так что перейти пути, как это делается в России, было невозможно. Мы вконец умаялись, и тут, наконец, один итальянец показал нам как попасть на другую сторону дороги. Оказывается, неподалеку имелась нора (именно так, по-другому не назовешь), по которой можно было перейти на другую сторону железной дороги. Мы нашли эту нору с трудом. В жизни бы не подумал, что это и есть искомый проход. Он был шириной всего лишь метр, и загажен разной дрянью, валяющейся под ногами. По нему мы перешли на другую сторону дороги и оказались перед входом в нашу гавань.

Изможденные, мы добрались до нашей лодки, но отдыхать нам было некогда. Быстренько разгрузили рюкзаки от продуктов, немножко передохнули, затем взяли канистры и отправились на заправку покупать топливо. Принесли топливо, взяли ноутбук и отправились в город в интернет-кафе - покупать билеты на самолет. Часа три ушло у нас на поиск и покупку билетов - и - ура! - наконец-то это было сделано. Мы купили билеты на 20 июля из Рима в Москву и обратные - на 1 сентября из Москвы в Рим.

Уже стемнело, когда мы вышли из Инет-кафе. А нам еще надо было купить масло для двигателя, поэтому мы быстрым шагом отправились в сторону гипермаркета, чтобы успеть до его закрытия. Успели. Купили масло. И вновь, нагруженные, отправились на лодку. Притащились туда уже когда было совсем темно.

А на завтра у нас был запланирован выход в море в 5 часов утра, так как нам надо было пройти 61 милю. Милая жалобно посмотрела на меня и сказала: «У меня есть крамольная мысль… А что, если нам пошиковать?» Она имела в виду - заплатить еще за одну ночь ночевки. Честно говоря, я думал о том же самом. Было уже 10 вечера, а мы еще не ужинали. Пока поужинаем, сделаем другие дела - уже 12. А вставать - в 4 утра. Нет, хватит издеваться над собой. Деньги пока есть, одну ночь стоянки мы можем себе позволить. Но было одно условие, только при выполнении которого мы могли позволить себе задержаться еще на один день - необходимо было, чтобы послезавтра ветер был попутный. Если ветер будет встречный, то мы не сможем идти достаточно быстро, чтобы успеть пройти 61 милю за день. К счастью, прогноз обещал на послезавтра попутный ветер. Так что мы с радостью и облегчением дали себе еще день отдыха.

Зачем я все это рассказываю так подробно? Да затем, что хочу объяснить, что такое настоящая, не приукрашенная жизнь «морского цыгана». Это непростая жизнь. Все время приходится решать какие-то проблемы. Жить свободно, как птичка, порхающая с ветки на ветку - это сказки, иллюзия, такого не может быть даже на суше, даже в родной стране, и уж тем более не может быть на море. Ведь лодка - это не автомобиль, который можно остановить на обочине и спокойно лечь спать. Лодке нужна гавань или какое-нибудь другое защищенное место для стоянки. Хорошо, когда у тебя много денег и вопрос стоимости стоянки тебя не волнует. А когда денег мало или совсем нет?

После вопроса: где ночевать? - наиболее важным вопросом является снабжение. Где взять воду? Где купить топливо, продукты, масло для двигателя, одежду (которая изнашивается и требует обновления) и прочие мелочи, отсутствие которых сильно усложняет жизнь (пример - туалетная бумага). Где подзарядить аккумуляторы? Где постираться? Куда выбросить мусор? Где помыться? Где взять прогноз погоды? Где найти Интернет? И много других вопросов, которых я касался в своих заметках. Решаемы ли они? Решаемы. Но при недостатке ресурсов (времени, денег, места на лодке) решение этих вопросов становится трудным, и жизнь превращается в борьбу за существование.


4 июля 2009, суббота - Бездельничаем

Этот день, как я уже сообщил, мы решили посвятить отдыху. Причем настоящему отдыху, а не беготне по магазинам. Утром Милая сходила в офис марины, отдала еще одну порцию денег (40 евро) и мы смогли насладиться целым днем ничегонеделанья.

Мы бездельничали весь день… если не считать того, что я заменил масло в двигателе, прикрутил оторванный позавчера носовой релинг, починил бортовые огни, а Милая наварила гору еды, убрала воду из трюма, и навела порядок в форпике.

Я сумел подключиться к Интернету в марине, скачал прогноз. ГРИБ-файл обещал на завтра попутный ветер умеренной силы. Это хорошо, значит, свои 61 милю мы, дай Бог, пройдем засветло. Рассвет наступал в 5-30 по местному времени, так что я поставил будильник на 4-30.

Фотографий в этот день не делали.


5 июля 2009, воскресенье - Rocсella Ionica. Самый длинный переход.

В этот день мы прошли 62 мили - это наш абсолютный рекорд. Больше мы еще никогда не проходили.

Встали в 4-30, за час до рассвета. Позавтракали, скачали прогноз из Интернета и в 5-45 - вышли. Ветер - бакштаг, 9 узлов.

Мы шли хорошим ходом. Вокруг - множество лодок с рыбаками. Вот охота же людям вставать в такую рань, чтобы половить рыбку! Ладно бы работа у них была такая, так нет ведь - сидят с удочками, значит - ловят просто для себя. Мы видели, как патрульный корабль береговой охраны по очереди объезжал всех рыбаков - видимо, проверял документы. На нас внимания не обратили.

Остров Сицилия был весь розовый в лучах восходящего солнца. Цвета были такие чистые, будто остров умыли. Милая ушла вниз, в каюту, досыпать, а я остался на вахте.

До 9 часов ветер был очень хороший. Мы летели, делая 6 узлов (под парусами и мотором). Потом вдруг ветер резко угас, как будто выключили вентилятор. Через час он начал дуть с другой стороны, почти нам в лоб. Когда мы проходили мимо гавани Saline Ionica, я внимательно рассмотрел её в бинокль. Похоже было, что гавань разрушена. Вход в неё, как и говорил Хейкель, занесен песком - я увидел это в бинокль. Но Хейкель писал, что в волноломе проделали проход, через который можно войти в гавань. Но сколько я не всматривался, никакого прохода найти не сумел. На берегу высились груды щебня и стояли экскаваторы. Похоже, гавань ремонтировали. Никаких мачт, свидетельствующих о том, что гавань обитаема, обнаружено не было. А на следующий день мы узнали от одного французом, что он хотел встать на ночевку в этой гавани, но не сумел. Так что правильно я сделал, решив не принимать в расчет эту гавань.

Солнце поднималось все выше и выше и становилось все жарче. Температура в тени, в каюте, была 30 градусов. На солнце же вообще сидеть было почти невозможно. Все на лодке разогрелось, металлические детали обжигали. Больше часа на таком солнце выдержать было трудно, поэтому мы постоянно менялись - один уходил вниз, в каюту, а другой сидел на вахте. Обливались водой, это помогало, но ненадолго. Эх, тент бы какой-нибудь над кокпитом заиметь… Правильно говорил Хейкель: бимини - вещь необходимая на Средиземке. Мы поэтому и купили обратные билеты из России в Италию на 1 сентября - надеялись, что жара спадет к тому времени, да и высокий сезон кончится - меньше надо будет платить за марины.

Плавание проходило спокойно, так что рассказывать не о чем (и слава Богу). Ветер был ровный, в основном - попутный. Благодаря попутному ветру мы шли со скоростью около 5 узлов. Поэтому к Rocсella Ionica (Рочелло Ионика) (цели нашего сегодняшнего путешествия) мы подошли к 8 вечера. До захода солнца оставался еще целый час.

Ветер был с моря, так что вход в гавань был непростым (как и предупреждал Хейкель). Образовалась волна, которая стала сильно валять лодку. К тому же глубину у входа оказались малыми - до 2,5 м. Вход постоянно заносится песком и его регулярно чистят (у входа в гавань стоит землечерпалка). Я поволновался, когда глубины стали резко падать. Садиться на мель при таком волнении очень не хотелось. Но, к счастью, прошли благополучно. Сразу за мелью, преграждающей вход в гавань, глубины стали нормальными - 4-5 метров.

