2008: из Швеции в Англию

По Северному морю: из Швеции в Англию или "Холодное лето 2008-го".
С 12 мая по 23 июля 2008 года (73 дня в пути).
Пройдено: 1 238 миль (в среднем - по 17 миль в день).

Яхта "Инфора", Швеция - Англия, 2008 год, 1 238 миль, 76 дней

11 мая 2008, воскресенье

Вчера казалось, что лето в Швеции уже наступило – был солнечный жаркий день, толпа шведов приехала в марину кататься на яхтах. А сегодня: температура 15 градусов, ветер северный, холодный, порывистый, 5-7 м/сек. Судя по метеокарте, к северу от нас проходит циклон. Он идет на восток, и надеюсь, нас не заденет. Завтра мы начинаем свое путешествие - идем на север, в Осло. На борту 3 человека: я (капитан), моя девушка (юнга-кок) и мой отец (старший механик). Планирую дойти до Осло дней за 10. Прогноз обещает вначале западные, а затем северо-восточные ветра умеренной силы, так что, думаю, без ветра мы не останемся. У отца билет на самолет из Осло на 23 мая, так что к этому времени нам надо быть там. Из Питера мы выехали 26 апреля, на автобусе, нагруженные вещами, как стадо верблюдов. Ведь мы с моей девушкой уезжали из Питера насовсем, теперь будем жить на яхте, возвращаясь в Россию только для получения виз. Удивительно, как много вещей накапливается, стоит только пожить на одном месте хотя

бы полгода. Моя милая не захотела расстаться с огромным алюминиевым казаном, подарком бабушки. И мы героически дотащили эту тяжесть до лодки, чему сейчас очень рады, потому что казан оказался очень удобен для приготовления пищи – у него толстые стенки, он медленно нагревается, хорошо держит тепло и вдобавок и него утопленная крышка, которая не может соскочить при крене. Доехав на автобусе до Хельсинки, мы сели на паром Вининг Лайн. Я взял нам целую каюту, в которой мы с комфортом разместились. Наши вещи заняли все свободное место, вынуждая нас лавировать между рюкзаками и тележками. Я, в который раз, подумал: где же все мы это будем размещать на лодке? Но на лодке мы все это постепенно куда-то разложили, и даже еще место осталось.

Паром прибыл в Стокгольм, оттуда мы на автобусе добрались до Гетеборга, а от Гетеборга (тоже на автобусе) до острова Черн, где в уединенной марине зимовала, стоя на берегу, моя лодка. Последний отрезок пути от автобусной остановки до марины оказался самым сложным, потому что нам пришлось тащить на себе все наши вещи. К счастью, нам попался какой-то швед на автомобиле, который помог нам довести наш багаж до марины.

Первое знакомство с лодкой оказалось для моей Милой весьма шокирующим: мы залезли на борт по приставной лестнице, я тожественно открыл вход, залез внутрь и потрясенно выматерился. Она заглянула внутрь вслед за мной и увидела картину полного хаоса: все пайолы подняты, ящики раскрыты, все загромождено какими-то вещами, а главное – внизу лодки плещется буро-желтая противная вода, в которой плавает полиэтиленовый мешок, как полуразложившийся труп крысы. Видимо, растаявший снег как-то просочился внутрь лодки и устроил этот маленький потоп. Ничего, мы откачали воду ручной помпой, вытерли все, протянули кабель, подключились к электричеству, включили нагреватель – и жизнь стала веселее. А на следующий день мы привели все в полный порядок, и на лодке стало жить хорошо и уютно.

Следующие 7 дней мы занимались подготовкой лодки к навигации. Надо было отремонтировать руль, покрасить корпус необрастающей краской, установить кингстон для забора забортной воды для камбуза. Уезжая из Швеции в прошлом году, я договорился с местным мастером, что он отремонтирует мне руль - у меня там шла трещина вдоль передней кромки. Швед обклеил мне руль стеклотканью на эпоксидке, мне осталось только прошпаклевать руль и покрасить. Швед обеспечил меня шпаклевкой и краской, бесплатно. А за ремонт руля я заплатил ему 8 025 крон (1 крона = 4 рублям). Я хотел вначале загрунтовать руль, а потом красить, но швед сказал мне, что это не нужно, поскольку эпоксидка устойчива к воде. Поэтому мы просто прошпаклевали руль, на следующий день – зашкурили

и прошпаклевали второй раз, а потом нанесли по три слоя эмали на надводную часть и необрастающей краски – на подводную. Кроме того, мы сделали дополнительные крепления для руля, чтобы он не мог выскочить вверх при ударе снизу. У меня руль навесной на транец и мне показалось, что шплинты, которые страхуют руль от перемещения вверх, ненадежные. Поэтому мы выточили из пластмассы специальные упоры и вставили их в места креплений. К рулю эти упоры никак не крепятся, он держатся только за счет формы и, дополнительно, при помощи гвоздя, вставленного вместо шплинта (я не нашел нержавеющего шплинта подходящего размера, поэтому пришлось использовать гвозди; думаю, за полгода гвозди не соржавеют, а потом, когда я вытащу лодку на берег, я заменю их на нержавейку). Борта лодки мы отполировали при помощи специальной пасты. Наносишь её на борт, даешь высохнуть, а затем трешь полировальной машинкой. Борта после этого начали блестеть, как зеркало. А сверху мы нанесли защитный слой воска, чтобы сохранить блеск надолго.

Я решил установить на камбузе дополнительный кран, для морской воды. Мы просверлили дырку в киле под кингстон, и я замерил толщину пластика – 17 мм. И это у лодки, в которой всего 7,5 метров длины. Установили кингстон, все хорошо – воду не сочится. Но рядом стоит старый кинстон, для забора воды для двигателя. Так вот если его подергать изо всей силы – он даже не шевелится, стоит, как каменный. А наш новый кинстон, если сильно подергать – чуть-чуть шевелится. Думаю, это мелочь, но все же интересно – почему старый кинстон стоит так прочно?

Наклеили название на борта лодки. Название я заказал в Питере вырезать из самоклеющейся пленки.

Обошлось мне это в 1600 рублей. Наклеили, лодка сразу приобрела другой вид, некую индивидуальность.

Шведы часто останавливаются и смотрят на мою лодку – не удивительно, у них ведь названия на лодках маленькие, еле разглядишь, а у меня – на полборта.

5 мая мы спустили лодку на воду. Ура! На воде жить гораздо приятнее – не надо лазить по лестнице на двухметровую высоту, волны мягко покачивают лодку, спать хорошо. Единственное, что стало плохо – теперь отец, когда просыпается утром, топает по палубе над нашими головами. Ходить потише он не может. «Слоновья болезнь» - так я это прозвал. Наконец-то мы смогли помыться. Установили стояночный тент над кокпитом, протянули туда шланг с водой с пирса, поставили электрический чайник. Наливаешь в чайник воды, включаешь, через две минуты он готов. Выливаешь в ведро, разбавляешь водой и моешься. Удобно. Моя женщина счастлива. Единственное, что ей не хватало для полного счастья – это возможности помыться (в марине, где мы стоим, душа почему-то нет). На следующий день мы занялись техослуживанием дизеля. Поменяли ему масло, цинковый анод, прочистили масляный фильтр, а затем заменили топливный фильтр. И после этого у нас начались проблемы: двигатель не хотел запускаться. Мы мучились с ним долго, понятно было, что это пузырек воздуха, который застрял где-то в топливной магистрали, но как его выгнать – мы не знали. Наконец я тщательно изучил инструкцию, мы проделали все, как там написано, выгнали этот злосчастный пузырек, и двигатель тут же запустился. На следующий день починили систему рифления на гике. В прошлом году я выхлестнул одну из веревок и первая полка рифов перестала браться. Чтобы устранить это, пришлось разобрать гик и влезть внутрь. Возни было много, но мы справились. Н-да, конечно, удобно рифиться одной веревкой, но если в море что-то сломается в этой системе – черта с два её там починишь.

Вечером вышли ненадолго в море. Подняли паруса, и пару часов покатались. До этого моя команда никогда не ходила на парусной лодке. Всем понравилось, особенно моей милой. Мы с ней выпили по глотку морской воды, в честь Нептуна. В одном месте я изрядно понервничал, потому что перепутал показания анемометра с показаниями эхолота. Поэтому сильно удивлялся, почему это глубины стали такими малыми: меньше 2 метров. В прошлом году я здесь ходил, глубины были 5-7 метров, и вдруг такие изменения. Оказывается, лебеди плавают с весьма приличной скоростью. Мы, когда выходили из марины, пристроились в кильватер одинокому лебедю. Мы шли под мотором, со скоростью 2-3 узла. И лебедь плыл примерно с такой же скоростью – мы с трудом его догнали. Он не взлетал, а упорно старался уплыть от нас. Потом ушел в сторону, дав нам дорогу, и недовольно захлопал крыльями, дескать, куда прёте, неучи. Пора в путь. На лодке еще много разной работы. Но все самое важное уже сделано. Сегодня поставим автопилот и электрическую трюмную помпу – это последние из серьезных дел, которые я хотел сделать до начала путешествия. Потом, в море, отец будет заниматься разными мелкими делами, я буду вести лодку, а моя милая – исполнять обязанности матроса и кока. Вчера она наварила огромную гору еду, чтобы в море не готовить, а только разогревать. На лодке есть холодильник, но он слабенький, поэтому мы положили все в киль, там прохладно. Я заранее приготовил для этого два высоких котелка с плотными крышками, в них удобно хранить пищу.

Помпу я купил самую мощную, которую нашел в магазине: на 14000 lph, то есть 230 литров в минуту. Потребляет она при этом 19 А, то есть моего аккумулятора на 150 амперчасов хватит часов на 7. Это будет аварийная помпа, а еще я хочу установить небольшую помпу для откачки малых протечек. В трюме мы установили автоматический выключатель, кингстон вывели в корму. Теперь, если вода появится в трюме, помпа автоматически включится и мигом все высосет. После установки помпы мне, как капитану, стало намного спокойней на душе. К сожалению, не смог настроить электронную картографию на ноутбуке. У меня естьBluechart Atlantic 9.5, на ноутбуке. Пока не подключаешь GPS – все отлично. Но как только втыкаешь GPS в USB-порт – сразу же карта меняется, все детали

пропадают, а в правом нижнем углу высвечивается надпись на желтом фоне: «Сведения о карте

закрыты». Вынимаешь GPS – карта становится нормальной. Черт его знает, с чем это связано. Ладно, пойду по обычным, бумажным картам. Недавно съездил в Гетеборг, купил там несколько атласов – один шведский, два норвежский и один датский. Они покрывают весь район от Гетеборга до Осло и север Дании. Сегодня завершим последние приготовления и завтра – в путь. Завтра я планирую пройти миль 20, потому будем стараться постепенно увеличивать дневные переходы. Наши текущие координаты: 58-00,36’ N, 011-42,01’ E.


23 мая 2008, пятница

Стоим в самом центре Осло, в месте, которое называется Aker Brygge, в Herbern

марине (N 59-54,428’ E 010-43,495’). Стоянка тут дорогая – 225 норвежских крон для

нашей 25-футовой лодки (1 норвежская крона = 4,83 рубля). Завтра будем уходить

отсюда, я нашел место в частной марине, где добродушный норвежец сказал нам, что одну ночь мы можем постоять бесплатно. Надо сказать, это не первый случай, когда нам удавалось стоять бесплатно. Фактически, пока мы шли от Гетеборга до Осло, нам лишь два раза пришлось заплатить за ночлег.

Просто некому платить! Приходишь в марину, швартуешься, подключаешься к электричеству, берешь воду – а заплатить некому. Я и ящики, или тарелочки какие-нибудь искал, куда можно бросить деньги – нет нигде. Но чем ближе к Осло, тем коммунизма меньше. За первую ночь в Осло мы заплатили 200 крон, за вторую и третью – по 225.

Зато тут есть душ и стиральная машина, а то в тех бесплатных маринах, где мы стояли, не было ни душа, ни горячей воды. А в одной марине (за которую, кстати, мы заплатили) не оказалось даже туалета! Вернее, он был, но почему-то работал только до 16 часов. А в другой марине туалет поймал нас в ловушку: впустил нас, а выпускать отказался. Он снаружи открывался, а изнутри – нет. Наверное, был сломан. Хорошо, что моя милая была в это время поблизости – он нас вызволила из заточения.

В путь мы двинулись 12 мая из Валхамн-марины (N58-00,35 E011-42,01). В Осло пришли 21-го вечером. Мы – это я, мой отец и моя милая. Я по наивности думал, что в день мы будем проходить миль 30-40. На деле оказалось, что больше 25 миль в день проходить не удается. За 6-7 часов в море устаешь изрядно. Мы шли так: просыпались часов в 8, завтракали и ждали ветра. Обычно с утра ветра не было, но ближе к обеду он появлялся. Мы выходили и шли часов 6, а затем заходили в какую-нибудь гостевую марину, обозначенную на карте, ужинали, осматривали окрестности и ложились спать. В середине пути устроили себе еще один дополнительный день отдыха – после входа в Осло-фьорд, где мы попали в волну и ветер 8-10 м/сек с колючим снегом. В тот день мы за 2-часовой переход так вымотались, как будто 50 миль отмахали.

На следующий день никуда не пошли, отдыхали.

Погода была во время перехода разная. Ветер был обычно слабый (до 2-4 м/сек), но пару раз раздувало до 10-12 м/сек. Прогнозы погоды я принимать не смог – слишком быстро они тараторят по-английски, ничего понять не могу. Впрочем, на мой взгляд, в шхерах плавать можно в любую погоду. Был у нас случай возле Люсечиля: мы шли по шхерам, все было нормально, затем вышли из шхер в море и попали в сильную болтанку. Волна 1-2 метра, крутит и кидает так, что в лодке все попадало и перемешалось. Часа 2 мы шли по такой дороге, затем я решил, что хватит, и повернул

обратно в шхеры. Зашли туда – и, как по волшебству, все изменилось – волны пропали, ветер стих, солнышко выглянуло. У меня не было заранее распланированного маршрута, о чем я сильно жалел. Потому что мне приходилось, придя из моря, вместо того, чтобы отдыхать, садиться за карту и придумывать маршрут на завтра, прочерчивать его на карте и забивать точки в GPS. Часа 3 у меня каждый вечер на это уходило.

У меня были шведские карты и норвежские. Шведские карты мне понравились больше, чем норвежские. На шведских картах, например, прочерчены рекомендуемые пути – очень удобно. Мне показалось, что шведские карты более точные, чем норвежские. На норвежских картах часто бывало, что какой-нибудь буй обозначен, а на самом деле его нет. И вообще, в навигационном отношении берега Швеции оборудованы гораздо лучше, чем норвежские. В Швеции если уж стоит, к примеру, зеленая веха, то нет никаких сомнений, что это ЗЕЛЕНАЯ веха – её издалека видно.

А в Норвегии часто вглядываешься-вглядываешься, но удается понять, какого цвета этот буй, только когда подойдешь к нему вплотную. Общее впечатление от похода: красиво и ХОЛОДНО. Не то, чтобы сильно холодно, но холодно. Температура была +5-10 градусов, в среднем. Мы одевались по полной программе: теплые штаны, свитер, футболку, непромоканец, перчатки, шапка. Мне-то было не очень холодно, а вот моя милая мерзла очень сильно. Но ничего, терпела все и не жаловалась, наоборот, находила силы восхищаться красотами вокруг.

Действительно, тут очень красиво. Скалистые берега обрываются прямо в море, глубины очень хорошие, поэтому проходим часто совсем близко к берегу, все отлично видно. На берегах стоят домики – небольшие, аккуратные. Птицы совсем не боятся человека. На одной из стоянок к нашей лодке подплыл лебедь и стал шипеть, требуя себе угощения. Мы бросили ему хлеба, и он после этого долго не уходил от нашей лодки, шипел и терся головой о леера, требовал добавки. А на другой стоянке мы видели диких уток с утятами, которые спокойно плавали между яхтами. На лодках тут многие держат собак – причем собак обычно больших. Я увидел тут какую-то породу овчарок, с очень красивой волнистой коричневой шерстью. В нашей марине, где мы сейчас стоим, они живут на нескольких лодках. В целом, плавание прошло без серьезных происшествий. Но для себя я сделал несколько важных выводов. Первый из них и самый важный: надо планировать маршрут заранее. Чем лучше ты подготовился до выхода в море, тем легче тебе будет там, в море. Вначале я прокладывал маршрут на следующий день так: просто прочерчивал линию пути на карте. И шли мы так: моя милая сидела на руле, а я держал перед собой карту и говорил ей примерно так: «Видишь вон ту зеленую веху? Держи на неё и оставь слева по борту. За ней будет два маяка справа и приметный знак слева. Мы должны пройти между маяками и знаком». На практике такой способ судовождения иногда давал сбои. Например, однажды мы огибали веху и за ней должны были повернуть в проход между островами. Обогнув веху, я увидел проход и скомандовал идти в него. Идем, а я думаю: «Какой-то узковатый проход. На карте, вроде, он шире». Прошли проход, и я говорю: «Ищите – справа должны быть желто-черно-желтая веха». Все ищут, а потом моя милая говорит: «Есть веха, но она не справа, а слева». И тут до меня доходит: там было два прохода: один ближе к вехе, другой чуть дальше. И я повернул в ближний. Ошибка эта произошла из-за того, что я еще не научился как следует соизмерять расстояние на карте с расстояниями на местности. Вообще, это самое важное, на мой взгляд, при плавании в узкостях: научиться определять на глаз расстояние до объекта и накладывать его на карту.

На третий день плавания я наконец-то открыл для себя прелесть плавания по GPS. :) Я стал забивать в GPS точки поворота, не всех

(потому что плавание в шхерах изобилует поворотами и забивать в GPS все точки заколебешься), а только тех, в которых у меня могли возникнуть

трудности. Но GPS я старался пользоваться как вспомогательным средством, только чтобы проконтролировать – туда ли я иду, а в основном шел по навигационным знакам. Исполнительную прокладку я не вел. Вести прокладку в шхерах – бессмысленно. Повороты там так часты, что нанести на карту каждое изменение направления движения лодки невозможно. В море – да, прокладка была бы полезна, я ощутил это, когда мы попали в волнение возле

Люсечиля и я стал искать подход к берегу, чтобы уйти в шхеры. Но как вести прокладку, когда ты сидишь на руле? У моей милой не хватало сил удерживать руль – так сильно колотило лодку. Да и мне ползать с транспортиром и параллельной линейкой по карте, когда лодку валяет с борта на борт, было бы очень непросто. При волнении даже когда просто начинаешь всматриваться в карту – и то подкатывает тошнота, начинает укачивать. А чтобы заниматься более тонкой работой с карандашом и линейкой нужно иметь особую закалку. В общем, нужен чартплоттер, однозначно. Ну, или хотя бы на ноутбуке надо настроить электронную карту. Займусь этим на днях, обязательно. Что еще было для меня сложным? Швартовки. Пока еще я не научился хорошо чувствовать свою лодку. Пару раз приложился я бортом о причал, ободрал борт. Последний раз – довольно сильно. Обидно было до слез. Полировал-полировал лодку, и вот тебе – царапины.

А здесь, в Herbern марине, мы вначале пришвартовались к внешней стороне бона, лагом. Пришвартовались, и я пошел искать хаба-мастера. Он сказал мне, чтобы я перешвартовал лодку на мертвый якорь внутри марины. До этого мы еще ни разу не вставали на «мертвяк». Я проинструктировал команду, что будем делать: отец остался на причале, чтобы ловить нос лодки, я должен был провести лодки рядом с «мертвяком», а моя милая – продеть крючок с швартовом в кольцо на верху «мертвяка», затем я направлю лодку к причалу, моя милая травит швартов, привязанный к «мертвяку», а отец ловит нас на причале. Вроде бы, все просто.

На деле получилось иначе. Подходя к намеченному мной «мертвяку», я понял, что не могу, пройдя его, повернуть к причалу – радиус циркуляции лодки больше. Поэтому я скомандовал цепляться к другому мертвяку. Моя милая, стоя возле вант, лихо продела крючок через кольцо на «мертвяке», я направил лодку к причалу. Все шло хорошо до тех пор, пока не кончился кормовой швартов. Хоть у меня он и длинный – 10 метров, но поскольку я прицепился к иному «мертвяку», чем было задумано, мне не хватило его, чтобы дойти до причала. Я бросился на нос, чтобы кинуть отцу носовой швартов. Кинул, но он был заложен слишком коротко (ошибка! надо было закладывать его за самый кончик) и не долетел до причала. Тем временем лодку начинает сносить на стоящий рядом дорогущий катер. Я ору: «Береги борта!» и моя милая начинает отпихиваться от этого катера, а сам я бегу на корму и включаю передний ход, думая при этом: намотается или нет на винт кормовой швартов? Лодка идет вперед, но кормовой швартов опять натягивается, и мы не можем подойти к причалу. Я кричу милой: «Отцепи носовой швартов и кинь конец отцу!» Она это делает, бросает – раз, другой, третий – но у неё не хватает сил или сноровки добросить конец до причала. А я в это время сижу на руле, маневрирую, чтобы не дать лодке навалиться на соседние катера. К счастью, в это время у отца кончается терпение, он пробирается по борту катера к нашей лодке, берет из рук милой носовой швартов, сходит с ним на берег, начинает тянуть, и… швартов соскальзывает с носа лодки и падает в воду! Он был не заложен за утку!.. Пришлось начать все с начала: заложить новый носовой швартов, подать его отцу, забравшемуся на чужой катер, затем нарастить кормовой швартов и, наконец, нам удается пришвартовать лодку. Мне было очень стыдно перед норвежцами за такую швартовку, но недолго: скоро я убедился, что многие из них на швартовке тоже не блещут мастерством. Это меня немного ободрило, а то как-то совсем грустно стало.

Но, несмотря на все эти досадные происшествия, с лодкой и людьми на борту ничего не случилось, и я довел яхту до Осло. Теперь собираюсь в обратный путь – до Копенгагена. Отец улетел, мы остались на яхте вдвоем – я и моя милая. Послезавтра планируем уходить из Осло. Сегодня походили по Осло, посетили Frogner парк, затем купили продуктов, нашли, где можно заправиться топливом. Удивительно, но тут цены на дизтопливо на автомобильных заправках выше, чем на заправках для катеров (14 крон против 11 крон). Хочу завтра посетить музеи Кон-Тики, Фрама и Норвежский Морской музей. И на этом культурную программу посещения Осло будем считать выполненной. Пора идти дальше. Норвегия, надо сказать, понравилась мне меньше Швеции. В Швеции все гораздо более аккуратно, цивилизованно, надежно. Помню, как меня удивил вид первой гостевой марины, когда мы пришли в Норвегию (возре Фредрикстада): какой-то невзрачный короткий деревянный причал. После шикарных гостевых марин Швеции эта выглядела очень убого. В Норвегии как-то больше разной разрухи, и люди какие-то менее дружелюбные, многие курят (в Швеции встретить курящего человека довольно трудно). Цены на продукты в Норвегии повыше, чем в Швеции (хотя и в Швеции не дешево).

Нормального Интернета на всем пути от Гетеборга до Осла нам найти не удалось. Несколько раз ловились какие-то слабые WiFi-сети, удавалось отправить почту, но не более того. Только здесь, в Herbern-марине появился нормальный Инет. Поэтому в следующий раз сообщу о себе, наверное, только когда приду в Копенгаген. Хочу сказать несколько слов об автопилоте. Это замечательнейшая вещь! Мы установили его несколько дней назад и оценили сейчас по достоинству. Сидеть постоянно на руле – занятие утомительное. А сейчас – красота: задал автопилоту курс, и он рулит точно по компасу. У меня Raymarine 2000+. Отдельное слово благодарности моей милой. Она проявила себя очень хорошо в этом походе. До этого она ни разу не была в море на яхте, но быстро осваивает морскую науку. Никогда не жаловалась, стойко переносила все невзгоды и постоянно говорит мне, что ей все очень нравится.


3 июня 2008, вторник

Мы снова в Валхамн-марине (N 58-00,37’ E 011-42,02’). Отсюда мы начали свое движение в Осло, сюда же и вернулись через 22 дня. Встали на то же самое место, откуда стартовали. Первый этап завершен. Пройдено 325 миль, то есть средняя скорость движения –15 миль в день. А если учесть, что 7 дней мы стояли на месте, то средняя скорость получается примерно 22 миль в день. В Осло мы шли 9 ходовых дней, а из Осло - 6. Максимальный переход составил 35 миль.

325,0
ДатаОтходПриходВремя движенияПройдено по лагу (миль)Примечание
12.05.200814:3019:455:1518,8
13.05.200811:3019:308:0025,6
14.05.200813:3019:306:0024,3
15.05.200810:3017:206:5023,9
16.05.200811:5018:156:2518,7
17.05.20089:3512:553:2011,7
18.05.2008Стоим в Furuholmen
19.05.20089:1015:306:2025,0
20.05.200811:5018:106:2014,0
21.05.200815:2021:306:1012,9
22.05.2008Стоим в Осло
23.05.2008Стоим в Осло
24.05.2008Стоим в Осло
25.05.2008Стоим в Осло
26.05.20089:3017:508:2015,9
27.05.2008Стоим в Husvik
28.05.2008Стоим в Husvik
29.05.200815:1522:307:1519,9
30.05.200812:050:4012:3534,4
31.05.20089:4019:109:3021,7
01.06.200812:3022:3010:0030,4
02.06.200812:0020:508:5027,8

Дальнейшие планы: Гетеборг, Копенгаген, Кильский канал, Северное море и далее - вдоль побережья в Англию. Я недавно подсчитал (наконец-то) сколько нам надо пройти до Англии и получилось: 1000 миль. Поскольку до окончания шенгенских виз нам осталось 50 дней, то в день надо проходить не меньше 20 миль. Поэтому мы будем стараться проходить в день миль по 30, чтобы накопить резерв времени. Я думаю, мы постепенно перейдем к суточным переходам: то есть выход часов в 15, затем идем сутки, в 15 часов швартуемся, спим, осматриваем местные достопримечательности и, на следующий день – опять суточный переход. Так удастся проходить гораздо больше – миль по 60. Главное при этом – избежать ночных швартовок. Я уже пробовал ходить ночью: 30 мая мы вышли в 12 часов и, пройдя 35 миль, пришвартовались в 00-40. В общем-то, ничего сложного в этом переходе не было, за исключение швартовки. Нам пришлось заходить в гавань ночью, причем в самое темное время (оно здесь между 0 и 2 часами ночи, в 3 часа уже достаточно светло). Хорошо, что мы уже стояли раньше в этой гавани, когда шли в Осло, и хорошо, что гавань была оборудована створными огнями. GPS в такой ситуации бесполезен, потому что не дает необходимую точность. Очень пригодился мощный фонарь-прожектор, с которым моя милая сидела на носу и освещала мне причал.

Обратный путь из Осло был совсем не похож на путь туда. Погода наладилась, стало тепло и даже жарко – температура держалась в районе 20-30 градусов. Мы начали постепенно освобождаться от вороха надетой одежды, вначале загорели, а затем и обгорели на солнце. Ветра было мало, приходилось часто включать двигатель, чтобы укладываться в намеченный график – 20 миль в день. При скорости ветра 3 м/сек лодка идет 3 узла. Похоже, скорость движения моей лодки в узлах примерно равна скорости ветра в метрах в секунду. У нас начались проблемы с автопилотом, что нас очень огорчает, потому что автопилот – крайне полезная вещь. Если рулить вручную, больше 6-8 часов идти не удается – устаешь. А с автопилотом можно идти и сутки, и больше без особого напряжения. Проблемы с автопилотом начались с того, что он начал странно поскрипывать. А потом вдруг остановился и перестал работать – жужжит, а шток не двигается. Я разобрал его и увидел, что слетел приводящий ремешок, идущий от электромотора на шестерню. Я надел ремешок и автопилот заработал. Но после этого мне приходилось раз-два в день производить такой ремонт. Я по-разному пытался избавиться от этой проблемы, ничего не получалось, пока, наконец, автопилот окончательно не отказался работать. Тогда я разобрал его полностью и обнаружил, что гильза, в которую упирается ось ведущей шестерни, износилась и там образовалась прорезь, в которую ось временами соскальзывает, из-за этого её клинит и ремешок слетает. Я повернул гильзу немного наискось и проблема пока исчезла – не знаю, надолго ли. Прошло два дня после последнего ремонта, автопилот работает пока без сбоев, посмотрим, что будет дальше.

В чем причина преждевременного износа гильзы – я не знаю (автопилот-то новый, поставлен всего 2 недели назад). Может быть, заводской брак, а может это следствие того, что мы поставили автопилот не совсем так, как написано в инструкции. Там написано, что автопилот должен быть перпендикулярен румпелю, но мы не смогли его так поставить, и у нас он отклонен немного назад. Ладно, посмотрим. Если гильза продолжит изнашиваться, значит, наверное, это все-таки из-за неправильной установки. Я, кстати, не понимаю, почему эту гильзу сделали из латуни, в то время как ось шестерни – стальная. Ведь стальная ось просто-напросто прорежет мягкую латунь – что мы и увидели на практике. А может, это действительно брак при сборке, потому что шестерня эта слегка качалась, когда я его в первый раз разобрал. А сейчас, когда я собрал автопилот заново, шестерня не качается, стоит прочно. Может быть рабочий, который собирал автопилот, поспешил и не посадил шестерню точно в гнездо. По крайней мере, я надеюсь на это. Очень не хочется остаться без автопилота. Если этот автопилот сдохнет, придется срочно покупать другой. Еще одна проблема, которая меня беспокоит – то, что из двигателя стала капать какая-то желтоватая жидкость. Думаю, это не масло, потому что уровень масла в картере и в коробке я проверяю каждый день. Я думал, это топливо подтекает, но потом обнаружил, что капли капают откуда-то со стороны системы охлаждения. Но почему тогда они желтые, если это вода? Не понимаю. Может – ржавчина изнутри двигателя окрашивает воду в желтый цвет? Пробовал воду на вкус – маслянистая, не похожа на морскую. Подтянул гайки на системе охлаждения – вроде, помогло, но не намного, продолжает сочиться. За день примерно литр набегает. Когда двигатель не работает, ничего не сочится. Если у кого есть идеи – посоветуйте что-нибудь. Двигатель Yanmar SB8G.

Из Осло мы ушли 26 мая, утром. Ветра не было вообще, шли под мотором, потом поднялся легкий ветерок и мы подняли паруса. Надо сказать, Осло-фьорд представлялся мне более оживленным местом. Тут очень мало ходит больших судов – один - два в день. Зато много яхт и катеров, которые снуют в разных направлениях. Мы не спеша шли, рассматривая окрестности, пока ветер не стих окончательно. Тогда мы пришвартовались к какой-то бочке и стали загорать (в прямом смысле). Прождали часа 3, и, так и не дождавшись ветра, включили двигатель и пошли под мотором. Пришли в Husvik (N 59-40,68’ E 010-37,40). Там большая марина (есть яхтенный магазин и ремонтные мастерские), но какая-то неухоженная – причалы разболтанные, скрипят, деревянный настил перекосился. Какой-то парень сказал нам, что мы можем стоять бесплатно, что мы и сделали. Вообще, на пути в Осло нам пришлось заплатить за стояки два раза, а на обратном пути – три. Постепенно, с наступлением тепла, начинается местная яхтенная жизнь, и хозяева марин начинают брать деньги. У норвежцев есть странный обычай – запирать туалеты на ночь. Почти во всех маринах, где мы стояли бесплатно, туалеты запирались, и попасть в них невозможно. А в Швеции туалеты нигде не запираются – и это главное отличие для нас Швеции от Норвегии. :) Еще одно отличие этих двух стран: в уровне благоустройства. В Швеции этот уровень, на наш взгляд, выше, чем в Норвегии: везде проложены дорожки, аккуратно заасфальтированы или выложены камнем, стоят скамейки, столики, причалы ухоженные, дома покрашенные и вообще все содержится в полном порядке. Хотя уровень благосостояния людей, как я слышал, в Норвегии выше, чем в Швеции, тем не менее Швеция выглядит более ухоженной и удобной для жизни страной. Интернета не было почти нигде. Зато везде есть электричество и вода. Про туалеты я уже сказал – они есть во всех маринах, но в Норвегии на ночь почему-то запираются. Душа не было нигде, кроме Осло. И стиральную машину нам удалось найти только в Осло. Сушка почему-то не работала, поэтому нам пришлось сушить белье на лодке, развесив на леерах и стаксель-шкотах.

В Husvik мы простояли 2 дня – ждали попутного ветра, не хотелось тарахтеть двигателем. Не дождались, пошли вперед, против встречного ветра. Лавировать нам не хотелось, поэтому просто шли под мотором. Встали на ночлег в гавани к югу от Мосса (N 59-23,16’ E 010-39,20). Похоже, это не гостевая гавань, а частная, но визитеров они тоже принимают. Ночлег стоит 200 крон. Есть душ (нужно бросать монетки по 10 крон – течет горячая вода 4 минуты), туалет (которые, как ни странно, запирается на ночь, а ключа нам не дали). Есть Интернет, пароль доступа: 1234567890. Марина довольно тесная и свободных мест мало даже сейчас, а летом, думаю, вообще не будет. На следующий день (30 мая) мы совершили марш-бросок в 34 мили. Хотелось быстрее уйти из Норвегии и попасть в Швецию по двум причинам: во-первых, у меня кончились норвежские деньги, а во-вторых, в Швеции как-то уютнее. Ветер всю дорогу то появлялся, то пропадал, и тогда мы включали двигатель. Когда начало темнеть, я провел совещание с матросом (моей милой), и мы решили идти дальше. Небо было ясное, море спокойное, дул хороший попутный ветерок, гавань, в которой нам предстояло швартоваться, была нам знакома - жаль было упускать такие обстоятельства, чтобы попрактиковаться ходить ночью. Как я уже говорил, само ночное плавание трудностей не вызвало. Ориентироваться по огням маяков даже проще, чем днем и огни судов хорошо видны. Один раз только я заволновался, когда прямо на нас пошел паром. Но прямо за мной были острова, и я решил, что не может же паром идти прямо в берег, поэтому стал просто ждать – и действительно, паром вскоре повернул вправо. В гавань (N 58-53,62’ E 011-02,924’) мы входили по створным огням – вначале по зеленым, затем по красным. Гавань освещена несколькими фонарями, но все равно причалов не видно, непонятно куда швартоваться. Хорошо, что я был тут раньше и знал, где находится гостевой причал. Мы пошли к нему и метрах в 100 от него осветили его нашим фонарем-прожектором. У причала стояло штук 8 яхт, пришвартованных лагом друг к другу, но там было и свободное место у стенки, куда мы и пришвартовались. Был час ночи, пока мы прибрались на лодке, пока поужинали, прошло еще часа 2, легли спать около 3. А на соседних лодках, связанных бортами, была какая-то молодежь из Норвегии, которая до утра тихонько буянила (слушала музыку и пила пиво). Нам она не мешала.