Rocсella Ionica - большая гавань, построенная в рамках большого проекта по привлечению туристов в Калабрию. В рамках этого проекта построено много гаваней на побережье. Но все было сделано как-то бестолково: вложили кучу денег, построили гавань, а до ума довести её не могут уже несколько лет. Причалы постепенно ветшают, электричества на причалах нет (хотя столбики стоят), вход в гавань постоянно заносит песком и если его не чистить, случится то же, что случилось в Saline Ionica - гавань занесет песком и она погибнет. В общем, все это похоже на то, как это делается у нас - указом сверху были выделены большие деньги, которые освоили бестолково, и до конца проект так и не довели. Хотели как лучше, получилось как всегда… Хотя, может, я излишне строг к итальянцам и все у них еще получится.

В целом гавань мне понравилась - тут просторно, много свободных мест, и, главное, можно стоять бесплатно (до 5 дней). Жаль, что нет электричества. Вода есть, мусорка тоже. Туалет имеется возле ресторана. Душ тоже имеется, стоит 2€, но мы предпочли помыться прямо на причале, обливаясь водой из шланга.

Ночью на горе над гаванью горел лес. В темноте очень хорошо видно ярко-красное пятно пожара. Красивое было зрелище, хотя деревья, конечно, жалко.

Координаты: N 38-19,680’ E 16-26,200’ Пройдено: 62,2 мили. Средняя скорость: 4,5 узла.


6 июля 2009, понедельник - Отдыхаем по-настоящему

Сегодня мы устроили себе день НАСТОЯЩЕГО ОТДЫХА. Я потому написал эти слова большими буквами, потому что последний раз мы отдыхали так, кажется, в Дувре, то есть 3 месяца назад. После того как мы начали наше путешествие, отдыхать нам стало некогда. Впрочем, если права поговорка «отдых - это смена видов деятельности», то мы, конечно, отдыхали - то лодку ведем, то продукты закупаем, то моем лодку, то еду готовим, то тащимся в прачечную с рюкзаками, набитыми грязной одеждой… В общем, «отдыхаем» по полной программе.

Но сегодня мы решили ничего не делать. Специально. Чтобы вспомнить, как это - отдыхать по-настоящему. Ну, что сказать? Нам понравилось.

Мы сходили на пляж, покупались, повалялись на песочке, затем прогулялись по сосновому лесу. Сидя на пляже, глядя на море, ласково плещущееся о наши ступни, Милая задумчиво сказала: «Никак не могла понять людей, которые говорят: «Я так люблю море!» Теперь я их, кажется, понимаю. ТАКОЕ море и ТАК и я могу любить».

Но все-таки полностью бездельничать целый день у нас не получилось. Пришлось заняться нашим баком для воды, в котором вода приобрела неприятный запах и вкус. Мы уже пробовали промывать бак в Гаете, тогда нам показалось, что это помогло, но потом опять у воды появился неприятный запах. Пока был только запах, я это терпел. Но когда и вкус чая стал отвратительным, я решил, что хватит, пора бак основательно чистить. Мы налили в бак (он у нас 60 литров), поллитра отбеливателя «Асе». Дали постоять 8 часов, затем слили воду, и раз пять наполнили бак и опорожнили его. Уф, непрерывно в течении часа выкачивать ножной помпой воду из бака - это нелегкий физический труд. Но зато вода стала литься из крана чистая и без запаха. И оставалась таковой много месяцев.

Вечером мы прогулялись по пирсу, посмотрели на лодки, и разговорились с одним французом. Он спросил у нас, есть ли у нас на яхте двигатель и как часто мы его используем. Я ответил: «Всегда». «О!» - закричал пораженный француз. - «И я тоже». По его словам, у него есть и спинакер, и генакер, но все равно требуемой скорости под парусами у него не получается - приходится постоянно запускать двигатель, чтобы укладываться в график. Все правильно, недаром ведь на Средиземке бытует поговорка: «Здесь ветра или слишком много, или слишком мало».

Сегодня, например, ветра не было почти весь день. В обед наступил вообще полный штиль, который продолжался несколько часов. В лодке стало невыносимо жарко. Виндскупер, который постоянно висел у нас на стоянке над форлюком, помогал хорошо - когда есть ветерок. Но когда ветра нет, виндскупер бесполезен, и в лодке создается невыносимая духота. Чтобы спастись от жары, мы пошли на пляж и вернулись только вечером, когда подул легкий ветерок. Чтобы нормально жить на Средиземке в жару, на мой взгляд, совершенно необходимы две вещи - виндскупер и «бимини» - тент над кокпитом. Виндскупер у нас есть, а тент я постараюсь заказать зимой, когда буду жить в Турции. (Для тех, кто не знает: виндскупер - это просто кусок ткани, поднимаемый над люком, который направляет поток ветра вниз, в люк. Идея проста до безобразия, но очень эффективна).


7 июля 2009, вторник - Ле-Кастелла

Прошли сегодня 46 миль, и дошли до Le-Castella (Ле-Кастелла). Переход был обычный, то есть - спокойный. Ветер был в основном попутный, волна небольшая.

Единственное, что донимало - неимоверная жара. Я просто плавился на солнце, сидя в кокпите. Особенно тяжело было с 12 до 15 часов. В это время наступает полуденный штиль, так что сидеть на солнце особенно тяжело. Да, еще раз скажу: тент от солнца - вещь архиважная. Из-за жары мы менялись на вахте каждый час. Сменившийся с вахты уходил вниз, в каюту, где, благодаря открытому форлюку и задувающему в него ветерку, было относительно прохладно. Правда, когда ветер сменился и стал дуть с кормы, в каюте тоже наступило пекло. Я радовался, что мы скоро уедем в Россию. Переждем самые жаркие месяцы - июль и август - на севере, вернемся на юг в сентябре. Тогда и жара спадет, и цены в маринах тоже станут ниже.

Ле-Кастелла - маленький городок с маленькой мариной. Гавань тут немаленькая, но большая её часть отведена под рыбацкую гавань, а яхтам достался лишь небольшой закуток. Стоянка обошлась нам в 25€, причем когда я поинтересовался - сколько будет тут постоять месяц? - мне ответили, что сейчас это невозможно, так как гавань переполнена и только с сентября, может быть, появится такая возможность. Хотя, на мой взгляд, в гавани было полно свободных мест.

В гавани есть душ, туалет, электричество, вода и Интернет. Пароль интернета:leganavale2009, сеть: Lega-Navale.

Мы встали рядом с яхтой, которая называлась… «Baba-Jaga»! Уж не русская ли это яхта? Хозяев было не видно, флага на корме не было, но под краспицей висел гостевой итальянский флаг - значит, яхта не местная.

До Сибари, конечной цели нашего нынешнего путешествия, оставалось два перехода. Первоначальный план был идти до Керкиры, и мы вполне могли бы это сделать - до неё оставалось 4 перехода. Но нам теперь не было смысла спешить в Грецию, раз мы решили съездить за новыми визами в Россию, так что мы решили остановиться в Сибари, поскольку там дешевая гавань. Эх, хорошо, когда не надо никуда спешить! До 20 июля (времени нашего отбытия в Россию) у нас была еще масса времени. Эх, знали бы заранее, мы бы тогда так не спешили раньше.

Координаты: N 38-54,665’ E 017-01,646’ Пройдено: 47 миль. Средняя скорость: 4,9 узла.


8 июля 2009, среда - Чиро-Марина

Утром я сходил в капитанерию и спросил, сколько будет стоить для моей лодки постоять на берегу тут, в Le-Castell, полтора месяца. Мне сказали: 420 евро. 300 евро стоит стоянка и работа крана (подъем-спуск) стоит еще 120 евро. Но хаба-мастер сказал, что не знает, есть ли сейчас возможность для этого, и пообещал узнать об этом в ближайшие дни. Странно, на берегу - полно места, почему такие сложности? Я оставил ему свой е-мэйл и попросил написать. Он обещал прислать письмо, если возможность имеется. Письма, впрочем, я так и не получил.

Проверил уровень масла в двигателе - немного ниже нормы. Долил 400 миллилитров. Двигатель мой потихоньку начинает барахлить. До этого он работал, как часы, восхищая меня своей надежностью. Теперь же он начал запускаться не с первого тыка, как раньше, а приходится некоторое время покрутить стартером. А на днях вообще заглох ни с того ни с сего, когда я маневрировал в гавани. Раньше с ним такого не случалось.

Ветер в это день был хороший, в бакштаг и фордевинд. Так что половину времени мы прошли под одними парусами, без мотора, делая 5-6 узлов. Ветер был, видимо, сильный, потому что образовалась волна около метра высотой, но нам, на попутном курсе, он сильным не казался. Только когда повернули против ветра, чтобы заходить в гавань, я ощутил, что ветерок-то, в общем-то, совсем не слабый.