В 9 утра нас разбудил хаба-мастер, постучав в борт. Взял с нас 100 крон за ночлег. Поскольку шведских денег у меня не было, я дал ему 20 евро и он дал мне сдачу 40 крон. Ложиться спать уже не имело смысла, мы умылись, позавтракали и пошли дальше. Ветер, как и вчера, то появлялся, то исчезал. По меньшей мере, половину пути мы прошли под мотором. Пришвартовались в гавани Fjallbacka (N 58-35,85’ E011-16,81’). Очень приятное место. Маленький уютный городок, застроенный красивыми домиками, большая марина с множеством свободным мест, есть банкомат (я наконец-то обзавелся шведскими деньгами), заправка (купил дизтоплива) и большой супермаркет (купили наконец-то молока). Кстати, по поводу молока. Удивительно, но я не смог найти ни в Швеции, ни в Норвегии молока, которое можно было бы хранить не в холодильнике. В России такого молока – навалом. Практически, всё молоко в термоупаковках может храниться при комнатной температуре по нескольку месяцев. А тут молоко в таких же упаковках прокисает уже через 2-3 дня, независимо от того – открыто оно или закрыто. Это для нас действительно проблема, потому что молоко мы оба любим, а хранить его на яхте, получается, нельзя. Если бы удалось найти стерилизованное молоко, я бы купил сразу упаковок 20. Вообще, надо заметить, что для нас сейчас все большее значение приобретают вопросы кулинарии – что приготовить, где купить продуктов, как их хранить. Хочется ведь вкусненького, а для того, чтобы приготовить вкусненькое, нужны продукты. На яхте есть холодильник, но он слабенький, а для мяса вообще ведь нужен морозильник. Я вспоминаю родную советскую тушенку и сгущенное молоко – эти два продукта я бы взял сейчас по ящику. Крайне полезная вещь. А тут их купить невозможно. Консервированное мясо продается какое-то, но что это за мясо, сколько оно хранится – непонятно. Все ведь по-шведски написано, стоишь и гадаешь – что это за продукт, как его употреблять? Поэтому вопросы хранения молока и мяса приобретают для нас все большую и большую значимость. С благодарностью приму любые советы на эту тему. Если кто знает адреса магазинов на нашем пути, где мы можем отовариться мясными консервами и сгущенкой – пожалуйста, сообщите.

За ночлег в Fjallbacka с нас ничего не взяли. Контора хаба-мастера закрыта, сквозь стеклянную дверь видно, как там стоят какие-то ящики с краской. Я бы с удовольствием остался в этом городке еще дня на 3, но надо было выполнять график и мы пошли дальше. Я хотел заночевать в Gullholmen, потому что коллега FistMate с форума хвалил его в своем отчете. Для этого нам надо было пройти 30 миль. Как всегда, ветер то появлялся, то пропадал. Правильно мне говорили: «В Швеции – маловетренно». К концу дня ветер стих окончательно, и мы шли под мотором. Закат был великолепный, вода, освещенная уходящим солнцем, переливалась тысячами оттенков. Я сидел, опершись спиной о комингс кокпита, автопилот негромко жужжал временами, рядом со мной сидела любимая женщина, и я был в тот момент абсолютно счастлив. Как Гоша из «Москва слезам не верит», только мне, в отличие от него, хотелось не стакан газировки, а чтобы появился попутный ветерок. В Gullholmen (N 58-10,67 E 011-24,26’) мы пришли в половине одиннадцатого вечера. Действительно, очень красивое место, как и говорил FistMate. Аккуратные маленькие домики, обступившие со всех сторон гавань, в которой стоит множество яхт и катеров. За ночлег заплатили 200 крон. Хаба-мастер подошел к нашей лодке утром, часов в 9 (я видел), но не стал стучать, чтобы нас не будить, а подошел еще раз попозже, часов в 11, когда увидел, что мы проснулись.

Мы позавтракали и вышли, в 12 часов. Это был первый день после выхода из Осло, когда наконец-то появился хороший ветер. Мы прошли все намеченные 25 миль под парусами, даже в марину зашли под парусами и пришвартовались, не включая двигатель. Это была моя первая самостоятельная швартовка под парусами. Я бы не стал заходить в незнакомую гавань под парусами, но это же была моя родная Валхамн-марина, где я прожил в общей сложности почти 3 месяца, я тут все знаю, да и ветер был благоприятный – в галфвинд. В общем, все прошло благополучно – грот я убрал заранее, в гавань заходили под стакселем, который я постепенно сворачивал, уменьшая его площадь, а метрах в 10 от причала убрал совсем и мы подошли к причалу со скорость меньше узла. Моя милая выпрыгнула с носа и остановила яхту. Всё. Мы дома. Действительно, было ощущение, что мы вернулись домой. Всё тут такое знакомое, понятное. Я знал, что утром увижу Яна (хозяина марины), спрошу, могу ли я остаться здесь на день (он, конечно, согласится), спрошу, сколько я должен ему заплатить за ночлег (он скажет: ничего), я покажу ему карту с нашим маршрутом и он скажет по-русски: «Молодец». Так оно все и вышло – на следующий день.

Обратный путь из Осло в Валхамн оказался для меня намного легче, чем путь туда. Я уже почувствовал в себе уверенность – может быть, пока еще преждевременную. Я понял, что я могу привести лодку туда, куда мне надо и могу управлять ею в довольно сложных обстоятельствах (волна, ветер, снег). Были мелкие происшествия: оторвался гика-шкот от гика (разогнулась скоба). Мы в тот момент были увлечены процессом приготовления чая и даже не заметили, как это произошло. Я только когда тень от паруса ушла в сторону, и меня осветило солнце, поднял голову и увидел с удивлением, что гик болтается возле вант. Ничего, поймали гик, подвязали гика-шкот веревочкой. Так и идем пока. Новую скобу пока не купили – негде. Еще начали почему-то отлетать ползуны с грота. Уже два вылетело – один мы подобрали, а второй улетел в воду. Грот новый, ему еще года нет.


8 июня 2008, вторник

Встали в 7 часов. Поели, залили воды в бак (пришлось таскать воду ведрами через катер, к которому были пришвартованы, потому что шланга для набора воды мы в этой марине не нашли) и пошли к шлюзу. Перед шлюзом пришвартовались и немного подождали. В 9-30 нас отшлюзовали. В шлюзе мы встали впереди всех, перед выходными воротами – и это было ошибкой. Когда заполняли водой шлюз, потоком воды нас сильно стало крутить и разок крепко ударило бортом о бревно, которое на цепях плавает там у стенки. Потом, выйдя из шлюза, мы целый день шли, гнались за другими яхтами. Хотя у нас скорость была 5,5 узла, мы от них все-таки постепенно отстали. Поэтому возле Додрехта они успели проскочить через железнодорожный мост, а мы – нет. Мост закрылся, и нам пришлось зайти в яхтенную гавань, расположенную за поворотным мостиком, который приводила в движение вручную какая-то девушка. Первоначально я хотел просто подождать здесь до следующего открытия железнодорожного моста, но пока мы сходили в город, купили карты на остаток пути, продукты, скачали прогноз погоды – наступил вечер. И мы остались на ночь. Стоянка стоит 7 евро.

Додрехт – красивый городок. Нам он понравился гораздо больше Амстердама. Вообще, маленькие городки Голландии – это просто загляденье. Милые, аккуратные, насквозь пропитанные стариной. Рядом с нашей мариной в Додрехте стояла башня, на которой каждый час играли старинные часы. Мостовые в Додрехте выложены старым кирпичом. Интересно, в каком веке его укладывали? Погода весь день была плохая – лил дождь, было холодно, ветер был встречный. Я радовался, что мы идем каналами, а не открытым морем. Там было бы совсем неуютно.


9 июня 2008, среда

В 9-13 мы прошли железнодорожный мост, который не смогли пройти вчера, и потом весь день шли, шли, шли… Шли под мотором, потому что ветер был встречный, лишь изредка поднимали стаксель. На ванты я повесил черный конус вершиной вниз – чтобы к нам никто не придрался из-за того, что мы идем под мотором и под парусами, но никак это не обозначаем. У многих тут такие конусы висят. Почти весь день лил дождь – то слабый, то сильный. Наши непромоканцы оказались промоканцами. За день непрерывного поливания водой они постепенно стали влажными изнутри. Мосты, мосты, мосты… Как они надоели! Конечно, хорошо, что мы пошли каналами, а не морем – потому что в море идти с такой скоростью против ветра мы бы не смогли, но разводные мосты, перед каждым из которых приходилось швартоваться и ждать – честно скажу, надоели. Было так же несколько шлюзов. Когда входили во второй шлюз, там уже было набито битком яхт. И на входе перед шлюзом зеленый огонь сменился красным. Я решил, что это сигнал для нас, что заходить нельзя и повернул обратно. И тогда нам по нам по громкоговорителю сказали что-то по-немецки. Мы поняли только одно слово: «Инфора» и увидели, что для нас зажгли зеленый огонь. Это было приглашение войти в шлюз. Мы вошли, и отшлюзовались вместе с другими яхтами.

Остановились на ночь мы на входе в канал Kanaal door Walcheren – последнем канале на нашем маршруте. У входа в канал расположен городок Veere Городок совсем маленький, но имеет несколько гаваней. Мы вначале сунулись в гавань в центре города. Вошли туда, но не нашли свободного места и пошли обратно. Нашли себе место в гавани, расположенной прямо в канале, у входа (N 51-32,85’ E 003-40,27’). Я вначале не хотел туда вставать, думал, что волна от пароходов будет мешать спать, но оказалось, что пароходы, при подходе к шлюзу, двигаются очень осторожно, и волны от них почти нет. Так что выспались мы спокойно.

Пришвартовавшись, я первым делом пошел искать электричество – оно нам было нужно, чтобы просушить одежду. Нашел, но неизвестно было, какой мощности тут предохранители, поэтому нагреватель мы включили на минимум мощности – 0,5 кВт. Подняли тент над кокпитом, развесили там нашу мокрую одежду и направили на неё поток воздуха от нагревателя. Можно было бы, наверное, включить его и на большую мощность, но мы боялись рисковать – если предохранители вырубятся, включить их – проблема, потому что тут, в Голландии, почему-то ящики с предохранителями запираются на замок и если электричество вырубается, нужно идти к хаба-мастеру и просить его включить предохранители обратно. Прошли за день 52,4 мили.


12 июня 2008, суббота

Решили постоять этот день на месте, в Брескенсе. Ветер по-прежнему встречный, 8-10 м/сек. Завтра обещают ослабление ветра, вот завтра и пойдем. Купил набор сигнальных ракет – 2 красных фальшфейера и 2 оранжевых дымовых шашки – за 2 500 рублей (в пересчете на наши деньги). Офигеть. Да, яхтинг – спорт миллионеров. Ракеты я купил потому, что мне ночью приснился сон про то, как мы пересекаем Ла-Манш. И большой черный пароход идет прямо на нас, и в рубке никого нет. Проснулся в холодном поту и решил, что надо купить свежие ракеты – в случае чего, запущу ракетой в пароход, чтобы он меня увидел. И купил вот этот набор ракет, а оказалось, что там парашютных ракет нет, только фальшфейеры. Придется купить отдельно еще парочку парашютных ракет. У меня есть ракеты (достались от прежнего хозяина лодки), но им столько лет, что даже дата изготовления от старости стерлась.


17 июня 2008, вторник

Ушли из Копенгагена. По совету датского капитана, пошли на запад, проливами между островами, а не на юг и дальше - морем, как хотели вначале. Последующие дня показали, что это было правильное решение: между островами волны, по крайней мере, сильной не было. Представляю, что творилось в это время в море. Вечером этого дня пришли в Kalvehave (N54-59,655’ E 012-09,933’). Пройдено 53 мили. На сегодняшний день это наш рекорд дневного переход. За стоянку с нас взяли 90 крон. К нам на причал подъехал на велосипеде хаба-мастер, с сумкой, в фуражке и куртке, похожий на почтальона.


16 июня 2008, понедельник

Мы в Копенгагене, пришли сюда 13 июня. Завтра, если дождь прекратится, идем в Киль. Погода тут неважная: то солнце, то дождь – и так всю неделю. Сейчас вот сижу на площади в центре Копенгагена, где есть WiFi, прикрылся зонтиком и лажу в Инете. Мы стоим в самом центре, в небольшой круглой гавани, прямо рядом с Русалочкой. Вокруг бродят толпы туристов, фотографируются на фоне яхт, залазят на камни, на которых сидит Русалочка и, довольные, её лапают. Марина неплохая, есть все удобства (душ, стиральная машина), но довольно дорогая - за свою лодку за 3 дня я заплатил 475 датских крон (63 евро). Причем плату тут берут в зависимости от ширины лодки, а не от её длины (потому что гавань – круглая и лодки стоят по периметру, на мертвых якорях, уткнувшись носами в причал). Моя лодка: 2,5 метра ширины и поэтому с меня взяли по минимальному тарифу. Больше 2,5 метра – уже цена выше. Координаты марины: N 55-41,62’ E 012-35,99’. Код замка от туалета: 1346#. Есть Интернет (пароль: llbanker), но он работает он плохо, поэтому мы ходим на площадь Kongens Nytory (координаты: N 55-40,82’ E012-35,16’ ) - там вокруг памятника стоят скамеечки, и есть отличный свободный WiFi. Электричество в марине тоже выдается забавным образом – на столбике есть несколько розеток, а возле каждой розетки счетчик, который показывает (по всей видимости), сколько еще электричества можно из этой розетки взять. Чтобы добавить электричества в розетку, надо купить специальную карточку и засунуть её в щель рядом с розеткой. Мы, когда пришли, подключились к розетке, где на счетчике было 27 (непонятно чего). Сейчас осталось 3. Что будет, когда счетчик дойдет до нуля – не знаю. Может быть, электричество кончится, а может, и нет. Чтобы попасть в центр Копенгагена, надо пройти через морской порт. Мы пошли через северный проход, который огражден двумя большими конусообразными светящими знаками – зеленым и красным. Но, подойдя поближе, увидели надпись возле одного из знаков о том, что яхты должны следовать другим проходом, который расположен южнее и называетсяLynettelobet. Но нам уже некогда было разворачиваться: во-первых, на нас шел огромный паром, сопровождаемый буксиром, а во-вторых, мы незадолго до этого пережили борьбу со стихией, и нам хотелось скорее попасть в тихое место.

На подходе к Копенгагену (в 1 миле от входа в порт) набежала большая черная туча, и на нас дунуло - 12-14 м/сек. Хорошо, что стаксель я убрал заранее и грот зарифил на две полки. Тут же развело волну, небольшую, но злую и пошел мелкий колючий дождь. Дождь – это оказалось самым трудным, потому что он заливал глаза. Приходилось постоянно протирать глаза, чтобы хоть что-то увидеть. Протрешь глаза – и секунду-две что-то видишь, потом опять слепнешь. Хорошо, что огни маяков горели ярко – без них я бы не знаю, чтобы делал. GPS в такой ситуации бесполезен: во-первых, точность его недостаточная (плюс/минус10 метров – этого вполне хватит, чтобы сесть на камни), во-вторых, дождь заливал экран и разобрать что-либо на нем было очень трудно. Минут 30 нас мотало вот таким вот образом. Я развернул лодку носом на ветер и сдернул грот. Оказалось, что под мотором (10 л.с.) против такого ветра и волны идти невозможно. Хорошо, что нам не надо было против ветра – мы потихоньку пошли, наискось к ветру и волне, по направлению к входным воротам в порт. Когда подошли, туча прошла, ветер стих, выглянуло солнце, все вокруг заблестело. Подошли к гавани, пришвартовались, поели и завалились спать. Как приятно после трудного перехода прийти, наконец, в безопасное место и лечь спать! Переход был непростой для меня – погода была неустойчивая, облака покрывали почти все небо, ветер то усиливался до 10-12 м/сек, то ослабевал почти до нуля. Приходилось постоянно то рифиться, то, наоборот, отдавать рифы. Копенгаген нам понравился – приятный городок. Сегодня бродили по нему, делали фотографии. Зашли в Круглую башню, на вершину которой Петр Первый заехал в карете. Там, внутри, идет спиральный пологий подъем, достаточно широкий и высокий.

Много велосипедистов вокруг, но тут надо быть внимательным и соблюдать правила движения. У нас есть велосипед, мы поездили на нем по городу и нам несколько раз делали замечания. Например, я остановился на велосипедной дорожке, сижу на велосипеде, изучаю карту. Оказывается, так нельзя. Остановился – сойди с дорожки на тротуар. А по тротуарам ездить нельзя, можно только вести велосипед рядом с собой. И надо смотреть, в какую сторону разрешено движение по велосипедной дорожке – влево, вправо, или в обе стороны. В общем, запугали нас датчане своими придирками, и мы отказались от идеи взять напрокат велосипеды и покататься по городу.

Мы вышли из Валлхамн-марины 4 июня, и пошли на юг, вдоль побережья. Останавливались в Гетеборге, Lerkil, Kyviken, Glommen и, в конце концов, пришли в Энгехольм, где застряли на 3 дня, потому что погода испортилась. До этого погода была отличная: солнечно, ветер, в основном, попутный, мы шли, потихоньку наращивая скорость продвижения. На сегодняшний день наш максимальный переход за день: 45 миль. На самом деле, тут все зависит от ветра. Есть хороший ветер – идем хорошо, делая по 4-5 узлов. Слабый ветер – идем медленно (2-3 узла). Ну, а уж если штиль или встречный ветер – идем тогда под мотором, проходя за день миль 10. Поэтому первый вопрос у меня, когда я просыпаюсь утром, это: «Какой сегодня ветер?» Выглядываю в иллюминатор и смотрю на флаг и от того, в каком направлении он колышется, зависит - будет ли новый день хорошим или плохим. 9 июня погода испортилась. Мы в это время стояли в Энгехольме, куда зашли специально (он был нам не по пути), чтобы встретиться с дилером Raymarine, чтобы он починил наш автопилот. Автопилот, блин, продолжает меня изводить. Постоянно слетает резинка, приходится разбирать его и ставить на место. Порой долго работает, часов по 5, порой ломается тут же после «ремонта». Попытки сдать его в ремонт не увенчались успехом – список сервисных центров на сайте Raymarine не соответствует действительности. Блин, когда после долгих трудов, наконец, находишь фирму, адрес которой указан на сайтеRaymarine, а тебе там говорят, что нет, они не занимаются этим – хочется сильно ругаться. Из трех попыток найти сервисный центр Raymarine только одна увенчалась успехом – да и то случайно, потому что он находился в том же здании, что и фирма, которую я искал. Но в этом сервисном центре мне сказали, что автопилотами у них занимается только Ларс, а Ларс будет в течение недели, поэтому оставьте ваш аппарат и он им займется, как только появится. Спасибо, говорю, но я иду в Англию, у меня нет времени ждать.

Три дня стояли в Энгелхольме, пережидая непогоду. Ветер был до 18 м/сек. Но я видел, как на пляже, при ветре 15 м/сек, парни катались на своих досках с парашютами по волнам. А парнишки 12-14 лет выходили в море на «Лучах». И мне было немного стыдно. Но сейчас уже – не стыдно. Ну её к черту, эту борьбу со стихией. Если уж прихватило в море – ладно, тогда деваться некуда. Но выходить из спокойной гавани в непогоду, зная, что там волна бьет и ветер свищет – нет уж, спасибо. Но угадать точно, что ждет тебя в море – невозможно. Когда мы, наконец, дождались ослабления ветра и ушли из Энгехольма, я долго колебался – выходить или нет, потому что на востоке висела большая черная туча, и гремел гром. Но туча стояла практически на месте (я наблюдал за ней часа 2) и я решил, что мы успеем зайти за мыс Kullen, прежде чем она нас достигнет. А если не успеем, то на пути две гавани, в которых можно укрыться. До мыса было12 миль и я думал, что за 3 часа под мотором мы до него добежим. Реально же мы шли 7 часов, потому что волна и ветер были встречные. Вместо обычных 3,5-4 узлов под мотором мы делали 1,5-2. Зато когда завернули за мыс Kullen, побежали в бейдевинд 4-5 узлов, и быстро пришли в Хёганес, где и остались на ночь. А туча нас так и не тронула - она рассосалась, пока мы шли, превратившись в белые облака.

Если кто будет стоять в Хёганесе, предупреждаю – не вставайте рядом с входом. Нас всю ночь трясли волны, мы плохо выспались и встали рано. Поэтому и решили выходить, хотя погода мне не нравилась - ветер дул неустойчиво, то 3-5 м/сек, то раздувало до 10, облака заслоняли большую часть неба. А в море была волна, которая всю ночь не давала нам спать. В общем, я бы лучше переждал день, но за трое суток стоянки в Энгехольме мне осточертело ждать. Кроме того, мой брат прислал мне смс-кой прогноз погоды, согласно которому будет два дня относительно хорошей погоды, а затем пойдут дожди. Поэтому я вышел – и правильно сделал, потому что на следующий день погода была не лучше. Но теперь мы уже были в Копенгагене и могли спокойно ждать, пока погода улучшится. Да и вообще пора приучаться ходить не только в хорошую погоду. В конце концов, ветер до 15 м/сек – это еще не шторм.

Большую часть пути из Хёганеса в Копенгаген мы проделали нормально. Ветер был попутный, он то усиливался (и тогда я брал рифы), то ослабевал (я отдавал рифы). Трудность доставили только паромы, курсирующие между Данией и Швецией у Хельсинборга. Мы насчитали в море одновременно 5 паромов, подождали, пока они подойдут к берегу и рванули на всех парусах через линию их движения. И тут появился еще один паром и пошел прямо на меня. Я сменил галс, чтобы уйти с линии его движения и оказался на пути другого парома, который только что начал выползать из гавани. В общем, кончилось все благополучно, но, надо сказать, моя боязнь паромов усилилась. Меня возле Гетеборга уже напугал один раз паром, от которого мне пришлось уворачиваться. Эти паромы, блин, прут напролом, никогда не сворачивают и скорость у них большая. Причем ладно бы они шли по прямой – тогда можно было не вставать у них на пути, но ведь они, бывает, двигаются по ломаной линии. И вот идет эта дура на тебя и ты не знаешь – повернет он или нет. Конечно, он повернет – не спит же рулевой на нем, а по правилам МППСС он должен уступить мне дорогу. Но проверять это совершенно не хочется.

В общем, трудности у меня пока с расхождением с большими судами. Месяц назад у меня была другая трудность: швартовка. Сейчас это трудностью быть перестало, но вот паромы – это пока проблема. Приму с благодарностью любые советы по этому поводу. Хочу поделиться опытом постановки парусов на «бабочку». Есть способ добиться, чтобы стаксель хорошо стоял на фордевинде – вынести его шкотовый угол вбок с помощью какой-нибудь палки. Я давно знал про этот способ, но как-то ленился его испытать. А недавно, от скуки, я решил попробовать и подпер шкотовый угол стакселя отпорным крюком. Эффект оказался очень хорошим. Стаксель перестал хлопать и начал тянуть ровно и сильно. В совокупности с гротом они давали 3,5 узла при силе ветра 5-6 узлов. Морские карты в Копенгагене можно купить в магазинчике Weilback (координаты: N55-40,94’ E’012-35,59’ ). Там множество карт: норвежские, датские, шведские, английские – в общем, любые. Яхтенный магазин в Копенгагене: «Claus» - N 55-42,48’ E 012-35,26’


18 июня 2008, среда

Понятное дело, что на пути больших судов идти не надо. Я и не суюсь на фарватеры. Но ведь приходится иногда пересекать их. Например, в том же проливе Зунд – там ходят паромы от берега до берега. Как их минуешь? Я заметил, что местные яхтсмены не очень-то стесняются этих паромов – прут напрямую. Но я так побаиваюсь, поэтому жду, кручусь на месте, пока последний из судов не пройдет. Но и это не помогает, потому что паромов много (до 10 штук) и всегда хоть один из них, но находится в движении. В общем, сложно все это. Привыкать надо, так же как водителю из какого-нибудь провинциального городка надо привыкать к движению в Москве.

Стоим сейчас в Kalvehave (N 54-59,655’ E 012-09,933’). Пришли сюда вчера в 20 часов (а вышли в 6 утра). Ветер был хороший, попутный, но шквалистый – то дует 6 м/сек, то раздувает до 10 м/сек. Я зарифил грот на две полки, поднял полный стаксель и шел 5-6 узлов. Грот кренит лодку сильнее, чем стаксель, поэтому я его рифлю раньше. А другие яхтсмены, я видел, идут под полной парусиной и плюют на всё. Один смельчак, впереди нас, шел так, что его кренило градусов на 30-40 - а ему все пофиг. Мы идем в Киль и решили идти между островами (что южнее Копенгагена). Так нам посоветовал старый датчанин, капитан с 40-летним стажем. Мы его послушались, но из-за этого нам пришлось потерять благоприятный ветер и 4 часа пробиваться под мотором через «мордотык». Ветер был 8-10 м/сек, мотор работал на максимуме оборотов, а скорость была всего 1,5-2 узла. Я шел и думал: правильно ли я сделал, надо ли идти против ветра? Может, лучше было идти на юг, а дальше – открытым морем на запад? Потом увидел, что все лодки идут в том же направлении, что и я, на юг никто не идет. И решил, что буду делать, как все. А сейчас ветер 3-4 м/сек, но снова в лоб. Придется опять тарахтеть двигателем. Поэтому много сегодня пройти не рассчитываю – миль 20, и хватит. Планирую дойти до Киля дня за 3-4.

Ушли из Kalvehave и пришли в Vardingborg (N 54-59,657’ E 011-53,928’). Вышли поздно, в 2 часа дня, потому что хотели выспаться. А в 19-30 зашли в гавань, пройдя всего лишь 10 миль по генеральному курсу. Ветер дул встречный, мы шли вначале под мотором, а потом, когда прошли мосты и вышли на простор, ветер усилился до 10 м/сек и мы решили зайти в гавань, потому что надоело тарахтеть двигателем. Может, хотя бы завтра будет попутный ветер? Vardingborg к тому времени был уже позади нас, нам пришлось вернуться немного назад. Там, на входе в город, на карте нарисован мост. Подойдя поближе, я увидел, что мост-то низкий, мы под ним не пройдем. Сбавил ход, иду потихоньку к мосту, а сам начал высматривать место, где можно пришвартоваться и переночевать. И тут мост начал подниматься! Удивительно: ради нас, одиночной яхты, остановили движение транспорта (довольно интенсивное) и подняли мост. По этому же мосту проходит и железнодорожное сообщение, но поезда ради яхт не останавливают. В этом мы убедились на следующий день, когда подошли к мосту, и стали нарезать круги перед ним, ожидая, что он откроется перед нами, как вчера. Крутились-крутились, мост так и не открывается. Тогда мы пришвартовались к заправке (N 54-59,70’ E 011-53,47’) и я отправился выяснять, в чем дело. Мостовой сказал, что может открыть мост только в 8 часов, когда пройдут все поезда. И действительно, через полчаса он мост для нас открыл.


19 июня 2008, четверг

Пришли в гавань Onsevig (N 54-59,81’ E 011-09,99’). Мы не планировали туда заходить, но, после того, как прошли 30 миль с хорошим попутным ветром, он заострел и дальше надо было либо идти под мотором, либо «галсировать», либо заходить на ночевку. Поскольку свои положенные 20 миль мы уже прошли, мы выбрали последний вариант. Зашли в Onsevig и вначале нам показалось, что мы попали в какую-то дыру – это был не город, не деревня, а просто гавань, с несколькими причала, возле которых стояло десятка два яхт. Мы даже не смогли вначале найти электричество на причале (потом все-таки нашли). Но потом выяснилось, что это достаточно приличная гавань – есть электричество, туалет и горячая вода в умывальнике. А что еще нужно усталому мореходу, кроме как согреться у электрического обогревателя, посидеть в некачающемся туалете и помыть голову в горячей воде? :) Вечером к нам подошел хаба-мастер, взял с нас 80 крон.

В Onsevig-е швартоваться нам пришлось между палами, при боковом ветре 8-10 м/сек. Швартовку к палам мы обычно делаем так: моя милая встает с одним из кормовых швартовов, с завязанной на конце петлей, возле вант, и набрасывает огон на пал при помощи «отпихивателя», а я провожу лодку так, чтобы корма прошла рядом с другим палом и набрасываю второй кормовой швартов на него. Затем лодка, двигаясь вперед, доходит носом до причала, моя милая спрыгивает и одерживает лодку. Заводим носовые, набиваем кормовые – и все, лодка пришвартована. Но в этот раз я промахнулся, набрасывая свой огон. В результате, лодка повисла на двух швартовах: кормовом и носовом. Ветер сильно давил на неё вбок и у меня не хватало сил вытянуть лодку на ветер. Тогда я решил попробовать набросить второй швартов на пал, как лассо. Честно говоря, я не верил, что у меня получится, но, к моему удивлению, со второй попытки мне удалось это сделать. Наверное, просто повезло. Хотя, может, в этом и нет ничего сложного – держишь петлю в правой руке и бросаешь горизонтально, стараясь попасть ЗА столб. После того, как я набросил второй швартов, мы без особого труда поставили лодку так, как нам нужно.


20 июня 2008, пятница

Ушли из Onsevig в 13 часов. Ветер был встречный и сильный. Чтобы отойти, мы вначале развернули лодку швартовами кормой к причалу. В этом нам помог один датчанин. Что мне понравилось – он обошелся без советов, просто молча сделал, что я просил. У русских же яхтсменов часто все иначе: если просишь кого-то помочь, он тут же начинает руководить процессом: «Делай так, давай так, да ты что вообще делаешь?!» Когда отходили, я оставил два швартова – носовой и кормовой, заведенные дуплинем, и дал ход вперед. Я травил при этом кормовой швартов, а моя милая – носовой. И, несмотря на сильный боковой ветер, мы успешно вышли, нас никуда не снесло и не навалило Немец на соседней яхте показал нам большой палец. Хороший способ, мы с тех пор часто его применяли.

Потом мы пытались лавировать, пока нам не надоело. Ветер и волна были большие, тяжело было. В конце концов, запустили двигатель и пошли в лавировку, но под двигателем. Под мотором и не полностью раскрученным стакселем мы делали 6 узлов. А потом нам надо было пересечь судовой ход. Слева шел большой пароход, и я сменил галс, чтобы пропустить его. А когда он прошел, опять лег на прежний курс и дунул что есть силы через судовой ход. Но все равно не успел пройти до появления следующего парохода. Этот бело-красный гигант пер на нас, и я очень нервничал (я уже писал про свою боязнь больших пароходов). Судя по карте, этот корабль должен был повернуть направо, чтобы следовать по судовому ходу. Но корабль шел и шел на нас и я нервничал все больше и больше. Наконец, он повернул, показав нам левый борт, и я почувствовал огромное облегчение.

Затем мы подошли к берегу и волны стали намного тише – остров нас прикрыл от ветра и волн. Мы пошли на юг, вдоль побережья, под мотором и стакселем, лавируя, к Spodsbjerg-у. Достигли гавани, убрали стаксель и зашли туда. Пришвартовались рядом со шведской яхтой «Халберг-Расси». Красавица! Я в очередной раз позавидовал FistMate. За стоянку с нас взяли 110 крон, да еще 10 крон я потратил на полчаса Интернета. Интернет мне был нужен для того, чтобы скачать прогноз погоды. Прогноз, как всегда, не радовал – только завтра у нас был шанс дойти до Киля, потому что потом начнутся встречные ветра, так что мы рисковали застрять в Дании еще на неделю. Когда нас кидало на волнах, оторвался блочёк на погоне стаксель шкота – срезало шпонку. Стаксель шкот рвануло вверх так, что чуть не вырвало леерную стойку из гнезда. Да, волнение – это серьезное испытания для яхты. Все слабые места сразу выявляются. Пока, слава Богу, никаких серьезных дефектов не обнаружилось.


21 июня 2008, суббота

Сегодня мы занимались «мотосейлингом» (как я это называю). Ветер был SW. Вначале он был нам попутным, пока мы шли вдоль острова, но потом нам надо было ложиться на прямой курс к Килю, а это было почти против ветра. Можно было, конечно, пойти на юг, пересечь Кильскую бухту под парусами с севера на юг, но тогда нам надо было бы потратить еще день на то, чтобы пройти вдоль немецкого побережья на запад до Киля. А так, если против ветра, можно дойти до Киля напрямую, за день. К тому же, если идти на юг, пришлось бы пересекать три судовых хода, а мне этого не хотелось. Поэтому я сделал так: убрал стаксель, грот выбрал почти в ДП и включил мотор. Мы делали 3,5-4,5 узла против ветра 8 м/сек и волны. Волна была 0,5-1 метр, лодку качало прилично. Грот хоть немного, но тянул лодку (давал прибавку где-то 0,5 узла). А главное, он работал как стабилизатор, не давая волнам сильно раскачивать лодку.

Так вот мы и прошли все 25 миль до Киля. Пришвартовались возле самого шлюза. Там есть стоянка, видимо, частная, потому что при швартовке какой-то немец закричал нам: «Нет, нет», а потом показал нам соседнее место, где можно встать. Потом объяснил нам, что это место будет свободно до понедельника, а то, куда мы хотели встать – занято, хозяин вернется вечером. У меня сложилось впечатление, что это гавань – что-то вроде кооператива частников, которые назначают на день дежурного, чтобы он следил за тем, чтобы прибывающие гости не занимали чужие места. У нас бы такую гавань просто оградили бы цепью и никого не пускали, а здесь – пожалуйста, пользуйся, только не занимай чужие места. И денег с нас не взяли, хотя электричеством и водой мы пользовались. Когда мы подходили к Килю, мы увидели уйму яхт – маленьких и больших. Просто уйму! Никогда не видел столько яхт одновременно. Казалось, нам не удастся найти среди них проход. Я поразился, как капитаны больших кораблей заводят своих монстров в этот залив. Потом нам объяснили, что сейчас в Киле «Неделя Киля» и тут проводятся соревнования и другие празднования.


22 июня 2008, воскресенье

Проснулись достаточно рано, позавтракали, отшвартовались и пошли в шлюз. Утром шел дождь, сильный, но когда мы закончили завтракать, он закончился. В шлюз вошли в 10-10. Я ожидал там увидеть плавучие рымы, как на московских шлюзах, но там оказалось намного проще: плавучие мостки, на которые мы вышли и пришвартовали лодку. За вход в канал заплатили шлюзовщику 12 евро. Для этого надо взобраться по лестнице из шлюза наверх, пройти в контору к шлюзовщику и там рассчитаться. Потом мы долго шли по Кильскому каналу. Я не рассчитывал пройти его за 1 день, думал остановиться где-то на ночевку, но в конце, когда уже оставалось 15 км до Брюнсбуттеля, мы решили нарушить правила плавания (яхтам разрешено ходить по каналу только до 9 часов вечера) и идти до конца. Добавили газу (5 узлов) и в 10-30 часов дошли до гавани, расположенной вплотную к шлюзам. Рядом, слева, входят и выходят огромные пароходы, создавая шум и некоторое волнение. Но, в целом, они нам не мешали. Координаты гавани: N 53-53,733’ E 009-08,776’. Есть электричество, но предохранители слабые – попытка вскипятить чай в электрическом чайнике не удалась. Стоянка стоит 5 евро – потому что наша яхта меньше 8 метров. А если бы была больше 8 метров, то пришлось бы платить 20 евро. А если больше 12 – то 50 евро.

В канале, во время пути, мы видели множество лебедей и уток – их тут как голубей в парках. Моя милая предложила поймать одну утку. Я спросил: «Как?» Она, не раздумывая, предложила: «Сачком. Подплывем, и я её – сачком». :) Кстати, могло и получиться, потому что утки совершенно не бояться человека и уступают дорогу яхте очень не охотно. Немцы ловят рыбы в канале, а вдоль канала проложены велосипедные дорожки и какая-то старушка, неспешно крутя педали, обогнала нас и помахала ручкой. :) Видели яхту под российским флагом, она шла нам на встречу. Мы им махали-махали, но они на нас не обратили внимания.


23 июня 2008, понедельник

Попытались выйти из Канала в Эльбу, но нам не удалось (я уже писал об этом выше). И хорошо, что не удалось. А то бы попали прямо в свистодуй. Мы вернулись в гавань после попытки пройти шлюзование, помылись в душе (здесь, к нашему удивлению, есть бесплатный душ с горячей водой). Сходили в магазин, купили продуктов. Слава Богу, что кончилась эта чехарда с валютами – теперь мы зоне евро. Продукты в Германии, как мне кажется, дешевле, чем в Дании и Швеции. И набор их больше похож на тот набор продуктов, который мы обычно видим в России. Мы наконец-то купили сливки в маленьких упаковках, которые имеют длительный срок хранения. Я уже писал тут, что это была целая проблема для нас: найти молоко, которое имело бы длительный срок хранения. В Германии мы его наконец-то нашли. Я пытался принять прогноз погоды по УКВ. Услышать-то я его услышал, но мало что понял. И то, что я записал его на диктофон, тоже ничем мне не помогло. Нужен НАВТЕКС, однозначно. И нужен спутниковый телефон, с доступом в Инет. Не могу я принимать прогнозы на слух. :(


24 июня 2008, вторник

Прошли, наконец-то, шлюз и дошли до Куксхавена. Эльба встретила нас ласково, дул легкий ветер, в бейдевинд, волна была небольшая и длинная. Мы шли с отливом и поэтому скорость достигала 7-8 узлов. За три часа мы прошли 18 миль и дошли до Куксхавена. Это был первый раз, когда мы ночевали в приливной зоне. Тут причалы поднимаются и опускаются вдоль столбов, забитых в дно. Высота прилива – метра 3. Все-таки удивительное это зрелище – видеть дно там, где несколько часов назад была вода. У нас сломался холодильник. Что-то тарахтит в нем и он не морозит. Жаль. Без холодильника плохо.