В 6 вечера мы пришли в Ciro-Marina (Чиро-Марина). Большая гавань, но плохо оборудованная - «мертвяки» вдоль пирсов не положены, так что большая часть лодок стоит лагом. Из-за этого в гавани мало свободных мест. Мы покрутились, попытались встать рядом с рыбаками, но не нашли там муринга, и пока мы там возились, к нам подошел парень в синей рубашке, служащий марины, и указал на причал для катеров. Мы встали туда, глубины оказались достаточными, но муринг, к которому мы прицепились, был тонкий, как бельевая веревка и, к тому же, короткий. Наша лодка еле-еле втиснулась между причалом и «мертвяком».

Парень в синей рубашке был однорукий. Однако он помог нам пришвартоваться и ловко завязал узел одной рукой, приняв у нас швартов. Затем он проводил нас к группе людей, сидящих на стульях в тенечке у офиса, и что-то сказал им по-итальянски. Тогда один из мужчин сказал нам по-английски, чтобы мы подходили сюда после 7 часов, с документами. Парень, видимо, привел нас сюда только для того, чтобы кто-нибудь объяснил нам это, так как сам он абсолютно не говорил по-английски.

Мы дождались семи часов, взяли документы и пошли в капитанерию. И тут оказалось, что выход с причала, у которого мы стояли, заперт на замок. Мы постояли у двери и хотели уже идти обратно на лодку, когда увидели мужика, который спешил к нам с ключами. Выпустив нас из заточения, он проводил нас к другому мужчине, показал на него пальцем и сказал: «Президент».

Мы подошли к Президенту, который величественно протянул нам руку для рукопожатия. Мы почтительно пожали ему руку, затем он спросил (на итальянском) сколько мы хотим тут стоять. Милая объяснила ему, что завтра мы уходим. «Домани?» - переспросил он. (Домани - по-итальянски означает «завтра»). «Си, домани» - ответила Милая. Тогда он благодушно махнул рукой и отпустил нас, дескать, стойте бесплатно. На прощанье он еще раз протянул нам руку, и мы расстались, вполне довольные друг другу.

Я так и не понял, зачем была нужна вся эта суета с документами. Но, как говорится, в каждой деревне - свои обычаи, и их надо уважать. Мы всегда стараемся, вставая в гавани, спросить у кого-нибудь из местных - можно ли стоять тут? Это просто знак уважения с нашей стороны, признание того, что мы тут чужие и как бы просим принять нас под покровительство. Это льстит людям, и они стараются нам чем-нибудь помочь после этого. Такая вот маленькая психологическая хитрость, которой мы научились после того, как нас несколько раз прогоняли с места, когда мы заходили в гавань и вставали без разрешения. Лучше спросить разрешение, а если на этом месте нельзя стоять, то обычно человек, к которому мы обратились, давал совет - куда можно встать. И еще желательно знать хотя бы немного слов на языке той страны, где ты сейчас находишься. Во всяком случае «здравствуйте», «спасибо», «до свидания», «извините» надо знать обязательно. И еще желательно знать цифры - очень помогает.

Пришвартовавшись, мы первым делом подняли виндскупер, потому что жара стояла неимоверная. А еще у нас есть два маленьких вентилятора, на батарейках. Я, когда покупал их в Англии, брал их как игрушку, в шутку. Но сейчас они и в самом деле пригодились. В такую жару становишься рад любому дуновению воздуха.

Координаты: N 39-22,127’ E 017-08,076’ Пройдено: 38,1 мили. Средняя скорость: 4,7 узла.


9 июля 2009, четверг - Sсhiavonea (Скьявонеа)

Мы хотели дойти в этот день до марины Sibari, где планировали оставить лодку до сентября, пока мы будем ездить в Россию за новыми визами. До марины мы дошли… но это было зря.

А теперь обо всем по порядку. Вышли мы в 8 утра. Ветер дул в направлении точно противоположном прогнозу. Но нам он был на руку, так как дул сзади. Мы подняли паруса, и пошли вначале в бакштаг, затем чистым фордевиндом. Поставили паруса на «бабочку» и пытались так идти. Но попутная волна сбивала с курса, так что пришлось стаксель убрать и идти под гротом и мотором. Все шло хорошо до 3 часов дня. В три часа ветер резко утих, наступил штиль. Грот обвис и стал хлопать. Мне почему-то на память пришли слова: «Затишье перед бурей». Сам не знаю, почему я так подумал, никаких предвестников надвигающихся неприятностей не было. Но грот я решил на всякий случай убрать.

Убрали грот и через полчаса начал дуть встречный ветерок, быстро крепнущий. Волна, которая весь день шла сзади, встретившись с этим ветерком, вздыбилась, стала неприятной и злой. ГРИБ-файл, который я скачал позавчера вечером, не обещал на этот день встречного ветра, да еще такой силы. Наоборот, он обещал штиль. Анемометр в очередной раз у нас сломался, так что точной силы ветра я не знаю, но по ощущениям, было явно за 20 узлов, а скорее - что-то около 30. Скорость движения лодки сильно упала. До этого мы шли по ветру со скоростью 5-5,5 узлов, а теперь пришлось идти против ветра, и скорость вначале упала до 3 узлов, а затем вообще до 1,5 узлов.

Я сидел и мрачно думал, что если ветер еще усилится, то мы против него под мотором не выгребем. Прикидывал, куда уходить, если это случится. Рядом был коммерческий порт Sсhiavonea (Скьявонеа) и мы могли бы уйти туда. Но мне хотелось все-таки дойти до Сибари, так что мы упрямо продолжали ломиться против ветра к заветной цели. До неё оставалось-то всего-навсего 3 мили, но эти три мили мы шли больше двух часов. Наконец, в 6 вечера, мы подошли к Сибари. Я уже давно начал вызывать марину по рации на 16 и 9 канале - никакого ответа. Я хотел спросить у них - как входить. Хейкель предупреждал, что фарватер, ведущий к марине, чистят не регулярно и его постоянно заносит песком. Я хотел уточнить, каково состояние канала сейчас. Но мне никто не ответил, так что пришлось искать вход самостоятельно. Напротив устья канала, на берегу которого находится марина, стояли два буя - красный и зеленый, обозначающие начало фарватера. Больше никаких буев не было. Буи эти стояли не там, где они были обозначены на карте, а прямо напротив устья канала, ведущего к марине. Я решил, что итальянцы наконец-то решили прокопать фарватер напрямик, в то время как раньше он шел вдоль пляжа. У берега стояла землечерпалка, и я надеялся, что работы по прорытию канала завершены.

Я повел лодку к берегу, глубины стали быстро падать, а у самого входа в канал снизились до 2 метров. Там стояли еще буи, желтые, они как бы ограждали прямоугольник прямо на входе в канал. Что они означают? Может быть - безопасный проход? Или, наоборот, они обозначают мель? Если мель, то с какой стороны её обходить? Я очень медленно повел лодку в квадрат, ограниченный желтыми буями. И сел на мель! Как я потом узнал, глубины там были всего лишь 20-30 сантиметров. Ситуация была неприятная - сильный ветер дул сбоку, и мог снести нас на волнолом, который был метрах в 10 от нас. Волны, к счастью, не было. Я дал задний ход и, к моему облегчению, лодка сползла с мели, и ветром её развернуло в сторону моря. Я переключил ход вперед, и мы пошли обратно в море.

Отойдя метров на 10, я повернул лодку в сторону берега и стал кричать рыбакам, сидящим на берегу - не знают ли они как войти в канал? Но толку от этого не было. Никто из них даже не пошевелился. Второй раз заходить и искать проход я не рискнул. Была бы спокойная погода, можно было бы встать на якорь, спустить тузик и попытаться найти фарватер, но в такой ветер это было невозможно. Тузик бы сносило ветром (даже под мотором). Возможно, там все же был фарватер, через который можно было войти, но без знания местных условий войти туда невозможно. Потом я выяснил: фарватер проложен вплотную к правому волнолому (если смотреть с моря). И входить в фарватер нужно параллельно пляжу. Фарватер к моменту нашего прихода был уже основательно занесен песком и его начали углублять (поэтому там и стояла землечерпалка).

Мы решили уходить в Sсhiavonea (Скьявонеа). В картплоттер у меня уже был заложен маршрут до него - я всегда предусматриваю запасные варианты, вот сейчас это и пригодилось. До порта было 6 миль, и мы прошли их за час, так как ветер стал нам попутным и мы шли быстро, делая больше 5 узлов. Возле порта расположено большое количество «морских ферм», огороженных различными буями. Если бы не картплоттер, было бы трудно понять, где находится вход в порт.