25 июня 2008, среда

Ушли из Куксхавена и пришли в Вангеог.


26 июня 2008, четверг

Ушли из Вангеога и пришли в Лангеок. Пережили сильное волнение. Я обнаружил, что гик у меня закреплен на мачте на салазках. И, когда набиваешь оттяжку гика, она тянет гик вниз и он постепенно, по чуть-чуть сползает по мачте вниз, и сейчас находится так низко, что задевает доджер. Теперь я понял, почему старый хозяин моей лодки привязывал под гиком к мачте вертикально палку. Надо будет сделать так же. На острове Лангеок запрещено использование моторного транспорта. Поэтому купить дизтоплива здесь невозможно. Ладно, ничего. Литров 10 у меня еще есть, до следующей гавани хватит.


27 июня 2008, пятница

Сидим на мели в Лангеооге (Langeoog), N 53-43,61’ E 007-29,84’. Отлив, эхолот показывает глубину 1,3 метра. В прошлой гавани, где мы ночевали, тоже, во время отлива, уперлись килем в дно. Яхта чуть-чуть накренилась, и руль стало не повернуть. Я вышел на причал и стал осматривать лодку. Тут же прибежал какой-то немец с соседней яхты и спросил: «Вы на мели?» Я ответил: да. Он энергично стал что-то объяснять, из чего я понял, что беспокоиться не надо, дно мягкое и вреда яхте не будет. Я и не беспокоился, только подумал: правильно я сделал, что во время подготовки яхты поставил на руль упоры, которые не дают ему смещаться вверх (я писал о них в одном из первых отчетов). А то могло бы, в принципе, срезать шпонки и руль выскочил бы из креплений. Дует встречный ветер, 10-12 м/сек и, по прогнозу, будет дуть еще несколько дней. Мы решили постоять здесь, отдохнуть и подождать попутного ветра. Надоело: с Копенгагена у нас не было комфортной погоды. Идем: или пробиваемся против ветра (под мотором), или с попутным ветром, но большими волнами. В конце концов, мы отдыхаем или как? Хочется хорошей погоды, с попутным ветром, с солнышком и чтобы было тепло. Конец июня, а мы сидим в кокпите в свитерах, непромоканцах и сапогах! Где лето, я вас спрашиваю? По календарю должно быть лето!

Вчера попали в самое большое волнение, которое нам довелось испытать. Конечно, если я скажу: была волна 1,5-2 метра – это не произведет впечатления. Поэтому моряки, когда рассказывают, обычно преувеличивают высоту волн. Ведь волна 3-4 метра – это звучит гораздо круче. :) Но и 1,5-метровая волна – это не слабо. Особенно, когда волна крутая, сформировавшаяся под действием ветра 12-15 м/сек, дующего против отлива. Когда мы выходили вчера из Вангероге (Wangerooge, N 53-46,50’ E 007-52,16’) ничто не предвещало, что переход будет трудным. Светило солнце, небо было ясное, дул встречный ветер 2-3 м/сек. Я планировал спокойно пройти 20 миль под мотором, чтобы выполнить дневную норму и часа через 4 пришвартоваться в гавани. Мы оделись по-летнему: маечки, штанишки и спасательные жилеты. Вышли за два часа до конца прилива. Я планировал так: вначале прилив будет нас тормозить, но потом начнется отлив и начнет нас подгонять. И к цели мы прибудем за 3 часа до малой воды, что позволит нас спокойно зайти в гавань. Вначале все шло хорошо, полпути мы проделали легко. Часть пути даже прошли под парусами, в крутой бейдевинд. Прилив нас действительно тормозил: по лагу скорость была 5 узлов, а по GPS – 3 узла. То есть течение крало у нас 2 узла. Потом прилив сменился отливом, скорость возросла, но и встречный ветер стал усиливаться. Он усиливался, усиливался, пока не раздуло до 10-12 м/сек. К тому же ветер зашел и стал дуть точно в лоб. Лавировать совершенно не хотелось, потому что до гавани оставалось каких-то 3 мили. Мы решили, что пробьемся под мотором. Убрали паруса, добавили оборотов и пошли. Советую: если будете ставить анемометр на лодку, ставьте его так, чтобы дисплей не был перед глазами. Когда сидишь в кокпите яхты, которую колотят волны, и она все время падает – то вбок, то вперед, то вниз, то скачет из-под тебя вверх, и брызги от вспарываемых носом волн окатывают тебя как струя из душа, и ветер свищет, а цифры на анемометре неумолимо показывают, что ветер усиливается: 10 м/сек, 12 м/сек, 15 м/сек – это сильно психологически давит. Моя милая ухватилась за руль и не отдавала его мне. Она сказала мне, что, когда рулит, не боится – потому что бояться некогда. Она вообще стала у меня опытным рулевым. Большую часть времени рулит она, а я занимаюсь парусами и слежу за маршрутом. Автопилот у нас сдох окончательно, начиная с Копенгагена рулим только вручную.

В общем-то, ситуация не только критической, но даже существенно опасной не была. Яхта отлично всходила на волну, в кокпит вода не заливалась (только брызги), двигатель работал устойчиво, ветер опрокинуть нас не мог (потому что парусов мы не несли), волна тоже была недостаточно крутая, чтобы мы опрокинулись, скорость даже в худшие моменты (когда мы втыкались в волну) была 1,5-2 узла и поэтому яхта всегда сохраняла управляемость. Я боялся только одного: отказа двигателя. В этом случае пришлось бы поднимать стаксель и уходить в море, чтобы лавировкой потом выбираться на фарватер. А когда до гавани рукой подать, начинать удаляться от неё – это еще одна нагрузка на психику. Сегодня подсчитал: мы прошли, с начала путешествия, 833 мили. Мы уже много раз попадали в волнение разной степени тяжести, но вчера было труднее всего. Но ничего, мы справились. Дошли до фарватера, повернули, ветер стал попутный, подняли стаксель и помчались к гавани. Отлив, правда, стал теперь не подгонять, а тормозить нас. Поэтому, идя со скорость 5,6-6 узлов, мы делали лишь 3,5 узла относительно грунта. Все гавани на Восточных Фризских островах расположены с южной стороны островов, то есть со стороны материка. Поэтому, чтобы зайти в гавань, надо пройти 4-5 миль по достаточно извилистому фарватеру. Хорошо, что буи и вешки у немцев – отличные. Яркие, большие, прекрасно видны издалека. А на осушке они ставят не буи, а втыкают ветки (наверное, потому что фарватер там часто перемещается и буи ставить нецелесообразно). Если ветка воткнута ветками вверх – это означает красную веху (левая граница фарватера), а если ветками вниз (то есть в палке привязан пучок веток наподобие веника), то это зеленая веха.

Как раз с такими вешками мы столкнулись на входе в гавань Лангеоога. Я вначале не понял, куда там заходить: стоит ряд столбов, забитых в грунт, а перед ними – ряд вешек, ветками вниз. Думал, что надо идти между столбами и вешками. Но потом увидел второй ряд вешек, напротив первых – эти уже с ветками вверх. Пошел между ними – и угадал, это был фарватер. На переход в 25 миль мы потратили 7,5 часов. И какова же была моя досада, когда, входя в гавань, я увидел улыбающихся голландцев – наших соседей с прошлой стоянки! Причем, когда мы выходили, они еще оставались в гавани. Как же они нас обогнали? А очень просто: они пошли не морем, как мы, а проливом между материком и островами. Там земля обнажается во время отлива, но во время прилива глубина достаточная. Я, когда готовил маршрут, тоже думал: не пойти ли нам с юга от островов? Но решил, что пока у меня еще недостаточно опыта хождения в приливных водах, чтобы ходить так. И пошел северным путем, который и длиннее, и, как показала практика, труднее. В следующий раз попробую все-таки пойти так, как все люди здесь ходят. Марина здесь хорошая. Стоянка стоит 11 евро для нашей лодки. Есть душ, и Интернет. Интернет стоит 3 евро на 2 дня. Обращаться надо в ресторан. Там у меня потребовали паспорт, заполнили какую-то карточку и дали пароль для подключения к WiFi. Интернет у нас появился впервые после Копенгагена. В Куксхавене тоже был Интернет, мы там купили карточку за 3 евро на полчаса доступа, но он там был глючный – мы только смогли зайти, скачать прогноз погоды, который нам очень пригодился. Я пользуюсь, в основном, GRIB-овскими файлами для прогноза погоды, которые скачиваю с сайта grib.us. Они хорошо предсказывают направление ветра (особенно на ближайшие дни), но вот с силой ветра часто ошибаются. Обычно ветер существенно сильнее, чем указано в прогнозе.

Я не могу рассказывать последовательно, день за днем, о нашем путешествии. Память скачет с события на событие, все перемешано в голове, всплывают отдельные яркие впечатления. Самым ярким впечатлением является, пожалуй, следующее воспоминание: мы с моей милой идем по берегу, против ветра, пригибаясь, чтобы было легче идти, по направлению к маяку. Этот маяк стоит на входе в Кильский канал, на Эльбе. А за час до этого мы были на лодке и стояли возле шлюзов, ожидая выхода из канала. Мы встали рано, в 6 часов, чтобы успеть к началу отлива. Время шло – полчаса, час, два - а нас все не выпускали. Мимо шли большие корабли, их шлюзовали, а нас нет. Я злился, потому что мы упускали отлив. Наконец, на мачте возле шлюза зажегся заветный одинокий белый мигающий огонек. Это сигнал для малых судов, что можно заходить. Мы быстренько отвязали швартовы, и отошли от стенки, где стояли в ожидании шлюзования, и пошли к шлюзу. И тут сильнейший порыв ветра накренил нашу лодку! Мы переглянулись. «Может, это просто одиночный порыв?» - предположил я. Но порывы продолжались – пусть не такие сильные, как первый, но довольно существенные. Мы продолжили идти к шлюзу, но я напряженно думал: выходить или нет? Небо было серое, мрачное, и, что больше всего меня настораживало, ни одна из яхт, ночевавших с нами в гавани, не пыталась выйти вместе с нами. Не знаю, на что бы я решился, но случай решил за меня: сзади показался большой пароход и для него на мачте зажгли бело-зеленые огни, а наш огонь погасили. Я вздохнул с облегчением и сказал: «Идем в гавань. Останемся здесь еще на день». Мы вернулись в марину, пришвартовались, а затем пошли к Эльбе посмотреть, что там творится. Мама дорогая! Такого сильного ветра я не видел ни разу с начала нашего путешествия. Он чуть не сдувал нас с ног. Он дул против отлива, по Эльбе шли крутые серо-желтые волны, и видно было, как лоцманский кораблик прыгает по волнам. Ни одной яхты или катера не было в пределах видимости. Я от души порадовался, что нас не выпустили сегодня из канала.

Зато на следующий день все было совсем по-другому. Светило солнце, небо, хоть и в облаках, не выглядело грозным. Яхты одна за другой выходили из гавани и устремлялись к старому шлюзу (на Кильском канале две пары шлюзов – старый и новый; старые шлюзы, на обоих концах канала, находятся левее новых - если смотреть из канала). Мы тоже отшвартовались и пошли к шлюзу. В этот раз ждать пришлось недолго – минут 20. В шлюз вошел большой пароход, пришвартовавшись там левым боком. А к правой стенке шлюза стали запускать яхты. В Кильских шлюзах вдоль стенок стоят плавучие причалы, из бревен. Надо подойти к ним лагом, выйти на них и пришвартоваться за рымы. Мы так и сделали, вслед за 3 другими яхтами. А позади нас зашло еще несколько яхт. Закрылись ворота, началось шлюзование. Высота подъема воды небольшая – 1-2 метра. Потом выходные ворота открылись и яхты устремились вперед. Большой пароход выходил после нас. Все яхты (8 штук) повернули направо, к устью Эльбы. Это было логично: если кому-то надо было идти в Гамбург, ему лучше было выходить с приливом. Мы тоже повернули, вместе со всеми, и у нас началось что-то типа регаты. Я вначале и не думал, что смогу кого-то опередить, потому что у меня была самая маленькая яхта, но, к моему удивлению, две яхты мы все-таки обогнали. А если бы не потеряли время в начале, уклоняясь вправо от судового пути (это было лишнее, потому что большие корабли шли точно по фарватеру, огражденному буями), то, возможно, обогнали бы еще кого-нибудь. Ветер был в бейдевинд, мы подняли все паруса, заглушили двигатель и наслаждались «классическим сэйлингом», как выразилась моя милая.

Пришли в Куксхафен, пришвартовались в гавани яхтклуба. В Куксхавене две гавани – яхтклубовская и еще одна, за раздвижным мостом. Коллега Navy тоже был в этих местах и стоял в этой гавани. Он писал, что хаба-мастер там какой-то неприятный тонкий юноша в очках, типичный «ботаник». Видимо, за время, прошедшее с тех пор, «ботаник» вырос и превратился в толстого дядьку. Мы с ним пообщались, он взял с нас 7 евро за стоянку и еще 10 евро залога за карточку-ключ от туалета. Еще мы купили у него карточку для доступа в Интернет, но она у нас сработала только один раз. В гавани есть прачечная, мы наконец-то постирали одежду (последний раз стирались в Копенгагене). Я съездил в книжный магазин, купил карт. Теперь у меня есть карты до самого Амстердама. Хочу рассказать, как у меня происходит подготовка маршрута. В гавань мы приходим обычно вечером, часов в 6. Ужинаем и я сажусь за ноутбук. У меня есть BlueChart Atlantic 9.5 и я там прокладываю маршрут. Карты BlueChart довольно точные, но всецело доверять им нельзя – я уже находил на них отличия, причем довольно существенные: один раз там был не обозначен опасный камень, во второй – не нарисован здоровенный маяк. Поэтому после прокладки маршрута я распечатываю список маршрутных точек и наношу их на бумажную карту. И смотрю, как проходит маршрут. Если надо – корректирую. Процедура эта (нанесение точек на бумажную карту), к сожалению, довольно длительная (несколько часов), но совершенно необходимая. Потом я заливаю точки в мой GPS – и всё, маршрут на завтра готов. Но на это уходит весь вечер, так что ходить по окрестностям, разглядывая местные достопримечательности, у нас не очень-то получается. Режим дня у нас такой: встали, позавтракали, вышли в море, часов 6-8 идем, заходим в марину, ужинаем, готовим маршрут на завтра – и все, спать.

Из Кукхавена мы ушли на следующий день. Встали рано утром, чтобы уйти с отливом. Но погода мне не нравилось: небо в облаках, ветер неустойчивый, 6-10 м/сек. У меня не было прогноза погоды и я нервничал из-за этого. Поэтому, когда мы вышли из гавани и попали в сильное волнение, я решил: вернемся. Подождем еще день. Вернулись. Мне нужен был прогноз погоды, без него я не хотел выходить. Это очень плохая морская практика – ходить без прогноза погоды, а мы и так слишком часто злоупотребляем этим. Поэтому я решил съездить на велосипеде в город, чтобы найти там Интернет-кафе и посмотреть прогноз. Но моя милая решила еще раз попробовать выйти в Интернет с ноутбука и, на наше счастье, в этот раз у неё получилось. Мы быстренько скачалиGRIB-овский файл, и еще я посмотрел прогноз погоды на dwd.de. Прогноз был такой: на этот день обещали хорошие попутные ветра, а дальше, в течении недели, грозили встречными ветрами. Надо было выходить, чтобы не терять попутный ветер. Но два часа отлива мы уже потеряли, а я хотел успеть в Вангероге к полной воде, потому что это был мой первый переход в приливных водах и я хотел перестраховаться и не входить в гавань при отливе. Что делать? Идти или нет? Решил: выходим. Терять попутный ветер нельзя. А если будем не успевать, подработаем двигателем. Так мы и сделали. Вышли, и прямо у выхода из гавани опять попали в ужасную толчею волн, еще хуже, чем в первый раз. Лодку бросало в разные стороны, она почти не слушалась руля. Но ничего, вырулили, подняли паруса и пошли вдоль кромки фарватера, за зелеными буями. Волнение быстро утихло (это только у гавани была такая толчея). Полпути мы проделали нормально, потом ветер стал слабеть, пришлось запустить двигатель. Отлив нам добавлял 2-3 узла, так что мы шли с общей скоростью 7-8 узлов. Если бы не потерянные 2 часа на старте, мы бы успели в Вангероге как раз к концу отлива. К сожалению, нам это не удалось, пришлось остаток пути идти против прилива. Пришли, пришвартовались и пошли гулять по окрестностям. Там, возле гавани, высокие дюны из песка. Так здорово было разуться и погулять по ним, как в детстве. Вообще, остров мне понравился – очень красиво. Я первый раз наблюдал, как во время отлива вода медленно отступает, и обнажается огромная (до самого горизонта) территория. Правда, с удобствами для яхтсменов в этой марине не очень – на причале, где мы стояли, не было ни электричества, ни воды. Там есть еще один причал, ближе к паромной гавани, там было электричество и вода, но там не было мест. И там надо платить 5 евро за стоянку. А на том причале, где мы стояли, насколько я понял, стоянка бесплатная. Какие еще яркие впечатления остались у меня в памяти? Переход через Кильскую бухту. Заполнился, опять же, большими волнами (куда ж без них? :) ), а еще тем, что я впервые оказался в море вне видимости берегов.

Еще яркие впечатления осталось от короткого перехода от Onsevig (N 54-56,83’ E 011-06,48’) до Spodsbjerg (N 54-55,98’ E 010-49,94’). Это в Дании, нам надо было пересечь пролив Большой Бельт, от острова Леллан до острова Лангеланн. По прямой там миль 10, а мы намотали 17 миль, потому что ветер опять был встречный и сильный – до 12 м/сек. Вначале мы пытались идти галсами. Н-да… Лавировать (или, как говорит моя милая – «галсировать») при сильном ветре и волне – удовольствие ниже среднего. Тут основную роль играет психологический фактор: терпеть тряску, холод, страх и видеть, что ты практически не приближаешься к цели – это трудно. В конце концов, нам надоело изображать из себя морских волков, мы врубили двигатель, и пошли под ним. А чтобы двигателю было полегче, подняли стаксель и пошли теми же галсами, но подрабатывая мотором. Так получилось значительно лучше, чем чисто под парусами. Моя милая дала многим морским вещам разные смешные названия: отпорный крюк – «отпихиватель», лавировку – «галсированием», фал – «железной веревкой», швартовы она упорно называет «привязка», скобу на конце грота-фала – «злая железяка» (потому что она бьется). Она знает, как правильно, но предпочитает называть по-своему. И, надо сказать, что и я, вслед за ней, все чаще называю отпорный крюк «отпихивателем». :) У моего двигателя начало подтекать масло. Оно медленно капает во время работы откуда-то снизу. Я два раза доливал туда масло: вначале 1 литр, потом, через 5 дней – еще 0,6 литра. Скоро, думаю, надо будет еще подлить. Еще капает вода из системы охлаждения. Капает только во время работы, я вижу, откуда она капает (с какой-то гайки). Пробовал подтянуть её – не помогает. Я в дизелях совершенно не разбираюсь. Прошу у вас совета: что мне делать? Может, стоит найти сервисный центр Yanmar и попросить их посмотреть мой двигатель? Или лучше не трогать его, пока работает? Работает он, вроде, хорошо. Дайте совет, спецы. Двигатель для нас – это палочка-выручалочка. Если он сдохнет, это будет большая неприятность.

Далее рассказываю просто в хронологической последовательности, согласно записям в судовом журнале.


29 июня 2008, воскресенье

Два дня стояли в Longeoog. Дул встречный ветер, сильный. Ломиться против него под мотором не было никакого желания. 29 июня, утром, наконец-то, ветер ослаб, хотя остался по-прежнему встречным. Я решил, что надо идти. Пройдем хотя бы миль 20, до следующего острова, Нордерная. В 9 утра мы вышли. Небо, хоть и затянутое облаками, не выглядело грозным. Светило солнышко. Волнение в море было не сильное. В общем, все шло хорошо, мы бодро шли под мотором, но меня беспокоил сумрачный вид моей милой. Я стал расспрашивать её и, наконец, она чуть не со слезами выкрикнула: «Да страшно мне! Я еще не отошла после последней болтанки». Чтобы избавить её от страха, я посадил её на руль и стал успокаивать, говоря, что прогноз хороший, что барашек на море нет, значит, волна не сильная, что идти нам недалеко – 19 миль, а сам подумал: «Хоть бы сегодня переход был спокойным. Хватит уже с нас страха».

И переход, к счастью, действительно оказался спокойным. Хотя ветер постепенно усиливался, волну большую он не успел разогнать. Милая постепенно повеселела, а я вспомнил, что пилоты, когда разобьется их товарищ, тут же садятся в самолеты и взлетают – чтобы не дать страху укорениться в сердце. Да, в море бывает страшно. Честно говоря, нам в этом переходе было страшно больше, чем нам хотелось. Но мы идем, и я чувствую, что постепенно мы привыкаем к ветру, волнам и страх постепенно становится меньше. Надо ходить в море. Надо просто ходить в море. Мы дошли до Нордерная (Norderney, N 53-42,14’ E 007-09,86’) в 13 часов и зашли в гавань. Я поехал на велосипеде искать заправку, чтобы купить дизтопливо. Нашел заправку и продовольственный магазин, но они были закрыты (потому что воскресенье). Здесь обнаружился Интернет, халявный. Мы скачали свежий ГРИБ-файл, посмотрели погоду на следующий день. Прогноз обещал встречные ветра, несильные. Но я не поверил, что ветер будет не сильный, потому что в тот момент дуло 12 м/сек, а прогноз обещал всего лишь 5-6 м/сек. Поэтому, посовещавшись, мы решили на следующий день, 30 июня, не выходить, постоять в гавани.


30 июня 2008, понедельник

Съездил на заправку, купил дизтоплива. Залил 20 литров в 2 канистры, привез их на лодку, из одной канистры перелил топливо в бак, а затем с пустой канистрой поехал еще раз на заправку. Купил там еще одну 10-литровую пластиковую канистру и залил обе канистры топливом. Теперь я богач: у меня 20 литров в баке и еще 30 литров в канистрах. Можно долго не заботиться о том, где заправиться.

Я тут несколько раз наблюдал, как швартуются большие (больше 10 метров) лодки. Когда такая лодка подходит, немцы, с соседних лодок, дружно кидаются помогать её швартовать. Здесь вообще принято помогать при швартовке – нам тоже помогали. Но когда подходит большая лодка, собирается целая толпа народа – человек 5-6. У нас вчера уплыл большой белый кранец. :( Утром встал, гляжу – нет. Вряд ли его украли (кому он нужен), скорее, просто плохо привязали, он терся об причал, дергался, развязался и уплыл. Жалко, хорошая была вещь. Но, как говорится, легко пришел – легко ушел. Я ведь его когда-то на берегу моря нашел.


1 июля 2008, вторник

В 9-40 вышли в море. Дул, наконец-то, попутный ветер 3 м/сек. Мы подняли все паруса, поставили их на «бабочку». Ветер постепенно свежел, свежел и дошел до 9 м/сек. Развело волну, которая шла нам в корму и не сильно мешала. Правда, после того, как поломался отпорный крюк, которым мы подпирали угол стакселя, стало из-за волны трудно держать паруса на «бабочке». Фактически, на фордаке стаксель уже не тянул. Волны раскачивали лодку, стаксель из-за этого хлопал и когда я, наконец, убрал его, выяснилось, что стаксель давал прибавку всего-навсего в 0,3 узла. Но мы и под одним гротом шли 4,5 узла. Потом меня напугал большой бело-синий корабль, который, как мне казалось, все время шел на нас. Мы – сюда, и он – сюда, мы – туда, и он – туда. В конец концов я разглядел у него цепь, уходящую с носа в воду и понял, что его просто вертит ветром вокруг якоря и от этого кажется, что он все время меняет курс.

В целом, переход был спокойным, но, похоже, это у нас становится традицией – завершать переход каким-нибудь приключением. Когда мы уже завершали маршрут, нам надо было последний участок пути проделать против ветра. До этого мы шли по ветру и обстановка была вполне комфортная, но как только мы повернули против ветра, сразу все поменялось: ветер возрос до 12 м/сек, волны стали нещадно бить нашу лодку. В общем, последние 3 милидо Lauwersoog нам дались непросто. Мы пришвартовались в рыбацкой гавани (N 53-24,57’ E 006-12,29’). Шлюз, впускающий в канал, по которому мы собирались идти на следующий день, работает с 7 до 19, и мы опоздали.

Во время швартовки около шлюза, я перепутал «реверс» и «вперед», и здорово стукнул лодку носом о стенку. Погнул носовой релинг. L Как его теперь ремонтировать – не знаю. Потом мы погуляли по берегу и помогли какому-то голландцу пришвартовать его яхту. Он спросил, откуда мы. Мы сказали: из Ленинграда. Голландец нас очень зауважал после этого. Конечно, мне надо было бы объяснить ему, что мы идем из Швеции, но мне, честно говоря, надоело каждому рассказывать нашу историю. В конце концов, расстояние от Гетеборга до Осло и, затем, от Осло до Копенгагена примерно такое же, как от Питера до Копенгагена. Поэтому можно условно считать, что мы идем из Питера. Электричества, воды, туалета и вообще никаких благ цивилизации в этой гавани нет. Мы быстренько поужинали и легли спать пораньше. Мы прошли за этот день 53,6 мили. Это наш рекорд перехода по морю. Только когда мы шли по Кильскому каналу мы за день прошли немного больше.


2 июля 2008, среда

Проснулись рано, в 6 часов. Не стали завтракать, только умылись, отшвартовались и пошли к шлюзу. Там уже крутилось несколько яхт в ожидании открытия. Мы тоже стали нарезать круги неподалеку. Наконец, в 7-15 шлюз открылся и выпустил к морю целую вереницу яхт. После этого в шлюз запустили нас. Когда наша яхта двигались к входу в шлюз, неожиданно стал опускаться подъемный мост над шлюзом. Я решил, что все, входа нет, но какая-то голландка с соседней яхты стала энергично махать на нас руками и что-то кричать. Мы это поняли как: «Кыш, кыш, идите в шлюз». И огоньки возле шлюза горели зеленые. Мы послушались и пошли в шлюз. И действительно, оказалось, что после моста до конца шлюза есть еще место, где может встать яхта. Мы там и встали. Начался спуск воды. Спускали ненамного – на полметра, примерно. Но на соседней яхте началась какая-то суматоха, крики: «Шнелле, шнелле!», женщина побежала на бак с ножом… Они там заложили швартовы на утки и, когда вода опустилась, повисли на швартовах. Но, к счастью, быстро успели развязаться, и все обошлось благополучно. Вышли в озеро вслед за яхтами, с которыми шлюзовались. Часть яхт повернула налево, в марину, а часть пошла направо. Мы пошли вслед за этими яхтами, направо. Они нам показывали дорогу, что было для нас очень хорошо, потому что карты канала у меня не было. В общем-то, здесь можно идти и без карты, потому что на развилках каналов есть указатели, с названиями городов, но без проводника было бы все-таки трудновато.

Мы шли, шли. Прошли еще один шлюз. Было так же много подъемных мостов. Разводятся они по расписанию. Расписания у меня не было, но у капитана яхты, идущей во главе нашего каравана, видимо, было, потому что долго мы никогда не ждали. В 11 часов пришли в Dokkum. Здесь я увидел справа от канала магазин, в котором, наверное, можно было купить масло для двигателя. Остановился, пришвартовали яхту, и мы пошли в магазин. Действительно, нашли там масло, и я исполнил совет, данный мне на форуме, и поменял масло в двигателе. Тут как раз подошел очередной караван лодок, поднялся подъемный мост, и мы вместе с этим караваном дошли до самого Leeuwarden. Вошли в центр города и там надолго встали перед подъемным мостом. Ждали 2 часа, вместе с другими лодками. Нашли тут Интернет, скачали прогноз погоды, который меня порадовал – на следующий день обещали попутные ветра (но наврали).

Была страшная жара, 35 градусов. Это был первый по-настоящему жаркий день с начала нашего похода. Мы вначале наслаждались теплом, а потом стали изнывать от жары. Двухчасовая стоянка на солнцепеке меня доконала, и я решил отрыть купальный сезон - искупаться в канале. Вода, правда, была не очень привлекательного вида – зеленая какая-то, но мы, когда шли, видели, что в канале купаются и недалеко от того места, где мы стояли, тоже купались. Мое купание не вызвало ни у кого интереса, а вот купание моей милой почему-то привлекло внимание старушки с соседней яхты и какого-то голландца в оранжевой майке. Голландец что-то стал кричать, а старушка – пытаться что-то нам объяснить. Мы так и не поняли, что им было надо. Наконец, в 18 часов мост развели, и мы пошли дальше. Большая часть лодок, пройдя мост, остановилась на ночевку. За мостом – парк, и там, вдоль канала, стоят столбики с электричеством, есть вода, в общем, там благоустроенная стоянка. Но мы пошли дальше, вслед за одной немецкой яхтой. Теперь она стала нашим проводником. В одном месте мы чуть не потеряли её, когда она прошла мост, а мы не успели. Но при нашем приближении мост поднялся вновь.

Мы шли за немцами, пока не пришли в Franeker. Здесь наш проводник решил остановиться на ночевку и повернул в марину, а мы решили идти дальше, до конца канала, доHarlingen. Но, пройдя немного, мы подошли к очередному мосту, который не стал подниматься при нашем приближении. Время было уже около 9 вечера, возможно, в это время они уже не разводятся. И мы встали на ночевку на причальчике рядом с мостом. Там было написано, по-немецки, что-то вроде: «Место отдыха для спортивных лодок». Мы решили, что это для нас и ткнулись туда. Когда мы проходили городки, нам несколько раз спускали с моста башмачок, в который надо положить плату за вход. Размер этой платы указан на вывеске на мосту. Мы заплатили: 4,3 + 2,5 + 6 = 12,8 евро. У нас, правда, кончилась мелочь и в последний башмачок мы просто высыпали все, что у нас было. Надеюсь, голландцы на нас не обидятся за это.


3 июля 2008, четверг

В половине седьмого утра я проснулся, чтобы сходить в туалет. Навестив с этой целью ближайшие кусты, я, на обратном пути, обратил внимание, что на фонарном столбе, освещавшем причал, у которого мы ночевали, есть какая-то блямба, похожая на большую кнопку. Я, любопытства ради, потыкал эту «кнопку». Но это была не кнопка, потому что она не нажималась. Я постоял, позевал, разглядывая окрестности, и тут услышал за спиной характерный звук – гудок, свидетельствующий о том, что мост сейчас будет открываться. Я оглянулся – и точно: на мосту горели два вертикальных огня – красный и зеленый. Я бросился на лодку и заорал в каюту: «Подъем! Мост открывается!», а потом запустил двигатель, выскочил на берег, сбросил швартовы, оттолкнул лодку от причала и пошел к мосту. Мост действительно открылся. Вереница машин остановилась перед опустившимся шлагбаумом, а я важно проследовал перед ними, щеголяя российским флагом. Видимо, я действительно открыл мост, нажав на ту «кнопку». А может, он разводится по расписанию, автоматически. Не знаю.

Второй мост, к которому мы подошли минут через пять, тоже развелся сам, нам даже не пришлось жать на «кнопку». Когда мы к нему приблизились, на нем уже горели красный и зеленый огонь, и вскоре он начал подниматься. Всю ночь шел дождь, и утром небо было серое, затянутое облаками. Накрапывал мелкий дождик. Моя милая вышла ко мне, одетая по-походному: свитер, непромоканец и сапоги. Я передал ей руль и тоже пошел переодеться, потому что одет был в то, в чем вышел сходить в туалет: легкие штаны и куртку на голое тело. Через час мы подошли к Harlingen-у. Здесь канал оканчивается и мы уперлись в шлюз (N 53-10,79’ E 005-25,36’). Шлюз на наше появление никак не отреагировал, так что пришлось стать к стенке и ждать. Спустя некоторое время к нам присоединился большой корабль, подошедший из канала и я обрадовался: решил, что нас отшлюзуют вместе с ним. Но корабль в шлюз запустили, а нам почему-то зажгли красный огонь, хотя место там еще было. Тогда мы решили попить чаю и поставили на плиту кастрюльку с водой. Это была наша вторая попытка вскипятить воду для чая в этот день. Все эти попытки оказались неуспешными: стоило нам поставить воду на плиту, как что-нибудь случалось: или открывался шлюз, или разводился мост. Приходилось выключать плиту, ставить кастрюльку в мойку (чтобы она не опрокинулась) и бежать отдавать швартовы. Чая мы смогли напиться только в обед, когда пришвартовались, наконец, в марине.

В общем, только мы поставили чайник на плиту, на шлюзе загорелись красно-зеленые огни. Правда, не на том шлюзе, возле которого мы стояли, а на другом, расположенном левее. Я решил, что огни относятся к нам, и дал команду к отходу. Мы подошли к шлюзу и увидели, что он открыт и горит зеленый огонь – нас приглашают войти. Мы вошли, кроме нас, никого не было. Это небольшой шлюз, видимо, специально для яхт. Вдоль стен там протянуты веревки, очень удобно – мы взялись за них, швартовы заводить было не надо. В половине девятого мы вышли из шлюза, прошли через порт и, не выспавшиеся, не позавтракавшие, не пившие чаю, не бритые (это касается меня), ввалились в Северное море. Прогноз мне наврал: обещал попутный ветер, а оказалось, что ветер в лоб. Волна была небольшая, но неприятная. Мы сидели в кокпите, такие же хмурые, как серое небо над нами, нас мочил мелкий дождик, брызги от волн летели в кокпит, и мы шли на юг, к шлюзуKornwerderzand, который находится у западного края дамбы, отгораживающей залив Эйсселмер от моря. До шлюза было 5 миль, мы прошли их за час и в 10-15 пришвартовались в зоне ожидания возле шлюза, где стояло еще несколько яхт. Здесь мы сделали попытку вскипятить чай номер три, но открылся шлюз и мы опять остались без чая. Прошли шлюз, и вышли в залив Эйсселмер. Ветер был нам встречный, то есть, чтобы попасть в Амстердам, нам надо было либо лавировать, либо идти под мотором. Если лавировать, то и без того длинный путь, становился еще длиннее. А если идти под мотором – то это означает, что мне придется опять скоро придется менять масло. :) Мы решили идти к восточному берегу залива, в город Hindeloopen, в гавань.

Дальше был обычный переход. Мы подняли стаксель и подрабатывали двигателем. Ветер был 7-9 м/сек, скорость - 5,5-6 узлов, так что за 2 часа мы добежали до этого городка. Зашли в здоровенную марину, встали на свободное место, и я пошел искать «цивилизацию» (как мы это называем) – то есть туалет, душ и прочие удобства. Все это я нашел, правда, далеко от места нашей стоянки. Поэтому мы перешвартовались на другое место, рядом с туалетом. Душ здесь оказался бесплатным, и мы наконец-то оторвались: понежились вволю под горячими струями. Включили на лодке обогреватель, чтобы просушить лодку (а то влажность на лодке достигла уже 80%). Нашлась в марине и прачечная (жетоны для неё продаются в магазинчиках рядом с гаванью). И даже Интернет здесь есть (6 евро – 50 минут). В общем, райское место. :) Прогноз на завтра обещает более-менее попутные ветра, так что, надеюсь, завтра мы все-таки дойдем до Амстердама. Циклон движется на нас с запада и в последующие дни прогноз для нас неутешительный: все время западные ветра. Будем надеяться, завтра мы успеем пересечь Эйсселмер и Маркермер, и дойти до Амстердама.