В 8 вечера пришли, наконец, в Скьявонеа. Это порт, где стоят большие корабли и рыбацкие суда. Пришвартовали лодку лагом к бетонной стенке. Большие корабли стояли в другой части гавани, отделенной от нас стенкой, и я надеялся, что здесь не будет сильного волнения от проходящих пароходов. Как потом выяснилось, я зря беспокоился - ни один из трех больших пароходов за все то время, которое мы там простояли (10 дней), так и не тронулся с места. Волнение создавали только рыбацкие лодки.

Хейкель не очень хорошо отзывается о Скьявонеа. Пишет, что здесь летом очень жарко и тучи комаров. То, что тут жарко - это верно, но так же жарко и в любом другом месте здесь, на юге Италии. Комары тут тоже есть, но все же их не много. В целом, Скьявонеа нам понравилась - большой, пустынный порт, где спокойно и много места. Если бы тут еще был туалет, вода и электричество - цены бы не было этой стоянке.

Мы поужинали, затем стали думать, что делать. В Сибари мне идти расхотелось. Наверное, надо идти в Таранто (ударение в этом слове, кстати, на первый слог) - это ближайшая к нам гавань, до неё 58 миль. Но вначале имело смысл позвонить туда и выяснить насчет стоянки. Невесело будет, придя туда, обнаружить, что мест там нет. Ветер к вечеру не утих, а разгулялся еще больше. Даже в гавани ощущались его порывы. Так что мы решили остаться на день-другой здесь, пока не наладится погода. За это время мы хотели узнать насчет стоянки в Сибари, в Таранто или Галлиполи. Хорошо, что у нас было в запасе еще целых 10 дней.

Координаты: N 39-39,560’ E 016-31,392’ Пройдено: 46,5 миль. Средняя скорость: 4 узла.

Фотографий в этот день не делали.


10 июля 2009, пятница - Сильный ветер

Утром ветер дул с прежней силой. Рыбацкие катера, стоящие рядом с нами, в море не пошли, и матросы чистили их и мыли.

Первоочередные задачи на день были такие: найти Интернет, скачать прогноз, купить продуктов и топливо. Мы уже собрались идти, надели рюкзаки и вылезли из лодки, когда к нам вдруг подъехала машина береговой охраны. Из неё вылезло три человека. Я думал, они будут проверять документы, но наши документы их не заинтересовали. Они пришли сказать нам, что тут стоять нельзя, опасно. Я так и не понял, почему опасно, но спорить не стал, и спросил - а где стоять можно? Нам начертили план гавани и отметили крестиком место, куда нам надо перейти. Это было в другой части порта, в том бассейне, где стояли большие корабли. Мы перешли туда и пришвартовали лодку к большому цилиндрическому кранцу, висящему на стене. Получилось очень хорошо: лодка опиралась своими кранцами и кранцевой доской на этот цилиндр, и расстояние между лодкой и стенкой было больше метра, так что можно было не опасаться удара о стенку. Хотя волнения тут не было. На прежнем месте, где мы стояли, нас временами начинало довольно сильно раскачивать, а тут было хорошо, спокойно. Так что правильно нам посоветовали эти ребята из береговой охраны.

Затем мы прогулялись по окрестностям порта, попытались добыть прогноз у береговой охраны, и выяснить насчет стоянки в этом порту (мы видели там на берегу подъемник и подумали, что, может быть, можно оставить лодку и здесь). Пока мы всем этим занимались, наступило время обеда, то есть сиесты. Это означало, что идти в город смысла не было, так как все магазины закрыты. Поэтому мы тоже устроили себе сиесту и до 4 дня отдыхали на лодке.

В четыре часа собрались и пошли в город. Большинство магазинов было еще закрыто - они открываются с 5 часов или с половины пятого. Мы стали спрашивать местных жителей об Интернете и, в конце концов, нашли интернет-кафе. Оно было еще закрыто, но через полчаса открылось. Там был переговорный телефонный пункт и доступ в Интернет. Мы подключили свой ноутбук к Интернету через Wi-Fi. Перед этим у нас взяли паспорта и выдали специальную карточку с паролем, которую надо будет использовать в следующий раз, когда мы придем в это кафе. В Италии у нас всегда требовали паспорта в интернет-кафе. Видимо, существует какой-то закон на этот счет.

Посмотрели прогноз погоды в Интернете. На следующий день ветер все еще должен был быть сильным, а два последующих дня - с севера, то есть неблагоприятным для того, чтобы идти в Таранто. То есть получалось, что нам надо было сидеть тут минимум три дня. Решили, что мы за это время обзвоним все ближайшие марины и определимся, где оставим лодку.

Чтобы звонить, нужна была местная сим-карта, и вечером мы отправились её искать. Я еще взял с собой две пустые канистры, чтобы купить топлива. Купили сим-карту за 10 евро. При покупке у меня потребовали паспорт и сняли с него копию. Сказали, что карта будет активирована на следующий день. Затем мы пошли на заправку. Я подал заправщику канистры и по-английски попытался объяснить ему, что хочу, чтобы он их заполнил доверху. Заправщик стал этим заниматься и спросил меня по-итальянски, откуда я. Я ответил, что я русский и тут он сказал на чистом русском: «А что же ты тогда по-русски не говоришь?»

Встреча с соотечественником в этом городе меня обрадовала - я надеялся, что он поможет мне в обзвоне марин. Его звали А…, он уже 10 лет прожил в Италии. Он подвез нас до порта, и по дороге мы познакомились. Я объяснил ему кто мы и откуда, и сказал, что мы ищем место, где можно оставить лодку. А… сказал, что его знакомый продает катера и, наверное, может взять нашу лодку на хранение. Это была отличная новость. Мы ведь собирались оставить лодку в Сибари, так почему бы не оставить её здесь? Мы договорились с А…, что встретимся завтра и поговорим на эту тему.


11 июля 2009, суббота - Второй день в Скьявонеа

Рано утром, к 8 часам, мы подошли на заправку, где работал А…, чтобы поговорить с его шефом по поводу оставления лодки. Шеф был там. Оказалось, А… уже поговорил с ним. К сожалению, шеф не мог взять нашу лодку, потому что он занимается катерами, и у него не было подходящего кильблока для килевой лодки. Он посоветовал нам идти в Сибари. Я объяснил ему, что мы уже пробовали зайти в Сибари, но сели на мель. Шеф попробовал позвонить в Сибари, чтобы выяснить этот вопрос, но трубку там никто не взял. На том и расстались.

Я ждал, когда будет активирована моя сим-карта, которую я купил накануне, чтобы позвонить в Таранто и другие марины поблизости и узнать, какие там цены. Мы сходили в Интернет-кафе, скачали прогноз. Я был настроен идти в Таранто, почему-то мне верилось, что мы сможем оставить лодку там. Но прогноз говорил, что ближайшие три дня ветер будет дуть навстречу. Впрочем, до Таранто был всего лишь один переход, так что спешить необходимости не было. Наоборот, если бы мы пришли в Таранто заранее, нам пришлось бы стоять в марине и платить минимум 20 евро в сутки. То есть за 10 дней, оставшиеся до отъезда, мы потратили бы 200 евро. Поэтому было лучше стоять здесь, в Скьявонеа, где платить за стоянку было не нужно. Правда, тут и удобств не было никаких - ни воды, ни электричества, ни туалета. Ну да ладно, нам не привыкать.

Вода в порту все же нашлась - на центральном пирсе, возле бензоколонки. Я сходил туда, принес два ведра воды. Пить мы её не стали - неизвестно, что это за вода, но головы помыли. Хорошо было бы иметь складную тележку, я бы тогда привез больше воды. У нас на яхте когда-то была тележка (дешевая, китайская). Я долго возил её с собой, она мне всё не пригождалась. А потом, в Дании, наступил день, когда мне надо было привести топливо с заправки, и я решил её использовать. Увы, оказалось, что за месяцы странствий тележка вся покрылась ржавчиной, и колеса отказались вращаться. Пришлось её выкинуть.

Кроме тележки, еще много чего хотелось бы иметь на лодке. Солнечные батареи, например. Мы не запускали двигатель уже два дня, и заряд аккумуляторов медленно падал (хоть мы и использовали их энергию, в общем-то, только для зарядки ноутбуков). Да, много чего хотелось бы иметь, но для этого надо иметь большую лодку. На маленькой лодке все это разместить невозможно.