4 июля 2008, пятница

Прогноз обещал на этот день попутный нам ветер, и прогноз оправдался. Мы вышли из гавани около 12 часов дня, и бодро побежали через Эйселлмер. Ветер был в галфинд, 7-8 м/сек, и мы быстро шли, делая 5-6 узлов. Погода была прекрасная – хороший, ровный ветер, солнышко, волна небольшая. Со Швеции у нас не было такого комфортного перехода. Вокруг нас было видно множество яхт, двигающихся в разных направлениях. Кроме яхт, других плавсредств не было, потому что здесь глубины – 3-5 метров, и морские корабли сюда не заходят, а из коммерческого транспорта ходят только речные суда, да и то не часто. Поэтому яхтсмены – хозяева здешних мест. Мне Эйсселлмер очень понравился. На мой взгляд, это райское место для занятия яхтингом - большое соленое озеро, окруженное городками с прекрасными гаванями, без движения больших судов, без приливов, а тому, кто хочет потренироваться плавать в приливных водах – пожалуйста, выходи за дамбу и ты уже в приливных водах.

К 15 часам дошли до шлюза, соединяющего «голландские моря» - Эйселлмер и Маркермер.. Когда нас шлюзовали, я заметил, что уровень воды в шлюзе никак не изменился. Получается, что нас просто запустили в шлюз, закрыли за нами ворота, открыли выходные ворота и нас выпустили. Зачем там шлюз – я вообще не понял. Мы вышли из шлюза, вместе с другими яхтами, и побежали дальше, через Маркермер Облака, с утра громоздившиеся на западе, к этому времени уже достигли нас и ветер изменился: стал порывистым, а затем стал постепенно стихать. Но все же его нам хватило, чтобы дойти с ветром до самого Амстердама. В 9 часов вечера мы дошли до первого моста на входе в Амстердам. Покрутились перед ним, он не открылся, и мы пошли назад, искать какое-нибудь пристанище на ночь. Но тут увидели немецкую яхту, которая уверенно шла к мосту. Мы решили посмотреть, что она будет делать и пошли за ней. Яхта пришвартовалась рядом с мостом, мы последовали её примеру. Минут через 10 на мосту загорелись зеленый и красный огни, и движение на мосту остановилось, длинная вереница машин замерла в ожидании. Затем мост открылся, загорелся зеленый огонь, и мы прошли под мостом. Далее был шлюз, который мы прошли вместе с этой немецкой яхтой и большим катером.

А потом начался Амстердам. Амстердам, Амстердам… В памяти все время вертелось: «Веселый город Амстердам». Я был в предвкушении чего-то необыкновенного, но там ничего и не увидел. Просто обычный большой порт – с кранами, доками, кораблями. Пришвартовались мы в гавани Sixhaven (N 52-22,97’ E 004-54,42’). Гавань была забита яхтами, кое-как нашли последнее незанятое место и с трудом влезли туда, протиснувшись между палами. Я сходил к хаба-мастеру, заплатил за 2 дня 16 евро. Гавань хороша тем, что находится в центре города, но плоха тем, что маленькая, и там нет Интернета. Там прикольный туалет – освещен голубым светом. Очень странное ощущение возникает, когда заходишь в него – как будто-то зябко становится. По крайней мере, у меня так. Не понравился мне такой дизайнерский изыск. Вечером, подсчитав количество миль, мы обнаружили, что прошли уже 1000 с небольшим миль с начала нашего путешествия. Отпраздновали это праздничным ужином.


5 июля 2008, суббота

Проснулся поздно, часов в 11 и, наверное, спали бы еще, отсыпаясь за прошедшие дни, но какие-то подростки, с соседней яхты, устроили на причале «завтрак на траве» и начали галдеть, балбесы. Мы позавтракали и пошли смотреть Амстердам. Хотели сходить в музей мореплавания, но без карты не смогли его найти и забрели в какую-то другую часть города. Честно говоря, Амстердам мне не понравился. Такое впечатление, что попал на гигантскую стройку – везде что-то строится, все перекопано, грязь, торчат строительные краны... Ну, это ладно, это можно понять – город, видно, растет, расширяется. Но почему столько грязи на улицах и в каналах? Совсем не похоже на чистенькую, аккуратненькую Европу, которую мы видели раньше. В каналах плавают пластиковые бутылки, окурки и прочий мусор. И среди этого мусора копошатся лебеди. Похоже, что лебеди – это такие же помойные птицы, как и чайки.

Народ тут простой, почти такой же, как в России. Правила не очень-то соблюдают, ходят и ездят, кому как вздумается. Велосипедисты постоянно звонят, требуя дороги – тоже нетипично для вежливой Европы. В общем, Амстердам, на мой взгляд, не типичный европейский город. Он больше похож на какой-нибудь из наших больших российских городов – такой же шумный, грязный и торопливый. Единственное, что отличает его от России – народ на улице не угрюмый. Хороший народ, радостный. К концу нашей прогулки небо затянуло облаками, и начался затяжной мелкий дождик. Мы поняли, что пора возвращаться на лодку. Закупили продукты в местном супермаркете (похоже, единственном на весь центр) и, тяжело нагруженные, побежали под дождем на лодку. Пришли на лодку, поставили тент над кокпитом, включили нагреватель – уютно, тепло… Чем хорошо путешествие на лодке – это тем, что твой дом всегда с тобой. Пришел на лодку, и ты уже дома – все вокруг родное, знакомое, привычное. А чужой, не совсем понятный новый мир – там, за пределами лодки. А ты – дома. Здорово!


6 июля 2008, воскресенье

Прогноз обещал встречные ветра на всю ближайшую неделю. Поэтому мы решили из Амстердама идти дальше на запад по-прежнему каналами, по так называемому Staande-mastroute – маршруту, который идет через всю Голландию и по которому можно идти, не снимая мачт. Вышли из гавани и пошли через Амстердам, по его главному каналу, по направлению к морю. Ветер дул почти навстречу, вначале шли в бейдевинд, а потом пришлось совсем убрать парус. Дошли до входа в канал Zijkanaal C (N 52-25,93’ E 004-43,14’). Встали лагом к небольшому причальчику справа от моста. Вскоре к нам присоединилась еще одна яхта и мы стали ждать, когда мост откроется. Прогуливаясь по причалу, я заметил столбик, на котором была кнопка. Я, по своей привычке, решил потыкать её, и минут через 5 на мосту зазвонил колокол, опустились шлагбаумы, вереница машин остановилась, и мост открылся.

Мы прошли через мост, но вскоре уперлись в другой мост (N 52-25,30’ E 004-41,70’), возле которого уже стояли 2 яхты. Мы пришвартовались и стали ждать. Судя по расписанию (насколько я его понял) мост должен был открыться через 2 часа. Никаких столбиков с кнопками в пределах видимости не было видно, так что оставалось только ждать. В половине шестого вечера мост наконец-то открыли. За время ожидания перед мостом скопилось около 20 яхт и мы все дружно рванули вперед, к шлюзу Spaarndam (N 52-24,79’ E004-40,92’). Удивительно было наблюдать, как яхты набились в это шлюз, как сельди в бочку. За прохождение шлюза с нас взяли 3,5 евро. Потом мы вошли в городок Haarlem. На входе с него с разводного моста нам спустили деревянный башмачок на удочке, и мы кинули туда 5,5 евро. В этом городе оказалась целая куча разводных мостов – восемь штук. Прошли мы их довольно быстро, хотя минут по 5-10 перед каждым мостом приходилось терять.

Погода постепенно испортилась, пошел сильный дождь. Яхты, шедшие с нами, постепенно стали сходить с дистанции. В результате, осталось только 4 (вместе с нами), которые остановились на ночевку перед мостом Bedleningstijden Brug Bennebroek (N 52-19,11’E 004-36,70’). Рядом c мостом висело расписание, из которого мы узнали, что в будние дни мост открывается с 6 до 22 часов, а воскресенье – только до 18-30. Поскольку было как раз воскресенье, мы поняли, что опоздали и ночевать придется здесь. Все яхты приткнулись на разные места возле моста – две пришвартовались к самому мосту, а одну – большая, синяя – к палам рядам с мостом. Мы пришвартовались лагом к борту этой большой синей яхты. Поужинали и легли спать. На следующий день надо было рано вставать – в 6 утра. Сосед с яхты, к которой мы пришвартовались, попросил разбудить его, когда мы проснемся.


7 июля 2008, понедельник

Проснулись в половине шестого. Разбудили соседа с синей лодки. В 6 часов этот товарищ зачем-то запустил двигатель, и пришлось нам отшвартоваться от него, и тоже включить двигатель. Зачем он так торопился – непонятно, ведь после этого мы еще добрых минут 15 крутились перед мостом, ожидая, пока он откроется. Наконец, мост открылся и мы, четыре яхты, пошли вперед. Передняя яхта сразу взяла высокий темп, 6 узлов. Я добавил газа и с трудом, но поспевал за ней. Прошли второй мост, затем третий, потом четвертый. В конце концов, пришли к железнодорожному мосту, где застряли надолго. Рядом с мостом висело расписание, и я понял, почему мы так торопились: этот мост открывается только до 7 часов. Мы опоздали на 15 минут, и теперь надо было ждать до 13-30. Погода была хмурая. Небо в облаках, температура: + 15 градусов. Изредка начинал идти дождь. Невесело как-то было. За 2 месяца путешествия накопилась усталость, а тут еще погода такая дурацкая – все время встречный ветер, а сейчас вот еще и дожди стали идти почти каждый день. :( Нам бы нужно отдохнуть, постоять на месте хотя бы неделю, но времени на то, чтобы стоять – нет. Надо идти вперед, хочется быстрее прийти в Англию и уже там остановиться и перевести дух. В общем-то, физической усталости нет, мы ведь нормально отдыхаем каждую ночь, но накопилась усталость психологическая – как-то надоело все. Слишком много впечатлений.

В 21-13 мост открылся. К тому времени перед мостом скопилось с десяток яхт. После прохода моста все яхты, за исключением 2-3, которые остановились на ночевку возле моста, дружно рванули куда-то налево. Я удивился – куда это они? Судя по туристической карте, нам нужно было идти прямо. Но мы решили, что надо делать так, как делают люди и пошли вслед за всеми. Минут через пять мы пришли в марину, причем вначале я даже не понял, куда мы попали. Марина была такая узкая, что мне показалось, что я вхожу в шлюз. Лишь когда ко мне подошел хаба-мастер, я понял, что это гостевая гавань. За стоянку мы заплатили 8 евро. Мне нужно было дизтопливо и я, взяв канистры, пошел на находящуюся рядом с гаванью заправку. Мои кредитные карточки (Visa, MasterCard, Maestro) автомат не принял. Пришлось попросить какого-то голландца помочь мне – взять мои деньги, а заплатить за меня со своей карточки. Голландец посмотрел на меня с подозрением и вначале хотел отказаться, но потом все-таки согласился и помог мне.


10 июля 2008, четверг

Утром к нам подошел хаба-мастер, постучал и взял за стоянку 12 евро. Спросил, как мы сумели подключиться к электричеству (там нужен специальный ключ). Я пожал плечами и ответил, что не знаю – просто подключились, и все заработало. Одежда наша, которую мы сушили в кокпите перед нагревателем, высохла, но не очень хорошо. А как, интересно, сушить одежду в море, где нет электричества? Сегодня мы хорошо выспались. Встали поздно, позавтракали, а затем пошли в город – искать заправку и продовольственный магазин. Не нашли ни того, ни другого. Как нам сказали, заправка есть на противоположной стороне залива. В 12-15 мы начали движение. Подошли к шлюзу у входа в канал. В шлюз набилось множество яхт, и мы встали в серединке, пришвартовавшись к какой-то яхте. Шлюзование заняло 30 минут. Погода была почти такая же, как вчера – облачно, дождь, +17 градусов. Хорошо хоть, что дождик был не такой сильный, как вчера. Дошли до Миддлбурга (Middelburg). Там я увидел плавучую заправку. Пришвартовались к ней, к нам вышел хозяин, я сказал, что хочу купить дизельного топлива. Хозяин кивнул и подал мне шлаг. Мы залили полный бак, а затем еще 2 канистры. Когда заливали, я отвлекся и заливной пистолет выскочил из горловины бака. Примерно литр топлива вылился на палубу. Я похолодел от ужаса, вспомнив страшные рассказы про штрафы за загрязнение окружающей среды. Но голландец отнесся к происшествию спокойно – просто подал мне бумагу, чтобы я все вытер.

Когда я отходил от заправки, заметил, что на топливной колонке, из которой я заправлялся, написано: «White Diesel», а на соседней колонке – просто «Diesel». И этот «White Diesel» немного дешевле обычного дизеля. Кто-нибудь знает, что это такое? Мотор на этом «White Diesel» работает нормально. Пока, по крайней мере. Потом было пять разводных мостов и один шлюз. Перед каждым мостом приходилось ждать минут по 15. Рядом с мостами есть причальные стенки, к которым можно швартоваться для ожидания, но они короткие – на 2-3 яхты. Можно швартоваться лагом к стоящим яхтам, или просто кружить в ожидании. Мы прошли весь канал за 4 часа и пришвартовались в яхтенной гавани порта Флиссингена (Vlissingen). Этот порт отгорожен от Западной Шельды шлюзом, поэтому тут нет приливов. Марина, в которой мы встали, битком забита яхтами. Мы встали третьей яхтой в пакете, а к нам потом пришвартовалась еще одна, четвертая. За стоянку взяли 10 евро. Электрических розеток на причале на всех не хватило – пришлось обойтись без электричества и отказаться от надежды хорошо просушить одежду. В душе надо бросать монетки по 50 евроцентов – 4 минуты течет горячая вода. В общем-то, двух монеток хватает, чтобы помыться. Зато тут есть халявный WiFi, чем я тут же воспользовался – скачал прогноз погоды. Увы, прогноз, как обычно, обещает встречные ветра. Уже неделю дуют ветры с запада, и будут дуть еще дня 3-4.


11 июля 2008, пятница

Утром мы, не торопясь, проснулись, позавтракали и стали думать, что делать дальше. Прогноз, скачанный из Интернета, обещал ветер с юго-запада, то есть встречный. Ломиться против ветра и волн не хотелось, но и стоять на месте тоже не хотелось, тем более стоять в такой дурацкой марине, где лодки швартуются друг к другу бортами и, чтобы попасть на берег, приходится топать по палубе над головами у людей. Решили перейти в Breskens, который находился от нас в 3 милях на юг, на противоположном берегу Западной Шельды (N 51-23,70’ E 003-34,25’). Кроме того, была надежда, что если ветер и волна будут не большие, мы под мотором пойдем против ветра вZeebrugge.

Надежда эта не оправдалась. В гавани ветер совсем не ощущался, но когда мы вышли из шлюза, сразу попали в волну полметра высотой, и ветер 8-10 м/сек. Поэтому мы легли на курс 180 градусов, на рекомендованный для яхт путь пересечения фарватера и пошли вBreskens. Reed’s альманах предупреждал о высоком трафике в устье Западной Шельды, и я внутренне приготовился к неприятным моментам, но, на наше счастье, судов в это время поблизости не было. Мы спокойно пересекли залив, немного помокнув под соленым душем из брызг, и пришвартовались в прекрасной гавани Breskens. Правда, стоянка тут дороговата – с нас взяли 15 евро за сутки. Электричество тут платное: нужно бросать монетки по 50 евроцентов в автомат на причале и он выдает киловатт электричества. На входе в марину есть причал, на котором стоит телефон и написано, что гостям нужно пришвартоваться к причалу и вызвать хаба-мастера по телефону. Но мы нахально сделали по-другому: пришвартовались, а затем я пошел искать хорошее место для стоянки (рядом с туалетом :) ). Нашел, мы туда перешли, и только после этого я пошел к хаба-мастеру. Он пожурил меня за то, что я встал без его разрешения, но разрешил стоять там, где мы хотели.

Сегодня проложил маршрут на оставшийся участок пути до Англии. Получилось следующее:

Breskens – Oostende 27,4

Oostende – Dunkerque 24,3

Dunkerque – Calais 20,9

Calais – Dover 24,1

В общем, при благоприятном ветре можно дойти до Англии за 4 дня. Больше всего меня беспокоит пересечение Ла-Манша (точнее, пролива Па-де-Кале).Reed’s альманах грозно предупреждает, что здесь самый высокий трафик судов в мире. Ширина полосы движения для больших судов – 5 миль. То есть придется целый час идти в напряжении, затем будет полоса разделения (можно будет передохнуть), а затем – снова полоса движения, в противоположную сторону. Уф. Мне заранее страшно. :( Но ничего, надо как-то привыкать и к этому.


13 июля 2008, воскресенье

Ну вот, мы во Франции. Сегодня пришли в Дюнкерк. Вышли из Брескенса в 11 часов, за полчаса до начала отлива и потом 9 часов шли, под парусами и мотором, делая от 5 до 6 узлов в час, плюс еще течение добавляло нам 1 узел. В результате, прошли за этот день 53,5 мили и в половине девятого вечера пришвартовались в Дюнкерке (N 51-02,60’ E 002-22,42’). Бельгию мы прошли за 6 часов. Подняли гостевой флаг Бельгии, прошли вдоль её побережья, пересекли границу с Францией, сняли бельгийский флаг и подняли французский. Марина в Дюнкерке большая, хорошая. Для гостей выделен причал, к которому они должны швартоваться и ждать, когда хаба-мастер выделит им место. Мы тоже пришвартовались к этому причалу, лагом к большой яхте, и я пошел искать Капитанерию. Нашел, но хаба-мастера не было – он работает только до 18 часов. Так что мы остались ночевать у этого гостевого причала. Подключились к электричеству, залили воды. Вечером погуляли по Дюнкерку. Уже стемнело, кругом зажгли фонари. Центр города красиво расцвечен. Мы видели большое красивое здание, на берегу канала, изумительно подсвеченное желтыми, голубыми, красными и белыми огнями.


14 июля 2008, понедельник

В 10-50 ушли из Дюнкерка. Ветер был встречный, 5-6 м/сек. Нам хотелось дойти до Кале, до которого оставалось всего-навсего 20 миль. Но ветер постепенно стал усиливаться и разгонять волну. Первый час идти было достаточно комфортно, но потом началось забрызгивание, а затем волна еще увеличилась и скорость стала падать – вместо 5 узлов мы стали давать лишь 3. Я добавил газу, чтобы не терять хода, но все равно больше 3,5 узлов идти не удавалось. В 13-00 появился странный звук в двигателе. Включаешь нейтраль – звук прекращается. Включаешь передачу – звук снова появляется. Первая мысль у меня была: ну вот, допрыгались, двигатель сдох. Мы в этот момент были недалеко от западного порта Дюнкерка. Яхтенной гавани там нет, это порт для больших кораблей. Но я решил, что, видимо, придется заходить туда. Но это, к счастью, не потребовалось. Я уменьшил обороты двигателя и долил масла в сальник гребного вала. Стук прекратился, и мы пошли дальше. Вечером, осматривая двигатель, я обнаружил, что резиновые упоры под левыми лапами двигателя – разрушены. Возможно, это произошло как раз тогда, когда мы услышали этот странный звук. Видимо, встречная волна и повышенные обороты привели к тому, что крепления не выдержали.

До Кале оставалось еще миль 12. Волна была около метра, ветер: 8-10 м/сек. Моя милая сидела мрачнее тучи, ей все происходящее не нравилось. Она чувствовала (и справедливо), что волна будет еще усиливаться. И волна действительно усилилась, к тому же отлив начал тормозить нас. И с двигателем – непонятно что. В общем, ситуация была неуютная. И я решил зайти в Gravelines. Заходить мне туда не хотелось, потому что туда вел канал, пересыхающий во время отлива, но идти дальше, в Кале, хотелось еще меньше. ReedsАльманах говорил, что заходить в Gravelines можно в пределах 2 часов до и после высокой воды. Мы чуть-чуть опаздывали, но лодка у меня маленькая, осадка – 1,3 метра, поэтому я все-таки пошел в канал, хоть и боялся застрять на осушке. Идти в канале, зная, что из него быстро уходит вода – это довольно-таки щекочущее нервы занятие. Я волновался, поэтому добавил газу и мы шли 5,6 узла. Гавань находится в конце канала, за шлюзом. Мы зашли в гавань и за нами закрыли ворота. Гавань эта забавная: она почти полностью пересыхает во время отлива. Мы встали у края понтона и нам хватило глубины, чтобы не сесть килем на грунт. А другие яхты, стоящие ближе к берегу, полностью погрузились в мягкий ил, которым тут выслано дно. Никакой опасности это не представляет, но довольно таки странно было видеть яхты, зарывшиеся по ватерлинию в грунт. Мы пообедали, потом я поехал на велосипеде осматривать город. Приехал на берег моря и увидел, что ветер и волна стали заметно меньше. Вечером вообще ветер всегда стихает, на пару часов, а потом начинает дуть с прежней силой. И я подумал: а почему бы нам не воспользоваться этим затишьем и не дойти до Кале? Вернулся на лодку, предложил этот вариант моей милой. Она тут же согласилась, потому что стоять в этой дыре ей тоже не хотелось.

И мы вышли, в 21-20. Вначале все шло хорошо, за исключением того, что прилив тормозил нас. Но через час солнце село, а ветер стал постепенно усиливаться. Ветер возрос до 10 м/сек и разогнал волну. Стало неуютно. Темно, страшно, волны бросают лодку из стороны в сторону, ветер завывает в снастях… Я сидел и думал: нафиг мне вообще это надо? Сидел бы дома, в тепле и безопасности. Шли мы, шли… Слева ярко светился огнями берег. Помню, как я удивился, когда кусок берега с огнями вдруг отделился от остальной массы и пошел в том же направлении, что и мы. Это оказался большой корабль, который почему-то шел близко к берегу, на малых глубинах. Наверное, это был какой-то прибрежный паром. В час ночи мы пришли, наконец, в Кале. На входе в порт пришлось расходиться с двумя большими пароходами, которым тоже вздумалось зайти туда в это время. Зашли в порт, пройдя между двумя молами, с красным и зеленым огнями, и пошли в глубь порта, прижавшись к правой причальной стенке, потому что, по карте, марина была где-то справа. Я думал, что такой большой порт, как Кале будет ярко освещен и идти по нему труда не составит. Но на самом деле огни, хоть их и много, не освещают берега, и понять где что – было трудно. Наконец я увидел впереди качающийся огонек на верхушке мачты какой-то яхты. Подошли поближе и увидели, что там стоят на бочках несколько яхт и катеров. Мы тоже пришвартовались на свободную бочку (N 50-57,81’ E001-51,00’). Марина здесь находится за подъемным мостом, который разводится по расписанию. Пока мы ужинали, мост так и не открылся. Поэтому мы зажгли якорный огонь и легли спать. Стоянка была некомфортная – от входа в порт шла мелкая, но частая волна и лодку все время раскачивало. У моей милой даже началась морская болезнь от этого. Странно: в море, на метровых волнах, её не укачало, а тут, в гавани, укачало, причем сильно.


15 июля 2008, вторник

Проснулись рано, за 3 часа до прилива. Хотелось побыстрее зайти в марину, надоело болтаться на волнах. Но мост долго не открывался. Его открывают каждый час, начиная с 2 часов до высокой воды. Первое открытие моста мы прозевали: пока завтракали, мост открыли и выпустили яхты, скопившиеся в марине. Мы запустили двигатель и попытались войти в марину, но не успели – мост закрылся. Пришлось ждать еще час. Наконец, зашли в гавань, пришвартовались к гостевому причалу. Я сходил к хаба-мастеру, заплатил за два дня стоянки 33,16 евро. Потом мы пошли гулять по Кале. Пока мы ходили, приходили полицейские, чтобы проверить наши паспорта. Когда, часа через 2, мы вернулись, они снова подошли к нам, проверили паспорта и спросили: вы, наверное, спали, когда мы приходили? Удивительно. Нашим пограничникам все равно – спишь ты или нет. Грохоча кованым сапогом, они бы разбудили всех на яхте, а обнаружив, что мы без их разрешения ушли куда-то, подняли бы большую бучу.

Сидим в кокпите, разговариваем и тут подходит женщина и спрашивает нас (почему-то по-английски): «Do you speak Russian?» Я, на автомате, отвечаю: «Yes». Она говорит (по-прежнему по-английски), что она тоже русская. Я отвечают: «Really?» и тут до меня доходит комизм ситуации, и я перехожу на русский. Оказалось, что эта женщина замужем за голландцем, живущем в Англии. Они пришли сюда на лодке и пригласили нас зайти к ним вечером в гости. Мы сходили, посидели, поговорили. Я почему-то думал, что у них будет большая, богатая лодка, а оказалось, что у них обычная небольшая лодка (метров 9), старая, и они простые и понятные люди.


16 и 17 июля 2008

Поехали в Париж. Купили билеты на поезд, туда и обратно (213 евро) и зарезервировали гостиницу на одну ночь (86 евро). Поезд, на котором мы должны были ехать из Кале в Лилль, опаздывал на целых полчаса. Поэтому железнодорожники посадили нас на другой поезд, мы доехали до Лилло, а оттуда, на скоростном экспрессе, за час домчались до Парижа. Купили карту Парижа, нашли наш отель, оставили там вещи и пошли гулять по городу. Обошли пешком весь центр, побывали у собора Парижской Богоматери, затем в Лувре, потом у Эйфелевой башни и Триумфальной арки. Поздно вечером, уставшие, приплелись в отель и рухнули спать. Спалось нам очень хорошо. Все-таки, большая кровать - это большое счастье. На лодке мы спим в форпике, а там довольно-таки тесно. В 12 часов в отеле расчетный час. Мы проснулись, позавтракали, собрали вещи и ушли из отеля. Погуляли еще по Парижу и вечером, в 7 часов, уехали в Кале, домой, на лодку.


18 июля 2008, пятница

Вырезал из дерева упор для лапы двигателя и закрепил его, зажав струбцинами, так, чтобы лапа двигателя упиралась в него и не смещалась вперед. Хочу дойти до Англии и только там планирую заняться ремонтом двигателя. Нужно сделать новые упоры для всех четырех лап, причем такие, чтобы резинка, на которой лежит лапа двигателя, со всех стороны была окружена стальными буртиками. Это не даст ей возможности смещаться и предотвратит разрушение. Ветер весь день был сильный, даже в марине порывы 8-10 м/сек, а в море ветер еще сильнее. На стенде в марине вывешивают прогноз погоды с www.meteoconsult.fr и эти прогнозы, как я убедился, очень точные. На 19 и 20 июля тоже обещают плохие ветра, а вот 21 июля, кажется, будет хорошая погода для пересечения Ла-Манша.


19 июля 2008, суббота

Здесь, рядом с мариной, хороший яхтенный магазин. Купил, наконец-то, надувной тузик. Сбылась мечта. :) Давно хотел купить тузик. Тузик называется USHIP 220 и стоит 459 евро. Когда тестировали тузик, решили проплыть под мостом, закрывающим вход в марину. Подплыли поближе, и я услышал слабый шум воды, как на перекате. Я решил перестраховаться и не входить под мост. Потом сходил, посмотрел – и порадовался, что я такой осторожный. Там, под мостом, стоит барьер, задерживающий воду в марине, и в отлив там образуется перепад воды около полуметра. Вот было бы здорово, если бы мы на надувной лодке рухнули с этого водопада на железяки внизу! Тут бы, возможно, и пришел конец нашему новому тузику. У нас изорвался козырек-доджер. Моя милая занялась его починкой, а я весь день занимался разным мелким ремонтом на лодке. Эта марина какая-то странная. В ней часто бывает сильное волнение, причем даже при слабом ветре. Спать ночью трудно – трясет. Из 7 дней, что мы простояли там, нормально поспать удалось только два или три раза.


20 июля 2008, воскресенье

Весь день был северо-западный ветер, слабый, но для нас – встречный. Всё в полном соответствии с прогнозом. Моя милая закончила зашивать доджер. А я занимался покраской ящика, который сделал для хранения якоря на баке. Якорей у меня два: плуг и данфорт. Вот этот данфорт я и решил хранить на баке. Для этого сделал ящик, еще 2 месяца назад. И только сейчас у меня дошли руки его покрасить. Два месяца назад я покрыл его какой-то странной шпаклевкой, которая упорно не желает сохнуть, до сих пор мягкая. Я покупал её в Осло, просил шпаклевку для дерева. Мне дали эту и сказали, что «вери гуд». Лучше бы я вообще не шпаклевал – один вред получился. Ладно, плюнул на все, и просто покрасил ящик белой краской поверх шпаклевки. По крайней мере, вид стал приличный. Уже несколько дней пытаюсь купить дизтопливо в нашей марине. Мне каждый раз отвечают, что на колонке сломана помпа, но завтра её починят. Мне это надоело, я поехал и купил топливо на заправке.


21 июля 2008, понедельник

Эта ночь была кошмарной – лодку всю ночь трясло и качало. Откуда в этой марине берутся волны – непонятно. Ветер был не очень сильный, с северо-запада. Наверное, это связано как-то с приливами и отливами. А может, просто расположение порта таково, что при северо-западном ветре волна попадает в порт и тут возникает толчея. Как бы там ни было, я почти всю ночь не спал, лишь утром, когда волнение немного утихло, мы смогли поспать. Как люди спят в море, при качке? Пока мне это непонятно. Ждем попутного ветра, чтобы идти в Англию. Пока ветер встречный, северо-западный.


22 июля 2008, вторник

Прогноз обещал на завтра попутный ветер. Первый прилив - в 4 утра, а мост, закрывающий вход в гавань, открывается каждый час в течении 3 часов после прилива, то есть в 7 часов – последнее открытие. Мы хотели уйти с приливом, поэтому нам надо было сегодня поставить выездные штампы в паспорта. Мы долго искали место, где можно поставить выездной штамп. Никто не знает! Ни в офисе марины, ни в туристическом информационном центре не смогли нам ничего посоветовать. Тогда я взял велосипед и поехал на паромный терминал. Там оказалось, что на входе в паром есть паспортный контроль, но только со стороны англичан. Французские пограничные будки стоят пустыми. Я поговорил с пограничником-англичанином и он посоветовал мне поехать во французскую полицию, которая находится где-то здесь, на терминале, но где точно – он не знает. Я стал искать «полис стейшен», попал в какое-то багажное отделение, где одна женщина проводила меня к каким-то французам, которые проверили мою визу и поставили наконец-то заветный штамп. А моей милой штамп ставить отказались, сказали, чтобы она пришла сама. Я вернулся в парк, отдал моей милой её паспорт и сказал, куда ехать. Вскоре она мне позвонила и сообщила, что у неё забрали паспорт, а штамп ставить не хотят. Тут у меня что-то случилось с телефоном и больше я не смог ни позвонить, ни отправить смс. Сидел и думал: что же с ней произошло? Может, её приняли за какую-то террористку? Наконец, через час, моя милая вернулась. Штамп ей все-таки поставили. Что от неё хотели, и почему это оказалось таким трудным – нам так и осталось непонятным. А еще эти балбесы-англичане, к которым она обратилась вначале, зачем-то шлепнули ей в паспорт въездной штамп, хотя она говорила им, что идет в Англию на яхте.


23 июля 2008, среда

Рано утром мы встали, прошли мост и встали на бочку, возле входа в гавань. Я решил подождать до обеда, потому что прогноз обещал с утра плохую видимость (0,5 мили), да и ветер почти не было. В половине первого дня мы поставили грот (чтобы не заниматься этим в море), снялись с бочки и пошли в море. Выйдя из гавани, заглушили двигатель и, под гротом и стакселем, пошли вдоль берега, чтобы дойти до точки поворота, а оттуда – по прямой до Дувра. Я выбрал такой путь потому, что хотел отойти от паромов, курсирующих по прямой линии Кале-Дувр. И этот расчет оправдался – мы шли в стороне от паромов, ни мы им, ни они нам не мешали. Зачем другие яхты лезут прямо на паромный путь – мне осталось непонятным. Да, так немного короче, но лишних две мили – это ерунда. Большие суда, идущие по проливу, тоже не доставили нам много хлопот. Всего нам встретилось примерно десяток судов. Техника расхождения, которую я применил, была такая: когда корабль появлялся в пределах видимости, я в бинокль смотрел - каким бортом он к нам обращен. Из этого становилось понятно, проходит он у нас за кормой или перед носом. Если за кормой – значит, можно идти, как идем. Если же он намеревался пройти у нас перед носом, мы, чтобы не рисковать, поворачивали в его сторону и шли на его корму, а когда он уже проходил мимо, ложились на прежний курс.

В 8 часов вечера пришли в Дувр. Вначале пришвартовались лагом к краю понтона, но пришел хаба-мастер и дал нам другое место. За стоянку заплатили 17,6 фунтов. Вообще, правила такие: нужно было вызвать хаба-мастера на 80 канале, сообщить данные лодки и спросить, какое место можно занять. Но мы этого не знали. Нам надо было поставить штампы в паспорта о прибытии в Англию. Это, естественно, оказалось проблемой. В офисе марины всячески старались мне помочь. Звонили по телефону в иммиграционную службу, где им сказали, что таких штампов у них нет. Поэтом они сняли копии с наших паспортов и отослали куда-то. В общем, через два часа всей этой суматохи приехали, наконец-то, откуда-то двое офицеров иммиграционной службы и проштамповали нам паспорта. Перед этим расспросили нас, заполнили иммиграционную карточку. Спросили, есть ли у нас билеты на самолет, спросили про деньги. Я сказал, что билетов пока нет, в Англии собираемся пробыть месяц, денег у меня 1000 фунтов, лежат на банковской карточке. Их все удовлетворило. Меня позабавило, что меня все здесь называют «Russian gentleman».


24 июля 2008, четверг

Пошел искать мастера, чтобы он занялся моим двигателем. Мне надо сделать новые упоры для лап, причем такие, чтобы они выдерживали даже переворот лодки на 360 градусов. Здесь есть одна контора, занимается ремонтом лодок, но там мне сказали, что их инженер в отпуске до понедельника. Посоветовали пойти в Рамсгит, до него 15 миль. Я подумал, посоветовался с моей милой и мы решили остаться тут до понедельника. Торопиться нам уже некуда, мы уже в Англии. Теперь нам надо отремонтировать двигатель, затем дойти до Лондона, а потом найти хорошее место, где можно оставить лодку на зимнюю стоянку, и вернуться в Россию. Английские визы у нас кончаются в конце сентября, до этого времени планируем быть в Англии. Походим тут, если удастся. Но в основном я собираюсь заниматься подготовкой лодки к будущим походам.


27 июля 2008, пятница

Стоим в Longeoog


28 июля 2008, суббота

Стоим в Longeoog


Ну вот, мы в Англии

Итоги. Пройдено 1 238 миль за 76 дней. Из этих 76 дней в пути мы были 47 дней, остальное время отдыхали или ждали хорошей погоды.

Собственно время движения составило 354 часа. Из них под мотором: 197 часов, то есть примерно половина. Против ветра мы всегда шли только под мотором, лавировкой не занимались. Ветра, начиная с Киля, дули преимущественно западные, то есть встречные. В день мы проходили в среднем 27 миль, средняя скорость движения составила 3,4 узла.

За все это время у нас ни разу не проверили документы на лодку. И только два раза проверили паспорта (первый раз - во Франции, в Кале, второй раз – в Дувре, по прибытию в Англию). Все это время мы несли российский флаг, хотя лодка зарегистрирована в Делаваре (США). Никаких проблем это не вызвало. За это время было потрачено денег (в российских рублях): продукты – 34 000, стоянки в маринах - 28 000, топливо – 12 000, морские карты – 26 000. Это основные статьи расходов, остальное по мелочи. Путешествие закончено. И путешествие начинается!


Сообщение отправлено.