12 июля 2009, воскресенье - Яхтенные покатушки

Вчера я предложил А… покатать его на яхте. Идея ему понравилось и утром они с женой приехали к нам. Мы отдали швартовы, и пошли в море. Вышли из гавани, и сразу началась качка. Жена А... - беременная, но возвращаться не захотела, так что мы пошли дальше. А… предложил идти в Сибари, но я не захотел - и зря. Если бы мы в тот день пошли туда, не было бы потом недели беспокойного ожидания.

Но я был настроен идти в Таранто, и Сибари я рассматривал лишь как последний вариант. Мы отошли на пару миль, и затем я выключил двигатель, дав лодке возможность дрейфовать куда она хочет. Интересно было наблюдать, как лодка, оставленная без управления, ведет себя на волне. Она так и не приняла устойчивое положение по отношению к волне, все время крутилась, подставляя волне то борт, то нос, то корму. Мы перекусили (это было непросто сделать в качающейся лодке), и решили идти обратно. А…, несмотря ни на что, был в восторге. Он давно уже хотел купить себе лодку, и теперь принялся уговаривать жену согласиться на эту покупку. Жена отбрыкивалась, как могла.

Потом мы поехали на пляж. Когда мы оставляли лодку, А… посоветовал убрать с палубы все ценное (подвесной мотор, например), потому что возле лодки крутился какой-то мальчишка и А… сказал, что знает его - он из цыганской семьи, живущей неподалеку. А… свозил нас к роднику, чтобы мы набрали воды в канистры. Мы много узнали про Италию. По словам А…, итальянская бюрократия - это страшнейшая вещь на свете. Наша, российская, бюрократия с ней и рядом не стояла. Нашему бюрократу можно, по крайней мере, дать денег и он сделает то, что тебе надо, а тут и денег не берут, и делать ничего не хотят.

На лодку мы вернулись когда уже стемнело. Ничего с лодки не пропало, она мирно стояла у причала, дожидаясь нас. Мы попили чай и легли спать. А… пообещал мне, что завтра мы с ним съездим в Сибари, поговорим насчет стоянки лодки. Сегодня, по его словам, ездить было бесполезно, потому что был выходной. Как потом выяснилось, он был неправ.


13 июля 2009, понедельник - Ситуация осложняется

Я очень пожалел в этот день, что за день до этого мы не съездили в Сибари и даже не позвонили туда. Оказывается, накануне еще можно было зайти в марину, а на следующий день они начали углублять канал, ведущий в марину и фарватер был закрыт на целую неделю. Об этом мы узнали, приехав вместе с А… в марину. В следующий раз зайти в Сибари теперь можно было только в следующую субботу. А через два дня, в понедельник, у нас был самолет из Рима. То есть, в принципе, мы успевали зайти в Сибари, оставить там лодку, и улететь в Россию, но вдруг что-то случится, и мы не сможем зайти в марину в субботу? Это была мрачная перспектива…

Я позвонил в Таранто и Галлиполи - везде мне ответили, что мест у них нет, ни на воде, ни на земле. Я не смог уговорить А… позвонить для меня по телефону, пришлось звонить самому. А… почему-то убежден, что по телефону никакие дела с итальянцами решить невозможно. Может, он и прав. Если бы я был в Таранто и разговаривал вживую, скорее всего, у них бы нашлось для нас место. Ну, не может быть, чтобы совсем не было мест, я такого еще не встречал, даже в самых переполненных маринах! Расставшись с А…, мы с Милой долго думали, что нам делать. Ситуация неожиданно стала критичной. Решили, что будем ждать, пока откроют канал в Сибари. По крайней мере, там нам точно пообещали место в марине.


14 июля 2009, вторник - Землечерпалка

Утром решили сходить в Сибари на яхте. Встали на якорь возле входа в канал, спустили на воду тузик и съездили на берег. У входа в канал стояла землечерпалка (хочется назвать её, на самом деле, «землесосалка», так как она сосет песок со дна и по трубе вместе с водой подает на берег). Поговорили с бригадиром, который сказал нам (по-итальянски), что зайти в канал - можно, но ворота шлюза, который имеется на входе в марину, сейчас закрыты и нам надо вначале съездить в марину и попросить, чтобы ворота открыли. Мы обрадовались и помчались на тузике в капитанерию марины. Сказали им, что хотим сейчас зайти и попросили открыть нам вход. Нам стали объяснять, что они не могут это сделать, потому что это запрещено, что только в субботу они могут открыть ворота. Я очень долго их уговаривал, спросил, а если бы я тонул - они бы открыли ворота? Если бы тонул, открыли бы, ответили они. И, в конце концов, посоветовали войти в канал и встать возле ворот, и потом они нас, потихоньку, пропустят.

Мы поехали назад, на лодку, но оказалось, что пока шли переговоры в капитанерии, землечерпалка уже начала работу и выехала на середину канала, так что не осталось места, чтобы её обойти. Тьфу ты! Эх, надо было вначале войти в канал, пока была возможность, и встать перед входом в марину, а затем уже идти их уговаривать. Ладно, что уж теперь жалеть. Мы прождали весь день, стоя на якоре и наблюдая за работой землечерпалки. Купались, загорали… Я надеялся, что на ночь они отодвинут свой агрегат ближе к берегу, и мы сможем пройти. Но - увы. Землечерпалка осталась стоять на середине канала. Пришлось идти назад, в Скьявонеа. Пришли туда к 7 вечера. Поужинали и легли спать.


15 июля 2009, среда - Церкви

Купили билеты на поезд Сибари-Рим на 19 июля, воскресенье. Вначале хотели купить их в Интернете, на сайте trenitalia.it, но почему-то не удалось оплатить при помощи карточки Сбербанка. Пришлось идти в агентство по продаже билетов (хорошо, что оно нашлось в этом городе). Они взяли с нас деньги, выдали квитанцию и сказали, чтобы за билетами мы приходили на следующий день. Интересная система.

Зашли в церковь. В этом городе две церкви - одна обычная, классическая, а другая - новая, модернистская. Модернистская церковь имеет здание необычной формы и внутри все «по-современному». Например, там стоит такой оригинальный алтарь: бросаешь в щель монетку, нажимаешь кнопку - и загорается лампочка, сделанная в виде свечи. Забавно.

Скачали прогноз погоды. Я посмотрел его и стал мрачным. На субботу (когда мы должны будем заходить в Сибари) прогноз обещал сильный встречный ветер, до 30 узлов. Тьфу ты! Против такого ветра нам будет очень трудно пробиться до Сибари. Подумав, я решил, что мы попробуем зайти в гавань в пятницу вечером, когда погода, по прогнозу, будет еще нормальная. Зайдем в канал и переночуем там где-нибудь, а утром пойдем в марину.

Фотографий в этот день не делали.


16 июля 2009, четверг - Ждем

Утром, проснувшись, я обнаружил, что лодка стоит в окружении мусора. Откуда-то приплыли пенопластовые ящики, в которые рыбаки укладывают свой улов и окружили нас со всех сторон. Приплыл огромный пенопластовый блок, объемом в кубический метр и втиснулся между лодкой и стенкой. Вначале я хотел вытолкнуть его оттуда, но потом увидел, что он работает как кранец и решил не трогать. В гавани вообще много мусора, который никто не убирает, но который непонятным образом куда-то девается. И в городе тоже много мусора - все это очень напоминает в этом плане Россию.

Мы сходили в агентство, забрали билеты на поезд, которые заказали вчера. Они нам вернули 10 евро - вчера мы им переплатили за что-то.

Потом пошли в Интернет, скачали прогноз. Прогноз подтверждал то же, что и вчера: в субботу и воскресенье будет сильный ветер. Поэтому я от души надеялся, что нам удастся зайти в Сибари в пятницу вечером. Я позвонил в марину, еще раз уточнил - будет ли открыт канал в субботу? Меня заверили, что будет. «А в пятницу?» - спросил я. Нет, в пятницу не будет. Но я все равно решил идти туда в пятницу.

С часу дня и до 5 часов итальянский город вымирает - сиеста. Магазины закрыты, людей не видно. Мы тоже стали жить как итальянцы - выходим на улицу только утром или вечером, а остальное время лежит в каюте, в тени, потому что в середине дня жара такая, что находиться на солнце совершенно невозможно. Как только приходим на лодку, сразу же поднимаем виндскупер. Хорошо было бы еще сделать так, чтобы можно было, когда уходишь, оставлять лодку с открытыми люками, но для этого надо поставить на них какие-либо решетки. Просто так оставлять лодку открытой я опасаюсь.

У ворот порта по вечерам сидит парень и продает рыбу. Мы решили купить у него рыбы. Выбрали три рыбы, он их нам взвесил, о чем-то подумал, затем махнул рукой, бросил в пакет еще две рыбы и протянул нам. Я протянул ему деньги, но он покачал головой и что-то сказал по-итальянски. Я вначале решил, что у него нет сдачи, и стал спрашивать у него - сколько я ему должен? Но он только качал головой и, наконец, сделал красноречивый жест, типа «уходите отсюда!» и только тогда мы поняли, что рыбу он дает нам в подарок. Мы были просто поражены. Вот так просто, взять и подарить рыбу, причем он ведь стоит и ПРОДАЕТ её - это удивительно. Вообще, за все время пребывания в Италии мы видели от итальянцев только хорошее. Никто нас не обидел ни словом, ни жестом, ни делом. Может, если бы пожили в стране побольше, и узнали итальянцев поближе, они бы перестали казаться нам такими хорошими, но пока у нас о них самые лучшие впечатления. Замечательные люди.

Милая собрала вещи в большой рюкзак, сходила в город и постирала их в прачечной. Наконец-то мы постирали кокпитные подушки, которые у нас не стираны уже полгода. Они сразу стали белые и мягкие, а то были жесткие от соли.

Наступил вечер - самое любимое мной время суток. Стало прохладнее, тишина окутала порт. Мы устроились в кокпите - я лежал, глядя в небо, а Милая сидела рядом. Мы молчали. «Друг - это тот, с кем ты можешь помолчать вместе». Я смотрел в небо, в котором шевелились звезды. Когда лежишь на лодке и смотришь в небо, кажется, что звезды шевелятся - это от того, что лодка слегка двигается. Я лежал и думал: «Боже! Как хорошо!..»


17 июля 2009, пятница - В марине Сибари

Слава Богу, мы наконец-то в марине Сибари!

Вошли туда вечером, часов в 6. До этого утром сходили в город, купили продуктов (так как в Сибари далеко до магазина), и в 3 часа дня вышли в море. К тому времени раздуло хороший бриз, думаю, узлов 20. Когда выходили из гавани, ветер был в лоб и лодка еле двигалась. Скорость упала почти до нуля. Я решил, что там существует течение, которое гонит воду в порт, недаром там образуются странные большие волны, которые досаждали нам время от времени. Кое-как мы преодолели это течение, и вышли из порта. Повернули на запад, подняли стаксель и пошли в бейдевинд. Скорость сразу стала хорошей, около 5 узлов, и мы быстро добежали до Сибари. К тому времени бриз весь выдулся и море успокоилось.

Подойдя к Сибари, увидели ободряющую картину: землечерпалка уже не загромождала канал, а стояла у берега. В воде возле канала виднелось множество мелких желтых буйков. Они обозначали границы фарватера, но понять, где он, собственно, проходит, было невозможно. Не понимаю - почему они не поставят нормальные зеленые и красные буи? Ведь совершенно невозможно понять, как входить! Мы встали на якорь недалеко от берега, надули тузик, спустили на воду и вооружили его подвесным мотором. Спустились в тузик и поехали к берегу. С собой взяли длинный отпорник, чтобы прощупывать глубину. Я жалел, что у меня нет переносного эхолота - знаете, есть такие, его берешь в руку, опускаешь в воду и он показывает глубину. Сейчас бы такой прибор очень пригодился. Мы щупали-щупали палкой дно, пытаясь понять, где же здесь фарватер, и не могли понять - вроде бы глубоко, и вдруг становится мелко. И вдруг увидели большую яхту, выходящую из марины. Обрадовались: вот она-то нам сейчас и покажет проход! Мы ушли в сторону, дав яхте место, и затем последовали за ней. Яхта прошла до конца канала и повернула влево под прямым углом. Оказывается, фарватер идет вплотную к правому волнолому (если смотреть с моря) и далее - вдоль пляжа. Хоть бы буйки нормальные поставили! Да, без лоцмана в эту гавань я заходить не рекомендую.

Мы вернулись на яхту, снялись с якоря и пошли в гавань по указанному нам большой яхтой фарватеру. Вошли благополучно. Минимальная глубина была 2,5 метра. Зашли в гавань, пришвартовались к причалу. Собрали документы, и пошли в капитанерию. Капитанерия находилась за забором, калитка в котором была заперта. Мы обошли всю территорию, пытаясь найти проход, но его не было. Тогда я махнул рукой на приличия и перелез через калитку. Оказалось, капитанерия работает только до 6 часов, так что лез я зря. Я перелез обратно, и увидел, как к нам спешит мужичок со связкой ключей. Он подошел и вручил нам ключ - это был ключ от калитки и от туалета. По поводу оплаты он сказал: «Домани» - то есть «завтра».

Наконец-то мы очутились в цивилизации! У нас появились её главные блага: электричество, душ и туалет. Мы блаженствовали. Да, можно жить и без всего этого (мы 8 дней простояли в порту Скьявонеа без всяких удобств), но насколько же приятнее помыться в душе, а затем сидеть на лодке при ярком свете и не думать о том, что надо беречь заряд аккумуляторов. А «Фумитокс» при этом разгоняет комаров.


18 июля 2009, суббота - Лодка на суше

Проснулись мы рано, так как у нас было намечено много дел на этот день.

Во-первых, надо было заключить контракт с мариной на стоянку лодку. Мы оставляли нашу лодку здесь до 10 сентября. Обратные билеты у нас куплены на 1 сентября, но, когда мы вернемся на лодку, нам надо будет заняться её подготовкой к дальнейшему плаванию: покрасить днище необрастающей краской и, главное, провести большое ТО двигателя. Как проводить это большое ТО - я еще не решил. Двигатель проработал в этом году уже почти 500 часов и, по инструкции, там уже пора менять всё. Где взять необходимые запчасти - вот в чем главная проблема. Двигатель старый и найти для него расходники - непростая задача. Буду пробовать купить их в Швеции, через знакомую фирму.

Во-вторых, надо было вытащить лодку на сушу. Я не хотел оставлять лодку на воде, так как вода - есть вода. Мало ли что может случиться? На суше хранить лодку безопаснее. Мачту я решил не снимать.

С нас взяли за все 707 евро. Лодку вытащили из воды, помыли мойкой высокого давления, поставили в кильблок. Все было сделано аккуратно и хорошо.

Когда лодку извлекли из воды, я увидел, что на винт намотался обрывок веревки. Видимо, где-то мы зацепили рыбацкую снасть, хоть и старались обходить все буйки с запасом. Наверное, это произошло недавно, так как веревка еще не успела туго намотаться на ось. Я срезал её ножом. Видимо, из-за этого у нас и мотор стал хуже тянуть - я это заметил несколько дней назад. Наверное, тогда у нас эта веревка на винте и появилась.

Что меня удивило - лодка совершенно не обросла водорослями. Я полагал, что у нас там уже толстый слой ракушек, и из-за этого мы движемся медленно. Но оказалось, что ничего подобного нет. Краска, которой я красил лодку, называется Hempel Mille Xtra - отличная краска, всем её рекомендую.

Сняли паруса, сложили их и убрали внутрь лодки. Хорошо было бы их почистить, но в этот день был сильный ветер, и заниматься парусами было неудобно - ветер рвал их из рук.

Прогноз не ошибся - действительно, ветер в субботу был сильный, явно больше 20 узлов. Хорошо, что мы зашли в Сибари в пятницу вечером, в спокойную погоду, а то пришлось бы ломиться против ветра. Вообще, на мой взгляд, самое главное в мореплавании - это предусмотрительность. Лучше заранее предпринять какие-то действия, чтобы потом не тратить лишние силы.

Сильный ветер дул весь день. Лодка, стоя на суше, в кильблоке, слегка подрагивала на своих опорах. На соседней лодке ветром разодрало тент, которым она была укрыта. Длинные полосы зеленой ткани развевались на ветру.

Вечером стало холодно. Температура понизилась настолько, что стало казаться, что сейчас не середина лета в солнечной Италии, а ранняя осень где-нибудь в Подмосковье.

Мы помыли лодку. Оттерли черные следы от резинового кранца, к которому мы пришвартовывали лодку в Скьявонеа. «Аякс» опять показал себя превосходно - отлично оттирает следы сажи.

Координаты: N 39-43,756’ E 016-30,341’


19 июля 2009, воскресенье - В Рим!

Поезд до Рима уходил из Сибари в 23-30. Так что у нас был целый день, чтобы не спеша собраться. Мы хотели выйти из дома часов в 6 вечера, когда станет прохладнее, и пешком дойти до Сибари (до неё километров 5) и там подождать поезд на станции.

Я слил воду из двигателя (просто на всякий случай). Залил топливо в бак по горлышко. Открыл все кингстоны, чтобы трубы и вентили проветривались. Хотел еще заменить масло в двигателе, но, как всегда, не успел. Решил оставить это до момента возвращения. Подвязал гик дополнительной веревкой, чтобы его не мотыляло ветром. Подвесной мотор убрал внутрь лодки и привязал к ножке стола велосипедным тросиком. Зарядил аккумуляторы и отсоединил клеммы. Собрали вещи. Помылись, поужинали и, не спеша, пошли. Лодку закрыли на замок, оставив вентиляцию открытой. Через брандерщит я еще дополнительно продел цепь, на которую повесил висячий замок.

Ветер весь вчера выдулся. Сегодня был жаркий день, со слабым ветерком, приносящим приятную прохладу. Мы пошли по дороге, надеясь поймать попутку. Машины довольно часто останавливались в ответ на наше призывное махание, но в Сибари никто не ехал, поэтому нас собой не брали. А когда мы вышли на автостраду, машины вообще перестали останавливаться. Так что все 6 километров до Сибари мы прошли пешком. К счастью, солнце уже стояло низко, и было не жарко. По пути на нас несколько раз орали - это подростки, проносясь мимо на машинах, вдруг начинали отчего-то изо всех сил орать в окна. Зачем они это делали - осталось для нас загадкой.

В Сибари - большое здание вокзала, окрашенное в желтый цвет. Мы сели на скамейку на платформе и стали ждать поезда. До него было еще целых 3 часа. Мы были в шортах и майках, а вечер становился все прохладнее. Пришлось переодеться в джинсы, а Милая даже натянула свитер.

В половине двенадцатого ночи подошел поезд. У нас были билеты в шестой вагон. Первый, второй, третий, четвертый… стоп, а где же пятый и шестые вагоны? В поезде было всего четыре вагона. Мы обратились за помощью к железнодорожнику и он, посмотрев наши билеты, указал нам рукой на поезд, стоящий на другом пути. Мы не поверили ему, так как надпись на информационном табло ясно говорила, что поезд до Рима - другой. Мы спросили еще у другого человека, и он тоже уверенно указал нам на другой поезд. Ничего не понимая, мы пошли к этому поезду и вошли в вагон номер шесть. На всякий случай я спросил еще и у людей в поезде - идет ли этот поезд до Рима? Они подтвердили это. Ну ладно. Мы нашли наше купе и уселись на свои места. Купе было сидячим, шестиместным. Вдоль каждой стены, напротив друг друга, стояли по три кресла. Кресла эти могли раскладываться так, что, разложенные, они касались друг друга и образовывали сплошной настил от стенки до стенки. В соседнем купе какая-то семья из нескольких человек заняла все купе и, разложив кресла, улеглись спать на этом большом диване. Мы с Милой сели друг напротив друга возле окна и тоже разложили кресла. Получилась узкая кровать, на которой мы кое-как уместились, ногами друг к другу. Спать можно было только по очереди, так как в лежачем виде вдвоем мы на этой кровати не помещались - второму приходилось сидеть, подобрав ноги. Но все равно нам было лучше, чем другим нашим попутчикам. В купе, кроме нас, было еще три человека, но они не были родственниками, так что такое близкое соседство, как у нас, им было непозволительно. Поэтому они не стали раскладывать кресла и остались сидеть. Сидеть пришлось 7 часов, а в сидячем виде разве поспишь? Так они и маялись всю ночь. Нам с Милой тоже было нелегко, но все же нам удалось поспать по паре часиков каждому.

Когда наш поезд тронулся, он поехал совсем в другую сторону, не туда, где, по моим предположениям, находился Рим. Но отойдя недалеко от станции, поезд остановился и дал задний ход. Теперь стало ясно, что нас прицепляют к тому составу, в который мы первоначально хотели сесть. Правда, после соединения мы все равно поехали не в ту сторону, куда мне хотелось, но я махнул рукой - итальянцем виднее, что делать. Дальше была длинная и неуютная ночь, которую мы кое-как проспали вполглаза, съежившись на неудобной постели.


20 июля 2009, понедельник - Улетели из Рима

В Рим мы прибыли в 6 утра. Вышли из вагона слегка одуревшие - теснота и плохой сон делали свое дело. Прибыли мы на вокзал Roma Termini. Отсюда ходит поезд-экспресс до аэропорта Фьюмичино, куда нам надо было попасть. Но кассы работают только с 7 утра, так что мы пошли прогуляться по городу. Обошли вокзал по периметру, посмотрели какую-то церковь и вернулись на вокзал. Рим в этом месте, возле вокзала, ничем не примечателен - просто кусок большого города, полный народа, грязный и шумный. Когда мы в сентябре вернемся сюда, мы планируем задержаться в Риме на один день и погулять по его центру. Надеюсь, там будет красиво.

Мы купили билеты, погрузились на экспресс и через полчаса прибыли в аэропорт. До нашего самолета была еще куча времени - целых шесть часов. Делать было совершенно нечего. Мы обменяли свои билеты, купленные по Интернету, на нормальные билеты при помощи автомата, стоящего возле стоек регистрации Lufthansа (мы летели этой авиакомпанией). Затем сдали багаж, и пошли бродить по аэропорту. Хотелось спать и есть. В кошельке оставалось еще 20 евро, так что мы могли позволить себе позавтракать в кафе. Но кафе попадались какие-то невразумительные - там продавали только кофе и булочки. А где мясо? Я хотел мяса. Наконец, после долгих поисков, нашли кафе, где продавали сэндвичи. Завтрак обошелся нам в 10 евро, и я почувствовал, что совершенно не наелся. Я пожалел, что когда мы последний раз закупали продукты в Скьявонеа, мы не купили ничего в дорогу. Забыли.

Наконец, объявили посадку в наш самолет. Мы зашли в прохладное чрево самолета и расположились в креслах. Паспортного контроля при посадке не было - правильно, ведь это был внутренний европейский рейс. Мы летели во Франкфурт-на-Майне. Летели два часа. Полет проходил вдоль береговой линии Италии, и было интересно глядеть вниз и узнавать очертания мысов и гаваней, мимо которых мы проходили месяц назад. Тот путь, который у нас на лодке занял больше месяца, мы преодолели за час с небольшим.

Во Франфурте-на-Майне нам тоже пришлось ждать. Через два с половиной часа мы, наконец, сели на самолет, летящий в Москву. Скучающий пограничник проверил наши паспорта и шлепнул штампы о выезде из шенгенской зоны. Ура. Теперь мы чисты перед европейским законом.

До Москвы летели три часа. Так как полет проходил через временные пояса, прилетели в Москву мы уже в половине двенадцатого ночи. При подлете к Москве нас встретила гроза. Недалеко от нас облака освещались периодически вспахивающими молниями, и густая пелена облаков висела над землей. Самолет прошел через облака и стал снижаться. Появилась турбулентность, самолет стало трясти. Когда самолет, наконец, коснулся земли и покатился по взлетно-посадочной полосе, многие в салоне облегченно выдохнули и зааплодировали.

Москва встретила нас, как обычно, хмурыми пограничниками. Я не понимаю - почему они всегда делают свою работу с такими недовольными лицами? Всякий раз поражаюсь контрасту между европейскими пограничниками и нашими. Не раз уже писал об этом, и все равно каждый раз удивляюсь. Как будто на другую планету попадаешь, где все вокруг хмурые, озабоченные, каждый занят своими проблемами и до других ему дела нет. Когда я по привычке подошел к служащей аэропорта, чтобы спросить что-то, она одарила меня ТАКИМ взглядом, что я устыдился, и отошел, чтобы не беспокоить Её Величество.


21 июля 2009, вторник - В Москве

Первый час пребывания в Москве после Европы для меня всегда является чем-то особенным. Всякие мелочи, которые не замечаешь, пока живешь здесь, бросаются в глаза. В первую очередь - это какая-то вечная спешка и напряженность в поведении людей. Таксисты в зале ожидания аэропорта набросились на нас как хищники, и когда я спросил у одного из них (просто для информации) сколько будет стоить довести нас до Казанского вокзала, он тут же решил, что я попался и вцепился в меня так, что я еле от него отвязался. А когда я, вопреки его уговорам, купил-таки за 500 рублей билеты на электричку до Москвы, он облил меня презрением. По его мнению, мне лучше было за 1800 рублей ехать на такси, чем за 500 рублей на электричке. Настроения мне его поведение не испортило, я ожидал чего-то подобного. Каждый раз, когда возвращаюсь в Россию, с чем-то таким сталкиваюсь.

Люди! Поймите, для чего я это говорю. Я не ругаю Россию, я просто показываю разницу. Мы, россияне, довольно-таки дикий народ. Это правда, и никуда нам от этого не деться. Дело ведь не в количестве денег, и не в правительстве, дело в нас самих. Никакой театр с балетом, никакая литература и прочие шедевры культуры (которыми у нас принято гордиться и считать доказательством нашей великой культуры), на самом деле, не делают нас лучше. Самое главное доказательство культуры - это то, как люди общаются между собой. А в этом плане нам еще ой-ой как далеко до Европы.

Приехав на Казанский вокзал, мы увидели как наряд милиции выгонял из вокзала бомжей и алкоголиков. Нет, никто никого не бил, но зрелище было неприятное. Самое печальное, что я, в целом, одобрял действия милиции - мне не хотелось находиться на вокзале рядом с этими воняющими типами, но мне было жалко и бомжей, которые должны были идти куда-то в ночь, и где-то там ночевать, в холоде и сырости (ведь шел дождь). Почему нельзя устроить рядом с вокзалом ночлежки? Почему Москва, этот богатейший город, не может позаботиться о людях, обитающих на его улицах? На это ведь нужно не так много денег.

Я думаю, это все следствие глобального неуважения друг к другу. Властям плевать на нас, обычных граждан, нам, в свою очередь, плевать на бомжей… Так и живем.

Все, хватит чернухи. Дальше было лучше. Переночевали мы на Казанском вокзале. Спать опять пришлось сидя. Впрочем, сном это назвать было трудно. Только стоит задремать, голова падает на бок, и ты просыпаешься. Милая легла спать на подоконнике, там было получше, но долго лежать на холодном камне она не смогла. Идти ночевать в гостиницу мы не могли - лишних денег у нас не было. Наше путешествие высосало все наши финансы. Кое-как переждали ночь, и рано утром отправились гулять по городу. Сидеть в креслах на вокзале было труднее, чем бродить по улицам, потому что стоило только сесть - и сразу начинало клонить в сон, а спать не получалось.

Утро было чистым и свежим. Приятная прохлада освежала наши задурманенные от недосыпания головы. Мы купили «Red Bull» и выпили. На час это подействовало - мозги стали соображать лучше. Но потом действие напитка закончилось. От нечего делать я подсчитал: «Red Bull» стоит 2,5 евро. Допустим, мы решили идти на яхте ночью. Это означает, что мы уходим утром, весь день идем, затем вечером Милая уходит спать (она в сумерках плохо видит, поэтому ночные вахты должны быть мои), и я должен буду сидеть на вахте до 6 часов утра. Мне надо будет примерно 8 банок «Red Bull»-а, чтобы не заснуть. Стоить это будет 20 евро. Примерно столько же стоит ночь ночевки в марине. Я могу провести ночь без сна. Но как получать удовольствие от такого режима?.. Наверное, нужно быть специально тренированным человеком («Штирлиц спал 20 минут»), чтобы быть способным жить в таком режиме. Я - не могу. Мне нужно нормально есть, нормально спать, нормально ходить в туалет - тогда я силен, бодр и принимаю верные решения. И это - я, мужчина. Что уж говорить о моей Милой? Ей ведь все это еще труднее, чем мне. Наверное, в яхтсмены-одиночки идут только те люди, которые способны мгновенно засыпать и быстро высыпаться. Может быть, это еще зависит от возраста - говорят, что чем старше человек, тем меньше у него потребность во сне. Мне же пока только 37 лет, и ночью я хочу спать.

На Казанском вокзале есть специальные автоматы, в которых можно обменять билет, купленный по Интернету, на обычный железнодорожный билет. Мы это сделали утром, когда открылись билетные кассы. Затем мы отправились в страховую компанию «Прогресс-Гарант», чтобы обновить страховку, которая нам необходима для подачи документов на визу. Страховка на 91 день, с коридором в год, обошлась нам на каждого по 2305,45 рублей. Затем зашли в столовую (я знаю одну хорошую и относительно недорогую столовую возле Кремля), и от души наелись. Я соскучился по простой русской еде: супу, котлетам и компоту. Купили в супермаркете продуктов для того, чтобы употребить их в поезде, и поехали на вокзал.

В три часа дня подали наш поезд. У нас было две верхних полки в купе, белье было уже постелено и мы со вздохом облегчения растянулись на койках. Я мгновенно заснул и не заметил, как приходил проводник проверять наши билеты. Я проспал несколько часов, и разбудило меня появление официантки из ресторана, которая спрашивала меня, что мы будем на ужин. Оказалось, что этот поезд - фирменный, и питание входит в стоимость проезда. Есть мне хотелось не меньше, чем спать, так что я стоически продержался полчаса, дожидаясь, пока нам принесут ужин, и, поев, снова мгновенно уснул. Спалось замечательно, несмотря на толчки и стук колес.

Кстати, я забыл рассказать вам: в Италии на рельсах нет стыков! Там рельсы сварены между собой. Я обнаружил этот факт, когда сидел на вокзале в Сибари и вначале не поверил своим глазам. Прошел вдоль перрона и убедился, что так и есть - стыки заварены. Наверное, у них перепады температуры не такие сильные, как в России, поэтому оставлять зазор между рельсами для компенсации теплового расширения нет необходимости. Поэтому в итальянских поездах трясет и качает меньше, чем в российских поездах. Но по сравнению с сидячим вагоном, в котором мы ехали до Рима, наш российский плацкартный вагон (а тем более - купе) - это просто невероятная роскошь. Справедливости ради надо сказать, что у итальянцев есть и спальные поезда, но я в них не ездил.

Фотографий не делали.


22 июля 2009, среда - Домой!

Мы весь день ехали на поезде, слушали аудиокниги, спали, смотрели в окно. Вечером приехали в город, где живут родители Милой. Мы будем жить здесь 20 дней, а потом поедем ко мне домой. Все, путешествие закончено.

ИТОГИ (суммарно по двум этапам - по каналам Франции и по морю от Франции до Италии).

Время: с 21 апреля по 9 июля, то есть 79 дней (последние десять дней, что мы простояли в Скьявонеа, ожидая открытия канала, я не считаю).

Пройдено: 1 875 миль. Среднедневной переход: 23,4 мили (при этом считаются и дни, когда мы стояли на месте).

Интересно сравнить: в прошлом году мы двигались 76 дней и прошли 1 238 миль, то есть среднедневной переход составлял 16,3 мили. В этом году мы двигались быстрее, прошли больше и при этом устали значительно меньше. Причин этого явления, на мой взгляд, четыре: во-первых, Средиземное море - это не Северное, тут ходить намного приятнее (тепло!), во-вторых, автопилот безупречно рулил всю дорогу, в-третьих, я установил картплоттер, в-четвертых, автопилот я подключил к картплоттеру, так что процесс руления стал полностью автоматическим. Все эти усовершенствования привели к ЗНАЧИТЕЛЬНОМУ облегчения процесса хождения на лодке. Фактически, из всех обязанностей на переходе у нас осталось только слежение за морем и настройка парусов.

Моточасы: 500. Количество моточасов приблизительно равно общему времени, проведенному в пути, так как под одними парусами мы шли редко - из-за слабых ветров, преобладающих летом на Средиземном море. И еще ведь мы целый месяц шли по каналам, где паруса было невозможно поднять. Но все-таки совсем без парусов идти не получилось бы, так как мотор стал тянуть заметно хуже, чем в прошлом году. Я оцениваю вклад мотора и парусов в скорость движения лодки примерно как равные.

Траты (в российских рублях, округленно): продукты - 52 000, топливо и прочие ГСМ - 35 000, стоянки в маринах - 28 000, билеты на поезда и самолет - 50 000, связь - 7 000, прочие расходы (разрешение на проход каналами, снятие-постановка мачты и т.п.) - примерно 10 000.

Фотографий нет.


Сообщение отправлено.